Глава 846 — Сказания о Пастухе Богов / Tales of Herding Gods — Читать онлайн на ранобэ.рф

Глава 846

Глава 846. Tанец Дpакoнов и Змей на Южной Границе

– Лин’эр!

Вне cебя от радости Цинь Mу снял лисичку со своей головы. Hо ещё до того, как он успел на неё взглянуть, она выскользнула из его рук и снова забралась обратно, закрывая его лицо хвостом.

– Xватит дурачиться, Лин’эр, я знаю, что это ты!

Цинь Му снова её снял, но в этот раз лисичка начала вести себя более смиренно. Oбвив его руку хвостом, она удобно уложилась на его груди и свернулась в клубок, время от времени моргая своими сверкающими чёрными глазами, смотря на юношу.

Моргая, маленькая лиса выглядела крайне очаровательно.

– Молодой мастер! – поздоровалась она.

Цинь Му кивнул. Ху Лин’эр повторила его имя, и Цинь Му кивнул снова. Убедившись, что это он, маленькая лисичка закрыла глаза и притворилась спящей, в то же время тайком протянув лапу, чтобы пощекотать щеку юноши.

Стоящая рядом с ними Янь’эр тоже крайне обрадовалась при виде лисички, и тут же выхватила её из рук Цинь Му. Ху Лин’эр поспешно вырвалась на свободу и вернулась обратно.

Янь’эр снова утащила лису, и как только та попыталась сбежать, девушка засунула ей в рот духовную пилюлю. Лиса тут же перестала двигаться и смиренно распласталась в объятиях Янь’эр.

Канцлер Ба Шань проговорил:

– Ху Лин’эр сейчас возглавляет Фракцию Демонов Академии Pеки Ли. За этой дверью место с наименее приятной атмосферой и есть её фракцией. Тем не менее, так как у Ху Лин’эр широкий круг друзей, она сумела пригласить людей вроде Бессмертной Лисы, Белого Бессмертного, Старшего Тигра, Гроссмейстера и Небесного Короля Минду, чтобы те пришли дать лекцию. Теперь Фракция Демонов процветает в сравнении с остальными. С тех пор она начала настаивать, чтобы все называли её Старшей Сестрой.

– Лин’эр всегда была такой. Даже зелёный бык и жирдяй согласились стать её младшими братьями.

Цинь Му не знал, что ему и думать. Посмотрев на маленькую лису, лежащую в объятиях Янь’эр, он попытался посчитать её хвосты. Тем не менее, даже спустя некоторое время, ему так и не удалось определить их точное количество.

– По правде говоря, Небесный Король Минду Тянь Шу тоже согласился стать её братом. Кроме того, он стал братом и цилиню, тем не менее, его отношения с лисой намного лучше, ведь она тоже любит выпить, – удивлялся парень. – Я совсем не ожидал, что она сумеет уговорить дать здесь лекцию даже гроссмейстера.

Канцлер Ба Шань хлопнул себя по ноге:

– Я всё это время не мог понять, почему Небесный Король Минду так часто приходит в мою академию. Я думал, что он просто мной восхищается, но на самом деле, его интересует лишь моё вино. Канцлер Ху даже сумела пригласить в Академию Реки Ли Син Аня, но тот дал лишь несколько лекций. Впрочем, я не думаю, что остальные академии слишком охотно принимают таких опасных людей к себе. Лишь моя Академия Реки Ли обладает достаточно свободной философией, чтобы впускать к себе таких неправедных практиков.

Цинь Му молчал, думая про себя: «Академия Реки Ли старшего брата Ба Шаня и вправду более свободна, чем остальные.»

Путешествуя к Академии Реки Ли, он смог ещё издалека заметить, что небо над ней было окутано хаотическим явлением. В нём виднелись духи практиков боевых искусств вроде Яростного Тигра, Спускающегося с Горы, Белого Слона, Пересекающего Море или Вороньего Орла, Охотящегося на Добычу. Кроме того, он заметил видения ужасающих дьявольских рыб, призванных экспертами дьявольского пути, демонические облака, созданные представителями расы демонов, энергию мечей мастеров меча, и даже зачарованные тучи, созданные мастерами заклятий.

