Том 3. Глава 270 — Янтарный меч / The Amber Sword — Читать онлайн на ранобэ.рф

Том 3. Глава 270. Aрxиепископ Bуд

«Кровь Солнца» – пассивный навык. Каждый раз получая ранения, он выдает золотое пламя, наносящее урон врагам поблизости, и с каждым ростом уровня урон этот прирастает на 5%. На пятнадцатом уровне Священного Рыцаря у меня уже 75%».

Несмотря на магическую природу наносимого этим пламенем урона то, что защититься от него можно было и различными видами Стойкости, но и того, что было, все равно хватало, чтобы разобраться с очень многими противниками.

«Да уж, когда ты Священный рыцарь – превращаешься прямо-таки в танк: прешь куда хочешь, а ранят – еще и косишь врага если не замертво, то с серьезным уроном!

Корона Шипов – активный атакующий навык, либо задействованный постоянно, либо активируемый по запросу. В фоновом режиме потребляет меньше Маны и придает устойчивость к воздействию ядов и прочим специфичным уронам, а в активном – позволяет накапливать урон без разрушительного воздействия, эдакая отсрочка. Активная фаза длится недолго, после чего на некоторое время остаешься без защиты… зато пока действует, разящая способность вырастает не меньше чем вдвое. Этот скилл – основа взрывной силы Священного рыцаря. Мне он, конечно не совсем по душе – не люблю калечиться – но в целом впечатляет».

Отчасти обретению такого богатства способствовало то, что церемонию посвящения провел сам архиепископ.

Кстати, о нем: сколько Брэндель исподтишка ни вглядывался в морщинистое лицо – не разглядел ни малейшего намека на эмоции. Зато Вуд, почувствовав на себе испытующий взгляд, наконец нарушил молчание:

– Можешь встать.

Тряска к тому моменту прекратилась, а наполнившая зал энергия, то самое божественное присутствие, исчезла без следа, оставив после себя лишь звенящую пустоту.

Все вернулось к будничной простоте, а только что случившееся казалось сном.

– Святой Собор не намерен долго терпеть это движение на севере. Я занимаю пост архиепископа уже много лет и скоро могу его покинуть. Не знаю, кто придет на мое место, – продолжил Вуд как ни в чем не бывало.

Словно церемонии и не было вовсе, а волновало его только происходящее сейчас на севере.

А вот эти новости заставили Брэнделя всерьез заволноваться: если невозмутимый в любых обстоятельствах, даже на нынешнем перепутье в Ауине, Вуд вдруг забеспокоился – получается, он еще не встречался с преемником?

Оставалось лишь молча буравить его взглядом, пытаясь хоть что-то прочитать на этом лице.

– Я слышал, ты поддерживаешь принцессу?

Брэндель молча кивнул.

– Сейчас ей не хватает влияния, особенно для нынешних времен. Она пытается править нацией в смуту, и если не сумеет договориться с герцогом Арреком – не удержит власть. Без него не получить поддержки Виейро и Ранднера, – тут уже архиепископ уставился на него в упор, – но скажи, как считаешь сам: это и в самом деле поможет спасти королевство?

Прибывший сюда именно для того, чтобы предотвратить здешние события Брэндель тут же отрицательно покачал головой. Стоит заключить союз с Арреком – и принцесса вынуждена будет начать выстраивать все новые и новые, с другими дворянами. Как не устоит дом, опираясь на прогнившие насквозь колонны – так и не жди надежной поддержки от этих скользких типоа. В результате все рухнет, так что какие бы ни сулила выгоды в краткосрочной перспективе сделка с Арреком – через некоторое время все они обернутся проблемами без решения.

Брэндель не был пророком или стратегом: он просто помнил события игры и собрался воспользоваться опытом.

– Так ты меня понял? – задумчиво спросил Вуд.

И тут все его намеки в голове у Брэнделя наконец-то сложились в готовый паззл. Так вот он о чем! Святой Собор не позволит смуте в Ауине затянуться. Не сумей принцесса быстро укрепить свою власть, в игру может вступить Собор, а возьми тот дело в свои руки – кто знает, как поступит его преемник?

Брэндель поднял на него беспомощный взгляд.

– Мой старый друг Тулман – коренной ауинец, и он не хочет молча наблюдать за тем, как его родину рвут на части. Меня лично это не касается, но если он сделал ставку на вас, молодой человек, я не возражаю задержаться в Ампер Сеале и посмотреть, как вы справитесь. Только вот во времени я ограничен: у моего влияния в столичном Соборе есть предел, так что какое-то время я выгадаю, но выйдет недолго, – и тут Вуд перешел к сути и основному поводу их сегодняшней встречи, – так вот, раз времени мало, а человек ты разумный… Наверняка понимаешь, что надо делать?

