Глава 318.1 — Сказания о Пастухе Богов / Tales of Herding Gods — Читать онлайн на ранобэ.рф

Глава 318.1. Фальшивое имя

Цинь Му встал, как только взошло солнце. Он вернул Беззаботный Меч обратно в ножны, попутно пнув жирного цилиня, чтобы разбудить, а также окликнул двух белых летучих мышей.

Медленно поднимаясь, дракономордый с полным сил взглядом спросил:

– Владыка, что у нас сегодня на завтрак?

Юноша обыскал мешок таоте, в котором осталось не так уж много духовных пилюль Алого Огня, но он всё равно отдал их все зверю. Летучие мыши расправили свои крылья, приземлившись с крыши на землю. Три монаха-демона также открыли глаза, тут же достав чистую воду и печенье из рюкзаков, вот только их печенье было приготовлено из измельчённых насекомых. Монахи Монастыря Малого Громового Удара принадлежали к расе демонов, поэтому им было не обязательно придерживаться вегетарианского образа жизни, у них не было столько строгих правил, как у монахов Монастыря Великого Громового Удара. Трое были птицами странных зверей, поэтому они любили есть насекомых, а для удобства переноски трамбовали последних в печеньеподобные кругляшки.

Дин Цзюэ расколол свою печеньку на пополам, чтобы поделиться с Цинь Му. Тот попробовал хрустящую “пряность”, которая, как оказалась, имела недурной аромат и была сносна на вкус.

Толпа зверей пришла в движение, за ней тут же последовали люди, правда при этом держа ухо востро. Только Цинь Му был немного рассеян, ведь он сейчас находился так близко к западным границам Великих Руин, а значит мог увидеть, куда исчезала тьма, ибо там она и возникала, брала своё начало. Если ему удастся найти конкретное место, тогда может ему также удастся обнаружить источник бедствий Великих Руин?

Звери покинули временное пристанище. Цинь Му обернулся, но не заметил ни женщину с красным цветочком, ни мужчину с белой тканью, обёрнутой вокруг его головы, только двух тянущих карету оленей, покрытых пятнами сливы.

Вокруг рогов оленя была обёрнута белая ткань, а рога оленихи закрывала чёрная ткань, в то время как с шеи свисали золотые и серебряные украшения, наподобие цепей или кулонов. Также на её голове красовался маленький красный цветок, а два передних копыта обрамляли более дюжины золотых, серебряных и нефритовых браслетов.

– Так они демоны, – моргнул Цинь Му.

Вчера ему не удалось распознать в супружеской паре странных зверей, ведь вокруг них не витало демонической ауры. Тогда как он должен был понять, особенно с учётом беглого взгляда, что они были двумя оленями, которые совершенствовались до такой степени, что смогли изменить свою звериную форму на человеческую?

«Такой вид техники совершенствования довольно необычен, однозначно праведная. Интересно они гости из Западных Земель?» – подумал про себя Цинь Му.

Наблюдая за ними, он заметил, что сто практиков божественных искусств молча следовали за каретой, как вдруг из неё высунулась маленькая головка с двумя косичками и оглянулась назад, а уже в следующий миг две прекрасные руки затянули её внутрь и закрыли окно кареты…

Цинь Му отвернулся. Сидя на спине цилиня, его Беззаботный Меч был готов в любое время покинуть ножны, в то время как летающие мечи в мешке таоте медленно шевелились. Две белые летучие мыши тихо взлетели и пересекли толпу. Что же до трёх монахов-демонов, их одеяния трепетали от движения, когда из когти касались земли.

Паньгун Цо огляделся с мерцающим взглядом. В толпе вокруг них не было аномально сильных странных зверей, однако, среди всех зверей существовали некоторые правила, поэтому если они сейчас атакуют, тем самым заставив всех вокруг взволноваться, то, скорее всего, их тут же атакуют в ответ… Но со временем толпа начала расходиться…

В этот момент два оленя, тянувшие карету, рванули изо всех сил. Позади них сотня практиков божественных искусств поступила также.

