Глава 67.1 — Искусство мести Демонессы / Demoness’s Art of Vengeance — Читать онлайн на ранобэ.рф

Глава 67.1. Испорченная репутация Кэ Синьвэня

Зеркало Тысячи Отражений Цзюнь Сяомо действительно записало каждое действие Кэ Синьвэня. Эти ученики с ужасом наблюдали, как обычно великодушный боевой брат Кэ проявляет такую ​​жестокую и порочную сторону - это действительно заставило их задрожать от страха.

Разве Яо Мо не был Мастером Массивов на первом уровне Мастерства Ци? Как он мог его обидеть, чтобы боевой брат Кэ захотел убить Яо Мо? Он даже обрушил на него свою сильнейшую атаку Ветряного Шквала и обратил всё вокруг в пыль!

Если бы Яо Мо был в комнате, когда Кэ Синьвэнь атаковал, то он наверняка превратился бы в мясной фарш попав под такую мощную атаку.

Как только эти ученики своими глазами стали свидетелями того, как Кэ Синьвэнь пытался атаковать Яо Мо, они больше не могли в чём-либо обвинять Яо Мо. Поэтому, они хранили полное молчание.

Эти ученики также задумались о другом ученике, упомянутом Кэ Синвэнем, Лу Жуне. Лу Жун был их товарищем-учеником, и, видя, как обстоят дела, вполне вероятно, что Кэ Синьвэнь его убил и избавился от тела, чтобы никто не смог найти ни единого его следа.

Когда они подумали об этих вещах, у учеников, которые всегда были дружны с Кэ Синьвэнем, внезапно начали бегать по коже мурашки. Даже Фань Хай, который непреклонно встал на защиту друга, потерял дар речи.

- Эм... уважаемые гости, могу я спросить, как вы собираетесь поступить с человеком в этой комнате? - осторожно спросил хозяин. Мужчина уже понял, что эти люди знали сумасшедшего из комнаты, поэтому он стал более осторожным и перестал называть Кэ Синьвэня сумасшедшим, так как не хотел обидеть совершенствующихся. В итоге, мужчина постарался вежливо напомнить Цинь Линъюю и остальным, что им нужно что-то сделать со сложившейся ситуацией.  

Цзюнь Сяомо продолжала неторопливо обмахиваться веером и ответила:

- Сэр, не волнуйтесь. Эти стоящие рядом братья и этот человек в комнате - боевые братья и сестры, поэтому они определённо не проигнорируют его и не оставят здесь.

Хозяин гостиницы улыбнулся и ответил:

- Ха… ха-ха. Это хорошо, это хорошо. Тогда мне, господину Яну, придётся поблагодарить всех присутствующих за их помощь.

Все лица были абсолютно подавленными после того, как Цзюнь Сяомо заговорила. Они мало что могли сделать, чтобы спасти свою репутацию, так как поступки Кэ Синьвэня запятнали доброе имя Секты Рассвета. Кто мог знать, как эти зеваки теперь будут говорить об учениках секты Рассвета? Возможно, они скажут, что ученики Секты Рассвета были порочными людьми, которые убивают своих собственных братьев; или, возможно, они скажут, что совершенствующийся из Секты Рассвета на двенадцатом уровне Мастерства Ци проиграл Мастеру Массива, который был только на первом уровне Мастерства Ци. В любом случае, из нынешней ситуации ничего хорошего не могло быть.

Цинь Линъюй также был свидетелем того, как Кэ Синьвэнь подвергался мучениям из-за хорошо связанной цепочки атак со всех этих построенных массивов, и он задумчиво оценил Яо Мо: 

"Этот человек совсем не простой".

По крайней мере, до этого он определённо недооценивал своего противника. Кто бы мог подумать, что даже с низким уровнем Яо Мо был невероятно талантлив и хорошо осведомлён в области построения массивов? Обычные мастера массивов не смогли бы организовать эту цепочку атак за такой короткий промежуток времени и с ограниченным пространством, которое было у Яо Мо.

Когда Цинь Линъюй подумал о том, что между Е Сювэнем и Яо Мо слишком хорошие отношения, у него сразу появилось плохое предчувствие по поводу всего этого. Возможно, планы, которые он и его Мастер тщательно разработали, придётся изменить, чтобы справиться с этой новой переменной. В противном случае с этим грозным Мастером Массивов на стороне Е Сювэня, было бы действительно трудно достичь их первоначальных целей.

В этот момент Цзюнь Сяомо спрятала Зеркало Тысячи Отражений в своем Пространственном Кольце. Когда оно растворилось в воздухе, глаза Цинь Линъюя сузились, источая жадное, алчное намерение.

"Если этот человек обладает такими сокровищами, то истинная личность Яо Мо может оказаться не такой простой, как я думал!"

В этот момент в голове Цинь Линъюя быстро мелькнуло несколько возможностей, но он решил отложить всё это на время и принять "выжидательный" подход.

"В любом случае, до Таинственных Лесов ещё около двух-трёх месяцев пути, и я могу тщательно спланировать свои следующие шаги за это долгое время".

Этот последний массив, созданный Цзюнь Сяомо, Массив Кошмаров, был создан с таким количеством духовных камней, чтобы просуществовать только до полудня. Как только минет полдень, массив потеряет свой эффект.

