Глава 446 — Сказания о Пастухе Богов / Tales of Herding Gods — Читать онлайн на ранобэ.рф

Глава 446. Девицы на сундуке

Женщина носила чёрные топ и юбку, а её голову украшали серебряные аксессуары. Также на запястьях можно было заметить более десятка серебряных браслетов с колокольчиками. Если коротко – пёстрый, но впечатляющий внешний вид.

Вскоре к женщине подошёл человек, чтобы взять из её рук портрет и повесить его на доске объявлений, между тем она, посмотрев на всех сверху вниз, сказала:

– Этот беглец из Великих Руин чрезвычайно важен, он прибудет из пылающей пустыни в ближайшие несколько дней, так что вы все, ребята, должны быть начеку. Если увидите его, постарайтесь не поднимать шума, чтобы не спугнуть.

Сюн Ци’эр побежала посмотреть, но Цинь Му успел схватить её за крошечную руку, чтобы она не потерялась. Перед доской объявлений была большая толпа, но девочке всё же удалось протиснуться вперёд, пока он шагал следом.

Подняв голову, он увидел на портрете себя, а чуть ниже надпись: “Беглец Цинь Му из Великих Руин”.

Девочка была одновременно удивлена и восхищена:

– Толстячок, ты тоже стоишь со старшим братом! Только меня не хватает… эх.

Мгновение назад окрестности были полны шума, но в этот момент можно было услышать даже упавшую на землю булавку. Все уставились на Цинь Му, но тот, казалось, ничего не замечал, с улыбкой глядя на доску объявлений:

– Эту работу нарисовал лично Паньгун Цо. У Син Аня тоже был мой портрет, нарисованный им, поэтому я могу узнать его штрихи.

Вжух!

Окружение мгновенно опустело, толпа пыталась убраться от него как можно дальше, но он не обращал на это внимания, продолжая всё так же невинно улыбаться:

– У Гроссмейстера воистину широкий круг друзей, он знает стольких людей. Жаль только, что он тогда убежал слишком быстро, лишая меня возможности убить его.

– Беглец Великих Руин, умри! – сердитый крик донёсся из-за спины, сопровождаемый свистом корней человекоподобного дерева, пытающегося ими растоптать его. Дерево было несравнимо тяжёлым, а сила огромной. Так как деревьев было много и цены на них были низкими, практики божественных искусств Западных Земель обычно выбирали их в качестве основного средства передвижения или оружия в бою.

Однако дерево, которое выбрала ученица Дворца Истинных Небес, было другой породы. Его ветви, ствол и листья были малиновыми, как кровь, и, если судить по его внешнему виду, оно прошло через множество битв.

Цинь Му протянул руку, и из дерева вылетел шар зелёного света, заставляя его замереть на месте. Он буквально вырвал душу этого дерева…

Сюн Сиюй передала ему технику Природы Десяти Тысяч Душ, но из-за того, что мужчинам она давалась намного сложнее, чем женщинам, ему пришлось приложить много усилий, чтобы довести её до ума.

Женщина была поражена, но уже в следующий миг серебряные аксессуары на её голове взлетели, превращаясь в серебряного феникса, а серебренные браслеты в острейшие иглы, бросившись к юноше. Феникс к телу, а иглы к голове!..

Вокруг тела Цинь Му заклокотало яростное пламя, и, прежде чем серебряные феникс с иглами смогли достигнуть его, они превратились в лужицы расплавленного металла.

Осознав, что дело плохо, ученица Дворца Истинных Небес немедленно попыталась скрыться. Её одежда запорхала, помогая ей взлететь в небо без использования каких-либо заклятия полёта.

– Техника Природы Десяти Тысяч Душ действительно хороша, даже с помощью одежды можно летать, – с восхищением воскликнул Цинь Му. – Кажется, я недооценил эту технику.

Женщина болезненно застонала и упала с неба.

