Глава 55 — Младший сын мечника / The Youngest Son of a Swordsman — Читать онлайн на ранобэ.рф
Логотип ранобэ.рф

Глава 55. Внешний мир (часть 1)

Джину приснился сон.

Черное, как смоль чудовище с щупальцами прилипло к его лицу и не отпускало, несмотря ни на что.

Ммм! Мммммм!

Он не мог дышать. Он мог только издавать тихие стоны, когда задыхался.

Когда он лихорадочно открыл глаза, Джин наконец понял источник своего кошмара.

Мяу~

Мяу, мяу~ Мяууууу!

На лице Джина спала маленькая черная кошка. Действительно, это был Муракан. Он лежал на лице Джина уже более тридцати минут.

— Отстань от меня, гад.

Джин медленно встал и вытянул руки. Солнечные лучи проникали в окно и освещали его комнату. Он чувствовал рядом с собой душистый аромат чая: это был запах черного чая, который Гилли часто заваривала для него.

«Мне приснился кошмар из-за Муракана… Но теперь, когда я проснулся, я чувствую себя полностью отдохнувшим. Я потерял сознание сразу после дуэли с Вишукелем?»

Все его тело было легким, как перышко. Рана на груди и ссадины по всему телу полностью исчезли. Медик, вероятно, исцелил Джина, пока он был без сознания.

— Вы проснулись, молодой господин.

Гилли почувствовала его пробуждение и подошла к постели с чашкой чая и холодной водой.

— Как долго я отсутствовал, Гилли?

— Два дня.

— Что? Два дня?

Джин был удивлен, но быстро кивнул в знак подтверждения. Мало того, что он слишком сильно истек кровью, но во время последнего обмена он на короткое мгновение достиг нового царства, что израсходовало всю его умственную и физическую энергию. Учитывая эти обстоятельства, он проснулся довольно рано.

— Банкет, должно быть, уже закончился. Кажется, я не смог всех отослать и попрощаться.

— Нет нужды так сильно волноваться. В течение последних двух дней ваша дуэль с лордом Вишукелом была горячей темой банкета, о которой все сплетничали. Я думаю, все поняли вашу ситуацию. Более того, вы проявили к ним более чем достаточно вежливости, пока присутствовали.

Гилли была права. Хотя между 8-м и 5-м был огромный разрыв, дуэль была единственным, о чем говорили гости до конца банкета.

Это было из-за «Клинка разума», который Джин показал в самом конце. Хотя это нельзя было назвать совершенным Клинком Разума, тот факт, что во время битвы Джина с 8-звездочным рыцарем почти произошел переворот битвы, был более чем экстраординарным.

Вишукель был не единственным, кто заметил подвиг Джина. На самом деле, многие другие поняли это. Однако рассматриваемый 8-звездочный рыцарь, похоже, был настолько потрясен, что никогда не возвращался на арену до конца банкета.

«Ежедневные тренировки, которые я проводил со старшей сестрой Луной, наконец-то окупаются. Поначалу я ничего не мог понять… Подумать только, что это вот так пригодится»

Джин вспомнил, как Луна постоянно повторяла «используй зрение разума, чтобы наблюдать», как какое-то религиозное пение, и усмехнулся про себя.

Впервые он понял, какое ощущение производит Клинок Разума во время его тренировки с Чистыми Камнями. После этого он снова попытался воссоздать это чувство, но безуспешно, что расстроило Джина.

«Похоже, пока это ощущение будет проявляться только в опасных ситуациях или в бессознательные моменты»

Жаль, но Джин ничего не мог с этим поделать. Уже впечатляло то, что ему каким-то образом удалось сымитировать Клинок Разума, пусть и неаккуратно. На самом деле, Клинок Разума был царством, доступным только истинным мастерам, начиная с 8-звездочного уровня.

Джин снова потянулся и встал с кровати.

«В любом случае, это был очень плодотворный банкет. Я так много приобрел. Я выяснил положение Берадина в клане Ципфель, завязал хорошую… дружбу? Связь? Что-то подобное с преемником Скрытого Дворца. По крайней мере, она вела себя несколько дружелюбно после нашей дуэли»

Более того, Джин получил шанс избить Бувара Гастона, а также узнал, что у тогл близкие отношения с Вишукелем. Это был лучший результат банкета.

«Весьма вероятно, что клан Ивлиано или Вишукель стоят за преступлениями трансформации. Также возможно, что Вишукель является частью какой-то организации, не входящей в его клан, и Бувар Гастон связан с ними»

Джин думал о многих возможностях, но не мог делать поспешных выводов. Ему пришлось расследовать их и самому разгадать правду.

Более того, он планировал заставить их взять на себя ответственность. Ответственность за покушение на него пять лет назад несут радикальные последователи Ципфеля. Джин собирался допросить их и заставить признать свою причастность к маскировке убийц.