Брэндель с усилием втянул в ноздри мигом похолодевший воздух. Вот оно, недостающее звено… То, чего он не мог узнать в игре – связь между происходящим сейчас и последствиями в будущем. Оказывается, дело в дружбе Тулмана с архиепископом Ампер Сеале! Тот, пускай не в ближайшем будущем, но все же… привлечет Собор на сторону друга – а чего еще желать? Новость шокировала и радовала не меньше, чем приобретение недавно унаследованной колоды «Рай для Невзгод».

– Понимаю, – согласно склонил голову он.

– Прекрасно. Тогда помни: репутация Собора святого Пламени неприкосновенна. Посмей кто на нее посягнуть – на голову обрушится такая месть, что не выстоит никто. Соверши такую ошибку ауинец – во всем королевстве начнется хаос.

Брэндель прекрасно это понимал: не зря же он поначалу избегал малейших ассоциация с архиепископом. Если бы не Тулман, их встреча даже не состоялась бы. Похоже, еще тогда, в Петле Пассатов, старик просчитал его намерения и цели, но интересно, что же он тогда о нем подумал? И почему пошел столь витиеватым путем? Ведь стоило ему объявить о своей поддержке – одного имени лидера Серебряного Альянса хватило бы, чтобы привлечь на их с принцессой сторону большую часть дворянства. Но тот решил по-другому. Непохоже, что дело в нежелании остальных членов альянса вмешиваться в дела мирские, ведь иначе не было бы предстоящей войны за Скрижали.

В зале для медитаций Брэндель провел всего полчаса – дольше, чем ушло бы на обычную церемонию посвящения, но архиепископ задавал все новые и новые вопросы, так что их пребывание здесь затянулось.

Вуд все это предвидел и позаботился о том, чтобы хватило времени и полностью обсудить положение дел в Ауине, и проинструктировать по ситуации со зверолюдами, и даже по своему преемнику, который Брэнделя не ни разу не беспокоил, спасибо знанию будущего.

В этом году зверолюды не посмеют действовать, а на следующий архиепископа сместят с должности, о чем тот уже догадывается и тянет время. Казалось бы, на что он, Брэндель, может повлиять в нынешнем своем положении? Да ни на что, и тем более – не на внешнюю политику, а решения Собора его и не касаются вовсе…

Только проведя эти полчаса на «допросе» архиепископа Брэндель осознал, насколько был наивен. Увы, время поджимало, и ему пришлось с сожалением объявить о своем уходе. По правде говоря, он не возражал бы задержаться, но понимал, что это навлечет подозрения.

К тому же, на посвящении он по сути лишь убил время в ожидании момента, когда можно будет приступить к выполнению плана по спасению королевства. С той же целью после Собора он собирался отправиться на главный аукцион Ампер Сеале, чтобы попытаться продать картину из крепости Риэдон. За нее можно выручить несколько миллионов, а в большом городе явно найдутся большие ценители живописи, чем он сам.

Выскажи он эти мысли вслух – прослыл бы самым неотесанным дворянином во всем Ауине: в эти времена считалось зазорным не быть или хотя бы не казаться ценителем прекрасного. Правда, в глубине души он себя не причислял ни к тем, ни к другим – так какой смысл что-то из себя строить? В конце концов, личина дворянина нужна лишь для достижения цели.

Правда, по ходу дела стало понятно, что с аукционом возникнет проблема: участвовать в нем могли только дворяне и важные купцы, а в нынешнем его статусе путь туда закрыт. Правда, владелец аукциона – тоже не благородных кровей, до неприличия богатый член торговой гильдии, известный под именем барона Даннера, но…

«Организовать встречу с ним – та еще морока, а товары на аукцион пусть и стекаются рекой, но по проверенным каналам, и выйти на один из них будет ой как непросто».

Лучше всего была знакома с тем, как ведут такие дела в дворянских кругах, была Амандина. Но стоило ему добраться до выхода, чтобы обсудить с ней варианты – впереди раздалось разгневанное:

– Сир, извольте вести себя прилично! Мы в Соборе Святого Пламени!

Брэндель застыл на месте: плохо дело, похоже у Скарлетт с Амандиной неприятности.

Впрочем, возмущенный женский голос не принадлежит ни одной из них… Кто же это, и где его спутницы?

Комментарии