– Большие неприятности! – толпа в окрестностях носилась кто куда, но при этом перекрикиваясь. – Низший мужчина собирается убить женщину-мастера!

К моменту, когда Цинь Му огляделся, улица уже полностью опустела. Двери и окна всех домов были плотно закрыты, в окрестностях не было видно буквально ни души. Рядом с ним стояли только цилинь и Сюн Ци’эр, в то время как ученица, распластавшись, валялась на земле. Казалось, падение потрясло её.

– Ты знаешь, как добраться до Дворца Истинных Небес? – с дружелюбным выражением лица, спросил Цинь Му.

Ученица дворца внезапно кувыркнулась вперёд, в то время как шпильки, всё это время спрятанные в её волосах, выстрелила ему в глаза, словно мечи. Она быстро подбежала к ближайшему дому и, подняв руку, сорвала висящую на именной доске статуэтку бога.

Бум!

Дом внезапно встал и превратился в великана. Две маленькие комнаты стали его кулаками и направились в сторону врага!

Между тем шпильки застыли на месте, так и не поразив глаза Цинь Му, в которых к этому моменту уже закружились построения. Шпильки потекли капельками серебра, после чего Цинь Му поднял голову, раскрывая в глазах сияющие звёздные огни. Через окно дома-великана он увидел семью, дрожащую от страха и не решающуюся даже двинуться.

– Я знал, что эти статуи бесполезны, – сказал юноша, и из его глаз выстрелили два луча света, проносясь мимо ученицы, затем он равнодушно добавил. – Как практик божественного искусства, ты не заботишься об обычных людях. Я презираю тебя.

Два луча становились всё короче и короче, возвращаясь обратно в его глаза. Построения, ещё миг назад кружившиеся в безумной огненной пляске, исчезли, а звёзды постепенно тускнели. Великан с грохотом упал, превратившись обратно в круглый дом.

Цинь Му повернулся, собираясь уйти, женщина же замерла прямо на крыше, не способная хоть как-то пошевелиться.

Когда он подхватил Сюн Ци’эр, запрыгнув с ней на спину цилиня, снизу донёсся звук открывающейся двери. Ученица Дворца Истинных Небес ужаснулась, что отчётливо отобразилось на её белом, как простыня, лице, и она прошептала:

– Не открывай дверь…

Скрип.

Дверь медленно открылась, и женщина перешла на крик:

– Не открывай две!..

Её жизненная Ци больше не могла удерживать её тело вместе, раскрывая взору кровавые полосы, например, на шее и талии. Затем с её талии соскользнули две половинки тела, приземляясь на прохожую улицу, а после с крыши упали и две ноги.

– Владыка действительно доброжелателен, – за пределами маленького города, цилинь не мог не воскликнуть в восхищении. – Та женщина была настолько безжалостна, но Влады… – не успев договорить, зверь услышал позади крики женщины и тут же обернулся. Увидев, как отваливается её нижняя часть тела, его бросило в дрожь.

– Я не доброжелателен, – печально вздохнул Цинь Му. – Для практиков божественных искусств возложение рук на обычных людей – табу. Мы все люди, так как мы можем безрассудно лишать жизни других только потому, что мы сильнее? Когда я был в Империи Вечного Мира и Великих Руинах, в битвах между практиками божественных искусств редко участвовали невинные. Даже когда я сражался с Паньгун Цо, мы тоже боролись за городом. Когда бабушка Сы сражалась с Лордом города Пограничный Дракон, она делала это в небе над городом, а не безумствовала посреди оживлённых улиц, где ходили совершенно обычный люди.

Цилинь закрыл пасть, больше не проронив ни слова. Первоначально он планировал восхвалить Цинь Му за благосклонность, за то, что он не забрал жизнь той ученицы. Откуда ему было знать, что она всё же была убита им?.. Доброжелательность, о которой он упоминал, была направлена только на обычных людей.