После того, как мысли Джина подошли к концу, Гилли указала на определенную вазу у кровати. Там были чисто-белые цветы, напоминающие Дыхание младенца (вид цветов), но с мягкой формой, похожей на снежинку, слабо светящиеся.

— Наследник Скрытого Дворца оставил эти цветы для вас. Она ждала, пока ты проснешься, до сегодняшнего утра, но затем ушла, так как должна была вернуться.

— Хм? Леди Сирис оставила это?

— Да. Может быть, вы занимаете особое место в ее сердце?~

— Нет. Снежные цветы Скрытого дворца на языке цветов означают «незавершенную битву». Похоже, она снова хочет сразиться со мной в очередной дуэли. Она довольно настойчивая и цепкая женщина.

Гилли просто пожала плечами в ответ на слова Джина.

— Что бы это ни значило, вы все еще впервые получаете цветы от дамы. Поздравляю, молодой господин.

— Куахаха! Твои первые цветы — это письмо-вызов. Весело! Это забавно, не правда ли, Клубничный пирог?

Муракан громко расхохотался и взглянул на Гилли.

Он был осторожен с ней из-за инцидента, когда он пробрался в банкетный зал без ее разрешения. Действительно, второй день подряд Гилли вела себя так, будто Муракана не существовало.

Поняв сложившуюся ситуацию, Джин лишь слегка покачал головой. Унылый Муракан снова превратился в кота, его уши поникли.

— Кстати говоря, патриарх приказал вам найти его, как только проснетесь, молодой господин. Как вы уже упоминали ранее… Я думаю, пришло время для вас, чтобы доказать свою квалификацию.

Испытание, чтобы доказать его квалификацию для становления знаменосцем. Хотя он и ожидал этого, Джин почувствовал некоторое противоречие теперь, когда поступило указание его отца.

Джин не мог даже мечтать об этом дне в своей прошлой жизни, но теперь он был прямо перед ним, в пределах его досягаемости.

— Я понимаю. Похоже, мы покинем клан на какое-то время. Где отец?

— У мавзолея.

— Хорошо. Я ухожу.

Когда братья и сестры Джина получили такое же приглашение от своего отца, все они надели опрятную церемониальную одежду и расчесали волосы перед тем, как пойти к нему.

Тем не менее, Джин лениво привел в порядок свои растрепанные волосы и надел качественную кожаную дорожную одежду. Он также носил Брадаманте на талии, прежде чем выйти в коридор.

Мавзолей.

Двор Сада Мечей, где было насажено бесчисленное количество мечей, ничем не отличался от кладбища клана. Однако, членов клана, добившихся выдающихся достижений, разрешалось хоронить в мавзолее как героев клана.

Внутри мавзолея, на самом нижнем подземном этаже, не было ни единого пятна света. Темнота пахла металлом, и раздался низкий голос.

— Ты здесь.

Джин едва мог разглядеть силуэт Сайрона сзади. Он почтительно опустил голову.

— Давно мой ребенок не отвечал на мои зовы в такой удобной одежде. Я полагаю, ты понял, что какое-то время будешь проводить время вне клана, верно?

— Да, я планирую немедленно уйти.

Сайрону очень нравилась эта сторона его младшего сына. Мальчик не испугался его и просто четко заявил о своих намерениях.

Другие его дети даже представить себе не могли, что будут вести себя так перед отцом. Они с трудом пытались скрыть свой страх и тревогу, просто находясь в его присутствии… Собственно, это не касалось всех других его детей. Луна тоже была другой. Она быстро вырвалась из рук Сайрона и зажила своей собственной жизнью.

Джин знал о характере своего отца, поэтому он специально пришел в непринужденной одежде.

«С момента моей регрессии я считаю, что моего отца легче всего читать»

Это была необъяснимая мысль. В своей прошлой жизни Джин не только боялся Сайрона, но и почти не общался со своим отцом в течение 28 лет жизни.

Дуэт отца и сына некоторое время не разговаривал. Тем не менее, это не было неловким молчанием.

— Ты впервые в мавзолее?

Сайрон первым нарушил молчание.

— Да, отец.

— Если сад — могильник, дозволенный только тем, кто приносит честь клану, то и мавзолей дозволен только тем, кто защищает род.

Вот оно. Так просто

Клан Ранкандел столкнулся с бесчисленными опасностями за свою тысячелетнюю историю. Опасности варьировались от всевозможных мелких личных споров до больших угроз, поставивших клан на грань уничтожения. Действительно, всевозможные конфликты и сражения угрожали клану во все времена.

И каждый раз, когда случались такие крупные инциденты, люди, защищавшие род до последнего вздоха, удостаивались чести быть похороненными в родовом мавзолее.

— Ты знал? Здесь не похоронен первый патриарх клана, Темар Ранкандел.

Как только имя Темара сорвалось с губ Сайрона, у Джина появилось предчувствие, что его отец поднимет тему Солдерета.

Он был уверен в своей интуиции.