Кэ Синьвэнь был полностью захвачен этой иллюзией - его боевой брат Лу Жун, которого он убил, снова и снова появлялся перед ним, и Лу Жун не умирал, как бы сильно юноша ни ранил его. Лицо Кэ Синьвэня теперь было усыпано чёрными полосами засохшей крови с ужасающим, мрачным выражением лица, и он снова и снова стремился забрать жизнь Лу Жуна. В этот момент, парень был захвачен иллюзией, и он не мог видеть то, что находилось за пределом массива. Поэтому он думал, что возле него находится только Лу Жун, и он продолжал кричать на него, пытаясь собрать оставшуюся энергию и уверенность в себе.

Но, наконец, наступил полдень, и массив начал терять свою эффективность. В этот момент Кэ Синьвэнь наконец увидел, как фигура Лу Жуна начала размываться и исчезать, становясь все менее и менее материальной.

"Может ли быть, что Лу Жун наконец отказался от мести?" - Кэ Синьвэнь, наконец, почувствовал себя более непринужденно, а затем маниакально рассмеялся:

- Лу Жун, о Лу Жун, кажется, ты мог только одеться и напугать меня. Посмотри на себя - ты не можешь справиться со мной даже в облике призрака! Хахахахаха… 

Вскоре после этого Кэ Синьвэнь заметил, что его окружение тоже начало размываться. Его сердце тревожно сжалось, так как он был обеспокоен тем, что это мог быть какой-то трюк Лу Жуна. Подсознательно Кэ Синьвэнь снова сжал двуручный меч в своих руках.

В этот момент луч яркого света проник за границы строения и попал в глаза юноши, заставив его тут же закрыть глаза. Затем, в следующий момент, когда парень, наконец, снова открыл глаза, он понял, что на улице уже день.

Под воздействием массива Кэ Синьвэнь думал, что его окружает тьма ночи, и он не знал, сколько времени прошло, пока он сражался с духом Лу Жуна.

Собравшиеся вокруг смогли увидеть, как Кэ Синьвэнь медленно успокаивается, он перестал размахивать руками и рубить этим двуручным мечом, и они с тревогой начали переглядываться друг с другом.

Шоу закончилось - этот сумасшедший выздоровел сам, а его боевым братьям и сёстрам даже не пришлось ничего делать.

Конечно, Кэ Синьвэнь не сходил с ума. Только под воздействием массива он на время потерял всякую рациональность, когда увидел перед своими глазами изображение Лу Жуна. Вдобавок, поскольку рядом никого не было, он, естественно, не чувствовал необходимости сдерживать свое поведение и сохранять достойный вид.

Но теперь, когда эффекты массива исчезли, Кэ Синьвэнь наконец увидел толпу людей, окружавшую и наблюдающую за ним. Помимо Яо Мо, который неторопливо обмахивался веером, ближайшие к нему люди были его братьями и сёстрами из Секты.

Эти боевые братья и сёстры всегда хорошо ладили с ним. Но прямо сейчас все смотрели на него странным взглядом - очевидно, они стали свидетелями всего происходящего и слышали каждое слово, которое он кричал Лу Жуну.

С другой стороны, Цинь Линъюй и Е Сювэнь знали, что Кэ Синьвэнь был двуличным человеком, поэтому у них были самые спокойные выражения среди всех присутствующих учеников.

Когда юноша всё понял, его лицо стало болезненно-зеленым и бледным. Он никогда не мог подумать, что репутация, которую он старательно создавал себе все эти годы, будет разрушена в мгновение ока!

Но более ужасным было то, что если Цинь Линъюй сообщит о том, что он убил своего товарища-ученика, его обязательно вызовут к старейшинам секты, чтобы он ответил за свои преступления. Если это случится, его жизнь закончится

- М... боевой брат Кэ, теперь ты узнаёшь нас? - Фань Хай заметил, что остальные молчали, поэтому ему ничего не оставалось, кроме как сделать первый шаг.

По правде говоря, сейчас он боялся Кэ Синьвэня. И это было не только из-за того, что его друг в прошлом убил товарища-ученика, но и из-за нынешней внешности Кэ Синьвэня.

Кэ Синьвэнь не отдыхал всю ночь, и его глаза были налиты кровью. Более того, он всю ночь боролся с иллюзией Лу Жуна, и его тело все еще было окутано густым убийственным намерением. Таким образом, нынешнее выражение лица Кэ Синьвэня выглядело безумным и мрачным, как у безумного воина в конце долгой и тяжелой битвы.

Кэ Синьвэнь не сразу ответил Фань Хаю. В этот момент у него было мрачное выражение лица, когда он окинул взглядом всю массу зрителей, прежде чем, наконец, остановил свой взгляд на Яо Мо.

По его глазам было видно, что сильная ярость и ненависть к Яо Мо вспыхнули в его сердце.

В этот момент Цинь Линъюй сделал несколько шагов вперёд и заслонил взгляд Кэ Синьвэня, Цзюнь Сяомо теперь тоже не могла видеть своего врага.

Поскольку эффекты массива исчезли, Цинь Линъюй смог легко войти в комнату Цзюнь Сяомо.

Комментарии