Ба Шань говорил, что Фракцию Демонов окутывала зловонная атмосфера, но на самом деле этой атмосферой была окутана вся Академия Реки Ли.

Тем не менее, именно благодаря этому бесчисленные божественные искусства могли столкнуться друг с другом, позволяя различным школам обмениваться знаниями.

После того, как Цинь Му прибыл к Академии Реки Ли, он понял, что это самая безумная из академий Вечного Мира. Eщё по пути сюда он стал свидетелем больше десятка сражений.

Дирекцию и канцлера это совсем не волновало. На самом деле, они даже подбадривали сражающихся и гордились, когда победитель оказывался их учеником.

Взгляд Ба Шаня дрогнул, он проговорил:

– Младший брат, ты пришёл сюда учиться, но тебе стоит знать, что простое слушание лекций – не самый эффективный способ.

– Действительно? – спросил Цинь Му. – А какой способ лучше?

Ба Шань улыбнулся:

– Бой, ясное дело. Многие фракции моей Академии Реки Ли достигли невероятного уровня. Реформа Вечного Мира родилась не в Имперском Колледже, он для этого слишком праведный, из-за страха перед Императором ему не хватает смелости в создании путей и божественных искусств. Хе-хе, небеса высоко, а император далеко, у него здесь нет власти. Следовательно, в Академии Реки Ли практики божественных и боевых искусств могут свободно развиваться.

Канцлер Ба Шань поднялся и аккуратно снял своё пальто, обнажая широкую грудь и мускулистое тело. Он спокойно продолжил:

– Эффективность любого божественного искусства и навыка можно оценить лишь использовав его в настоящем бою. Если ты пришёл в Академию Реки Ли учиться, то должен хотя бы раз сразиться со здешними фракциями.

Цинь Му встревожено спросил:

– Сразиться со всеми фракциями? Разве это не плохая идея?

Канцлер Ба Шань бросил на него презрительный взгляд:

– Младший брат, ты боишься?

Цинь Му энергично кивнул, вздыхая:

– Янь’эр очень любит кормить всех вокруг, и она почти исчерпала мой запас лекарственных трав. По дороге сюда я лишь раз его пополнял, и у меня почти ничего не осталось. Если я раню Канцлера или кого-либо из учителей Академии, то не смогу вас вылечить.

Ба Шань сжал кулаки так сильно, что его кости громко заскрипели. Он снова захихикал:

– За все эти годы младший брат стал намного сильнее. Теперь ты говоришь более уверенно, и даже твоё дыхание утяжелилось.

Пытаясь дышать потише, Цинь Му ответил:

– Я определённо не так хорош, как старший брат. Ты давно пересёк Божественный Мост и стал богом. Я же лишь недавно открыл божественное сокровище Райской Реки. Я даже не знаю сколько ещё времени мне понадобится для того, чтобы достичь райских дворцов. К тому же дедушка мясник должен был научить тебя своему новому навыку ножа, и Небесный Наставник Боевых Искусств тоже должен был поделиться чем-то хорошим. Возможно, брат даже научился чему-то у Сына Бога Багрового Света, так что я не осмелюсь твердить, что я сильнее тебя.

Канцлер поспешно махнул рукой:

– Я не такой усердный, как ты. Ты – Тело Тирана, и более тщателен в своём совершенствовании. Я не смогу победить в бою с тобой. В лучшем случае я лишь побью тебя до полусмерти.

Цинь Му потянулся, внутри его тела раздался рёв дракона. Он рассмеялся:

– Здесь дедушка мясник. Разве он выдержит зрелище того, как я выбиваю тебе зубы?

– Учитель Небесный Нож определённо не позволит мне избить тебя слишком сильно. Старик достанет свой нож и набросится на меня, если увидит, что я отправил тебя в отключку.

Продолжая говорить, они пошли наружу. Цинь Му исполнил технику Трёх Эликсиров Тела Тирана и расслабился. Канцлер Ба Шань достал свой нож и поднял его перед собой, прежде чем открыть рот и закалить божественное лезвие Огненной Бурей.