— Да. Я также знаю, что во всем саду нет ни одной могилы или надгробия, посвященного первому патриарху.

Единственным наследием, которое осталось, был любимый меч Темара – «Барисада», который теперь считался семейной реликвией. Кроме оружия, не было ни одного памятника или церемонии, посвященной ему.

— Темная сила, которой ты обладаешь. Эта сила является причиной того, что мы не можем почтить первого патриарха. Покажи мне свою духовную энергию.

Джин спокойно протянул руку и создал на ладони шар духовной энергии.

После смерти первого патриарха, Ранканделы заключили унизительный договор с Ципфелями.

Пакт, запрещающий мечникам использовать магию.

Более того, им запрещалось поклоняться предкам, применявшим магию.

Это была истинная причина низведения клана Ранкандел, — уникального «клана магических мечников», до простого клана рыцарей.

Это была неизбежная судьба, так как Солдерета больше не было рядом, чтобы защищать Ранканделов от богов Ципфелей.

В результате договора боги клана магов объединили свои силы и наложили проклятие на родословную Ранкандел.

Таким образом, каждый Ранкандел после Темара рождался с телом, которое не могло контролировать ману.

— Когда ты победил близнецов Тона духовной силой в Штормовом Замке, я не стал расспрашивать тебя о деталях того, как ты получил эту силу. Ты помнишь?

— Да. Я также помню, что солгал о том, как я буду использовать духовную силу для защиты клана.

— Ха-ха, верно. Тебе повезло, что ты был еще молод. Если бы ты сказал такую ​​ложь сейчас передо мной, я бы не позволил ей так легко проскользнуть.

Хотя Сайрон смеялся, Джин знал, что его отец говорит серьезно. Таким образом, он не смеялся с ним.

— … Солдерет. Ты слышал его голос?

— Да, я слышал его. Он назвал меня своим контрактником.

Излишне говорить, что Джин еще не слышал голоса Солдерета с момента его регрессии. Но больше не было нужды скрывать от Сайрона, кем он был.

— Как несправедливо по отношению к твоим братьям и сестрам.

Мало того, что Джин родился с большим потенциалом, чем Луна, он также был выбран богом, который давно покинул клан. На самом деле, возможно, Джин смог заключить контракт с Солдеретом благодаря своему экстраординарному потенциалу.

— Сможешь ли вы победить своих братьев и сестер и завоевать клан, используя эту силу?

Джин уже придумал ответ на этот вопрос.

— Если я исследую мир и не найду ничего более достойного завоевания, чем клан, я так и сделаю.

Джин также предсказал, что этот ответ очень удовлетворит его отца. Само собой разумеется, что Сайрон широко улыбался, показывая свои красивые и ровные зубы.

— Другие покинули Сад Мечей, чтобы быть признанными кланом… но ты покинешь Сад, чтобы найти причину, чтобы признать сам клан, не так ли? Я не уверен, похвально это, или все же чистая наглость. Кухаха.

Сайрон наклонился к Джину, правая рука которого все еще была вытянута вперед с шаром духовной энергии.

— Я дам тебе пять лет. За это время, независимо от того, признаешь ли ты клан или отвергнешь его, найди ответ и вернись. Буду ждать с нетерпением.

Не нужно было затягивать разговор.

Шлинг!

Джин обнажил Брадаманте из ножен и поднял меч.

— Спасибо за все до сих пор. Я увижу тебя снова через пять лет, отец.

Джин вышел из мавзолея и вернулся в свою комнату. Гилли уже закончила приготовления к отъезду и ждала его.

Единственным багажом, который у них был, была маленькая корзинка, в которой лежал Муракан, немного сухого корма и блокнот Джина с транскрипцией секретных фолиантов.

У Гилли были металлические гвозди, пронзающие ее запястья и лодыжки. Когда взгляд Джина достиг этих аномалий, Гилли поправила свою одежду и спрятала странности.

Гвозди были медицинскими инструментами, которыми запечатывали ауру Гилли. Она не сможет использовать энергию, пока не будет доказана квалификация Джина как знаменосца.

— Я слышала об этом от старших нянек, но мне довольно странно внезапно терять свои способности. Ха-ха…

Гилли неловко рассмеялась, от чего Джин почувствовал удушающую пульсацию в груди.

Это была традиция клана. Ранканделы запечатывали силы нянек, чтобы временные знаменосцы не могли получить их помощь в получении репутации и чести.

Если они когда-нибудь снимут печать без разрешения клана, няня будет безжалостно покалечена.

— Я буду защищать тебя отныне, няня. Не только на следующие пять лет, но и на всю оставшуюся жизнь. Мне жаль.

— Пожалуйста, не говорите таких вещей. Я просто довольна и тронута тем, что вы уже стали временным знаменосцем, молодой мастер. Мои силы будут восстановлены, как только испытание закончится, так что, пожалуйста, не волнуйтесь.

Итак, они вышли из комнаты и покинули Сад Мечей.

Комментарии

Правила