Цинь Му обучали девять деревенских стариков с ограниченными физическими возможностями со времён раннего детства. Несмотря на свой титул Владыки Небесного Дьявольского Культа, он мог чётко различать правильное и неправильное… по крайней мере в той или иной степени. Основываясь только на этом, он превзошёл многих праведников большинства самых авторитетных сект.

– Ци’эр должна знать как добраться до Дворца Истинных Небес, верно? – спросил юноша.

Девочка покачала головой:

– Моя мать хотела спасти меня, поэтому мы шли через разные пустынные места, я не помню обратного пути.

Цинь Му на мгновение нерешительно пробормотал про себя, прежде чем сказать:

– Толстяк, пойдём по главной дороге. Мы можем спросить дорогу, как только доберёмся до большого города. Люди там определённо должны знать, как добраться до Дворца Истинных Небес.

Цилинь прошагал по главной дороге более десятка километров. Постепенно людей, путешествующих по суше, становилось всё больше. Дорога была очень широкая и ровная, превосходя в этом плане таковую в Вечном Мире, а река рядом с ней была настолько прозрачной, что было видно дно, отчего отчетливо виднелись плавающие рыбы, черепахи и змеи, причём все достаточно больших габаритов. Также можно было увидеть практиков божественных и боевых искусств, бегущие над водой, но среди них женщины встречались гораздо чаще, чем мужчины.

Скорее всего все эти люди совершенствовали технику, в которой у всего неживого были души и духи. Некоторые женщины и мужчины время от времени останавливались на поверхности реки и, казалось бы, взывали к ней, немедленно поднимая высокие волны, которые ускоряли их вперёд.

Сухопутная же дорога тоже пользовалась популярностью, правда перемещались на ней по-другому, например, при помощи деревьев или виноградных лоз, правда последние продвигались с меньшей скоростью, чем первые.

Имели место быть также практики божественных искусств верхом на всех видах летающих зверей в небе. Их разноцветные крылья отражали свет, делая их очень привлекательными.

– Похоже мы находимся недалеко от города, – вздохнул юноша, увидев увеличивающееся количество людей.

Внезапно послышались грохочущие звуки, и Цинь Му немедленно бросилось в глаза странное зрелище в виде появившихся из-за перевела дев, на своём пути к главной дороге сметающих маленькие возвышенности, камни и прочие преграды ландшафтного характера. Разумеется, так вульгарно и по-мужлански вели себя не сами девицы, а огромный, четырёхметровый в длину сундук, размашисто и быстро шагающий вперёд.

Мгновение после из-за перевала неподалёку появилось ещё несколько девушек, но их несла деревянная лодка, точно также полагающаяся на ноги, чтобы бежать по земле.

Цинь Му был ошарашен. Казалось, словно сундук и лодка превратились в духов, способных бежать, как живой цилинь. Действительно странное зрелище.

«В безграничном мире есть всё и вся, а ведь заклятия и божественные искусства других мест могут быть использованы также и в Вечном Мире. Если использовать там подобные заклятия, разве это не было бы замечательно? – невинно моргая, думал Цинь Му. – Однако, это также принесёт немало проблем. К примеру, те, у кого есть могучая магическая сила, вероятно, будут хвататься, управляя целыми горами».

Увидев цилиня, верхом на котором сидел юноша, девушки испытывали любопытство, как вдруг сундук с более чем дюжиной ног направился к ним. На сундуке располагалось множество очень просторных двориков, а сверху лежали шёлковые, похожие на облака подушки. Семь особ прекрасного пола сидели на них и глазели на цилиня с пареньком.

Девушка, сидевшая ближе всех, должно быть была лидером, а следовательно, именно она использовала свою магическую силу, чтобы контролировать сундук. Она выглядела очень красиво, когда улыбалась, а огромные глаза под кисточками, сплетёнными серебряными подвесками, были похожи на полумесяцы. В её голосе слышался уникальный акцент Западных Земель, когда она начала хихикать:

– Маленький братишка, твоя большая свинья бежит очень быстро. Где ты её взял?