Моргая, Янь’эр наблюдала, как они выходят за дверь.

Ху Лин’эр поспешно выпрыгнула из её объятий и приземлилась на землю, превратившись в маленькую девочку. Как только она открыла рот, чтобы заговорить, Янь’эр положила туда духовную пилюлю.

– Молодой мастер собирается сражаться? Разве у него есть шансы на победу? – кормя её, спросила Янь’эр. – Этот старик крайне выдающийся, его исконный дух достиг очень высокого уровня.

Ху Лин’эр громко грызла духовную пилюлю:

– Молодой мастер тоже талантлив, Ба Шань не сможет сильно его ранить… А можно сделать эти пилюлю пустыми внутри? Если наполнить их вином, вкус станет даже лучше.

Небесный Преподобный Юй подошёл к ним, и Янь’эр тут же начала кормить его духовными пилюлями. Он приглушённо пробормотал:

– Если добавить вина в пилюли, они действительно будут вкуснее?

Посмотрев на него, Ху Лин’эр улыбнулась:

– Так ты Лань Юйтянь? Я слышала о тебе, когда была в столице. Ты младший брат молодого мастера, так почему твоя фамилия Лань? Что касается пилюль с вином, они определённо будут вкусными. Впрочем, мне приходится есть их в обычном виде и просто запивать вином. Старший брат Саньдо пробовал, и говорил, что это и вправду вкусно. Мне кажется, что если вино будет внутри пилюль, то вкус станет ещё лучше.

У Небесного Преподобного Юя возникло желание самому попробовать такие пилюли.

К тому моменту, как троица вышла из зала, Цинь Му и Канцлер Ба Шань уже начали обмениваться ударами, сражаясь прямо в небе.

Канцлер Ба Шань был автором слияния боевых техник и заклятий. Политическая реформа Вечного Мира тоже отчасти была его заслугой.

За все годы, на протяжении которых божественные искусства Вечного Мира стремительно развивались, боевая сила Ба Шаня увеличивалась с даже более высокими темпами.

Южная граница располагалась в отдалённой части Вечного Мира, но здесь наиболее активно соприкасались различные техники, что позволяло навыкам и божественными искусствам развиваться в удивительном темпе. Более того, уроки Небесного Наставника Боевых Искусств, мясника, Сына Бога Багрового Света и Син Аня позволили Канцлеру совершенствоваться даже сильнее, он сумел достичь совершенно нового уровня как в божественных, так и в боевых искусствах.

Канцлер Ба Шань был учеником мясника, и овладел Девятью Навыками Небесного Ножа. Тем не менее, его учитель поднял свои ножи на небеса, за что поплатился половиной своего тела и был вынужден инсценировать свою смерть, прежде чем спрятаться в Великих Руинах.

Потеряв возможность закончить изучение Девяти Навыков Небесного Ножа, Ба Шань создал свою собственную технику – Семь Навыков Ножа Тирана, которая базировалась на слиянии боевых и божественных искусств, что позволяло компенсировать недостатки в его владении ножом.

Когда мясник вернулся, он счёл эту технику ножа неправедной.

Тем не менее, теперь Ба Шаню удалось найти свой собственный путь и заработать определённое уважение со стороны мясника.

Божественное искусство Канцлера крылось внутри его техники ножа, отчего она наполнялась невероятной силой и мощной аурой. Он ловко переходил от ближних атак к дальним, из-за каждой из которых Цинь Му отлетал на сто метров, прежде чем ему удавалось поймать равновесие.

Канцлер Ба Шань сильно давил на Цинь Му, его техника ножа постоянно менялась. Его лезвие окутывали то божественные лучи, то небесный гром. Каждый удар извергал океан света, а ударная волна вызывала магнетический взрыв.

Цинь Му вступил в невероятно сложный бой, и был вынужден отступать после каждой атаки противника.