– Най Куй, прекрати бежать! (Най Куй, на языке Хмон, означает Принцесса-Мать)

Жизненная Ци хлынула из кареты, и многочисленные травы с деревьями начали отчаянно расти, становясь несравнимо длинными и толстыми. Лес, занимавший гектар, словно ожил. Древние деревья мгновенно оторвались от земли, превратившись в ходячих великанов. Когда они приподнялись и приземлились корнями на землю, земля задрожала. Затем стволы превратились в несравнимо толстые кулаки, которые сдули всех преследователей.

Деревья в Великих Руинах были по-настоящему гигантскими. Большинство из них достигало как минимум десятков метров в высоту, но были и такие, что могли сравниться с самыми высокими горами.

Подкрепляемые чудесным божественным искусством женщины из кареты, деревья стали воистину огромными и обрели безграничную силу. Лесные лозы стали сродни демонам, обвивая практиков божественных искусств, как змеи, и душа их до смерти!

Наблюдая за представившемся зрелищем, веки Цинь Му не прекращали дёргаться. Такой вид божественного искусства редко встречался, чем-то напоминая технику создания Земного Эона, однако, будучи гораздо более властным!

Земля дрожала, горы тряслись, а деревья-великаны даже не думали прекращать сеять хаос. Тем не менее, практики из другого племени обладали хорошей реакцией, исполняя свои собственные божественные искусства. Вопли донеслись из оживших деревьев и лоз, и белый свет, чем-то похожий на духов, заструился из растительного мира. Деревья рухнули, а зелёные лозы засохли.

Один из практиков божественных искусств взмахнул рукой, заставив задрожать гору, а бесчисленные камни покатиться по её склону во всех направлениях. Гора превратилась в великана, который взмахнул огромным кулаком, чтобы разбить карету!

Олениха перед каретой подняла копыта, после чего золотые и серебряные браслеты слетели с них, связав кулак горного великана. Но тот и не думал сдаваться, тут же обрушив второй кулак. Болезненно захрипев, олениха затоптала копытами, заставив неисчислимую зелень самозабвенно расти. Напоминая мечи, травы вонзались в щели ожившей горы, в ней же пускали корни и прорастали. Итог один – распад на тысячи частей. Между тем два оленя вновь ускорились.

– Что за божественное искусство? – не прекращал поражаться Цинь Му.

Сражающиеся, казалось, заимствовали силу неба и земли, чтобы укрепить силу природы, превращая в божественные искусства. В Империи Вечного Мира и странах вокруг все действовали по-другому.

– Эти божественные искусства из Дворца Истинных Небес Западных Земель, – тихим, приглушённым голосом заговорил цилинь. – Однажды я отправился с Патриархом к Западным Землям, священной землёй там являлся Дворец Истинных Небес. Их божественные искусства отличаются от Средиземских. Они верят, что у всего есть дух и душа, даже у трав, деревьев и камней. Для этих людей всё вокруг имеет свой собственный дух и божественное сокровище. Поэтому их путь – это путь каждого и всего, имеющего дух и душу. Патриарх сказал, что они не так уж и плохи.

– Все вещи имеют дух и душу?! – в восхищении воскликнул юноша.

Божественные искусства Западных Земель пошли другим путём и действительно достойны того, чтобы их изучали. Раз уж молодо выглядящий Патриарх высказал в их адрес похвалу, хоть и достаточно сдержанную, значит Дворец Истинных Небес действительно достоин называться священной землёй.

Использование божественных искусств для создания горного великана – удивительно. Гора, только что ожившая и ставшая великаном для битвы, была просто потрясающей. Такой подход содержал в себе невообразимые достижения в отношении силы разрушения, в итоге расширяя горизонты и видение Цинь Му.

«Сила разрушения слишком велика! – восхищался Владыка Культа Цинь. – Теперь я даже сомневаюсь, что в Западных Землях до сих пор существуют целые дома… Или может даже гор?.. Если бы я мог научиться этому, было бы неплохо снести горы и сделать дороги!»

Комментарии