Цинь Му был на мгновение ошеломлён, но затем, улыбаясь, ответил:

– Это дракон-цилинь, смешанная порода между драконом и цилинем.

Сюн Ци’эр выскочила из меха цилиня и показала свою маленькую, с любопытством оглядывающуюся голову. Девушки были сильно удивлены, но найдя малышку по душе, они тут же возжелали её расцеловать и потискать.

Цинь Му ничего не мог поделать, позволив цилиню приблизиться к ним, затем он поднял девочку и поставил её на сундук.

Болтая с девушками, он узнал, что причина, по которой они были удивлены, была в том, что он путешествовал с Сюн Ци’эр, что не удивительно, ведь социальные обычаи Западных Земель отличались от того, с чем он был знаком. После того как мужчина и женщина вступают в брак, если рождается ребёнок, сын направляется в дом мужчины, а дочь остается у женщины.

Этот социальный обычай привёл к достаточно странному положению дел в Западных Землях. Семьи состоят либо из женщин, либо из мужчин, даже многие деревни состоят исключительно из мужчин или женщин. Поэтому, когда девушки увидели Цинь Му с Сюн Ци’эр, первое что им пришло в голову, что она его дочь, однако, глядя на то, насколько он молод, они отбросили этот вариант. А с учётом вышеназванной разницы в обычаях, как они могли не изумиться?

– Сестрички, могу я вас кое о чём спросить? – юноша был озадачен обычаями и осторожно прощупывал почву. – Однажды я встретил девушку, и она пригласила меня к себе домой, но при этом сказав не входить через главную дверь, а пролезть через окно. Что это за этикет такой?

Все девушки начали хихикать, и глаза девушки лидера снова изогнулись в полумесяцы:

– Возможно, маленький братишка не глуп. Когда девушка просит тебя пролезть через окно, это означает, что она хочет обниматься с тобой, точно так же, как трутся друг о друга шеи мандаринских уток.

Цинь Му в замешательстве почесал голову:

– Что ещё за мандаринские утки?

Девушка запрыгнула на голову цилиню.

– Не двигайся, – сразу же после сказанного или приказанного, понять было сложно, она потупилась носом в его грудь и схватила его за руки, чтобы положить их на свою грудь. Затем она приподняла голову, и её длинная шея вошла в его объятия. Она нежно, но в то же время агрессивно потёрлась щекой о его щёку, ритмично переходя к шее…

Цинь Му ощутил целую палитру ярких чувств, интимных чувств… От мягкости кожи, от очаровательности девушки, от нового опыта, да в конце-то концов – неожиданности.

Пребывая в недоумении, всё его лицо было красным, а в носу продолжал стоять девичий аромат.

Девушка усмехнулась и перепрыгнула обратно на сундук, а её подружки, глядя на опьянённый взгляд юноши, громко смеялись от восторга.

– Старшая сестра, твоё сердце тронуто? Может ты прикарманишь его для совместного проживания в браке? – одна даже решила подначить.

Девушка взглянула на Цинь Му, чувствуя, что её сердце и правда было тронуто, и нерешительно сказала:

– Я не знаю, готов ли он…

Другие девушки быстро обработали её, подтолкнув к правильным действиям, поэтому она достала ароматический мешочек и, бросив его Цинь Му, захихикала:

– Маленький братишка, ты можешь залезть ко мне в окно сегодня вечером, я научу тебя, как это делают мандаринские утки.

Девушки Западных Земель явно были гораздо более смелыми и огненными, чем в столице Вечного Мира.

Цинь Му чувствовал, что не может переварить происходящего, окончательно запутавшись, а ведь в самом начале хотел выведать немного информации, поэтому он сразу же сменил тему:

– Вы знаете, как добраться до Дворца Истинных Небес?

Комментарии