В Академии Реки Ли Ню Саньдо и зелёный бык отвлеклись от избиения цилиней и уставились в небо, хваля:

– Какие сильные навыки ножа! Удивительные божественные искусства! Канцлер Ба Шань просто поражает. Он сумел мастерски сбалансировать соединение боевых и божественных искусств. Если бы он достиг подобного в божественных искусствах боевого пути, то определённо помог бы школе боевых искусств подняться на новую высоту!

Зелёный бык положил свои копыта на пояс, гордо проговорив:

– Мой старый учитель избил твоего мастера, а мой учитель избил тебя до слёз. Посмотрим, как в будущем ты будешь отбиваться от меня!

Старый фермер и мясник подошли поближе, наблюдая за битвой в небе. Первый проговорил:

– Твой ученик очень талантлив, но он проиграет эту битву.

Вскоре к ним подошёл Юй Чжаоцин, одетый в сверкающие яркие одежды. Посмотрев в небо, он проговорил:

– Небесный Наставник Боевых Искусств, почему ты так говоришь? Слитие боевых и божественных искусств Ба Шаня не имеет себе равных во всём Вечном Мире. Если бы мы сравнивали грубую силу сегодняшних богов, то он вне конкуренции. Я видел, как он сражался со Старшим Тигром, и тот не смог его одолеть.

Мясник начал объяснять:

– Ему определённо было непросто достичь такого уровня за счёт слития боевых техник. Тем не менее, даже сложнее ступить на путь навыками ножа, божественными и боевыми искусствами одновременно. Даже будучи создателем слития боевых техник, его понимание слабее, чем у шестой принцессы Семьи Лин. Как только Му’эр исполнит свои божественные искусства, Ба Шань проиграет.

Старый Фермер подчеркнул:

– Он слишком самоуверен. Найти человека, ступившего на путь хоть одним атрибутом, уже невероятно сложно, не говоря уже о трёх атрибутах. Ступить на путь боевыми искусствами – это огромное достижение. Тем не мене, Сыну Циня удалось это сделать.

Пока он говорил, неподалёку раздался грохот. Сундук с шестью ногами поднимался к ним, таская на себе красивого юношу.

Следом за сундуком бежал парень с ногами оленя, одетый в фиолетовый костюм.

– Син Ань, – холодно фыркнув, мясник со звонким звуком достал свой нож.

Сундук резко остановился перед ними.

Юноша, стоящий на нём, наблюдал за битвой, и оглянулся лишь услышав звук ножа. Он спокойно проговорил:

– Небесный Нож, ты мне не ровня.

Мясник рассмеялся в голос:

– Интересно, кто же это однажды заставил тебя убегать в ужасе? Судя по слухам, ты отправился к южному морю и умолял у Сына Бога Багрового Света воссоздать твоё тело с помощью божественных искусств создания. Тебе больше не приходится воровать чужие части тел? Твоё тело отросло обратно? Я не буду пользоваться твоим положением, но если ты хочешь реванша, то можешь найти меня, когда тебе будет удобно!

Син Ань покачал головой:

– Ты меня не интересуешь. Я пришёл встретиться с Владыкой Культа Цинем… Какое хорошее тело…

Изумлённым взглядом, он продолжил наблюдать за Цинь Му, до сих пор сражающегося с Ба Шанем.

Затем к ним подошёл Сын Бога Багрового Света, улыбаясь:

– Небесный Нож, не пойми это неправильно. Син Ань здесь лишь из-за того, что он столкнулся со сложной проблемой, и хочет, чтобы Владыка Культа помог ему её решить. Его владение божественными искусствами создания не уступает моему, и он приходил ко мне, чтобы посоветоваться насчёт воссоздания его физического тела. Несмотря на то, что я частично помог ему решить проблему, он чувствует, что в его новом теле всё ещё остались недостатки, поэтому после того, как я сказал ему, что Владыка Культа – истинный эксперт техник создания, он решил прийти к нему.

Син Ань равнодушно добавил:

– На пути создания, Владыка Культа Цинь не имеет себе равных. Закончив с ним, я продолжу работать с Сыном Бога Багрового Света.

Комментарии