Глава 344.2 — Сказания о Пастухе Богов / Tales of Herding Gods — Читать онлайн на ранобэ.рф

Глава 344.2. Перед Тобой

Глаза старейшины сверкнули:

– Так как мы все из одного теста, почему бы Маленькой Нефритовой Столице не протянуть руку помощи? Император Людей Цинь также является Владыкой Небесного Святого Культа. Основываясь на чувствах и здравомыслии, ваша Маленькая Нефритовая Столица должна поддержать нас всеми возможными способами!

Отшельник Цин Ю спустился с куполообразной крыши и покачал головой:

– Старый Император Людей, твои великолепные стремления трудно искоренить, ты всё ещё упрямо поглощаешь древние знания, но не перевариваешь их. Я действительно хочу показать тебе историю, записанную в Маленькой Нефритовой Столице, я действительно хочу показать тебе жестокость этого и сокрушить все твои убеждения, увидеть, как ты ползёшь по полу и беспомощно плачешь, видеть, как ты опустошён и лишён жизни! – старик испустил дрожащий, успокаивающий вздох, затем равнодушно добавил. – Но мне не нужно этого делать. Ведь мне достаточно показать тебе всего лишь несколько каменных статуй, и ты рухнешь.

Он вышел из Зала Исторических Записей и посмотрел на небесную гору неподалёку. Цинь Му и старейшина также покинули зал, бок о бок.

Облака над небесной горой вдали поднимались по спирали, а небесные лучи напоминали собой радужные ленты, окружающие величественные каменные статуи. Статуи излучали разнообразную ауру, а какие небесные руки сотворили их, было загадкой.

Отшельник Цин Ю спустился с небесной горы и направился в сторону верёвочного моста. Подойдя к небесной горе с каменными статуями, уголки глаз Цинь Му внезапно дёрнулись. Он увидел каменную статую дровосека с топором в руке. Изваяние было очень высоким, будто человек был великаном. Хотя дровосек явно был высечен из камня, он казался живым, будучи больше похожим не на скульптуру, а на окаменевшего настоящего человека.

– Это святой, которому поклоняется Небесный Святой Культ, дровосек, который передал свой путь на скале, – отшельник Цин Ю посмотрел на каменную статую Дровосека. – Передав своё наследие, свой путь другому, его воля сломилась, и он пришёл в Маленькую Нефритовую Столицу. Затем он решил превратить себя в каменную статую. Видишь, куда направлен его взгляд?

Сердце Цинь Му содрогнулось, он прохрипел:

– Великие Руины.

– Он смотрит в сторону Великих Руин. Когда-то это была его родина, но прямо на его глазах она стала бесплодной землёй. Он не мог ничего ни сделать, ни изменить.

Слова Цин Ю были словно ножи в сердце Цинь Му, обычные слова человека были как самое ужасающее божественное искусство, которое могло разрушить его волю:

– Все предыдущие Владыки твоего Небесного Святого Культа были выдающимися, но какие из их достижений превосходят достижения Дровосека? И что с того, что он твой святой? Разве он не расстроился до такой степени, что решил стать каменной статуей в Маленькой Нефритовой Столице?

Он подошёл ко второй каменной статуе, на которой был запечатлён учёный. Взгляд мужчины оплакивал состояние вселенной и жалел судьбу человечества, а сам он держал в руке свиток, но несмотря на то, что тот был развёрнут, он не смотрел на него. Учёный тоже смотрел на Великие Руины.

– Это один из бессмертных, основавших Маленькую Нефритовую Столицу. Он был одним из историков, ответственных за Зал Исторических Записей в Эпоху Императора-Основателя.

Отшельник Цин Ю подошёл к третьей каменной статуе:

– Это тоже историк из Зала Исторических Записей. Точнее два, мужчина и женщина.

Пройдя мимо тех статуй, он подошёл к одной очень большой и высокой. Статуя изображала мужчину с необычной харизмой и героической аурой. Руки мужчины касались рукояти воткнутого в землю меча, а его взгляд был направлен вдаль, как и у всех остальных, в сторону Великих Руин.

– Какими бы доблестными или свирепыми они ни были, их великолепные устремления были сокрушены, а родина превратилась в руины, – отшельник Цин поднял голову и с серьёзным выражением лица продолжил. – Мужчина перед вами в древнюю эпоху, когда Эпоха Императора-Основателя подошла к концу, изо всех сил пытался спасти мир. Но даже он, тот, кто боролся за выживание всей человеческой расы на пике её могущества, потерял свой дух, в итоге превратившись здесь в статую. Старый Император Людей, разве в твоём Зале Императора Людей, среди трупов прошлых Императоров Людей, нет пропавших? Так вот, он находится прямо здесь, – выражение лица Цин Ю стало печальным, когда он прошептал. – Прямо перед тобой…

Старейшина деревни был невероятно тронут, он поднял голову, чтобы посмотреть на необыкновенную величественную каменную статую. Основатель Зала Императора Людей, первый Император Людей, тот, кто спас множество больших и малых сект, сохранив их для будущих цивилизаций, человек, которого почитали все секты как императора людской расы, но даже эта легенда в конце концов потеряла свой смысл к существованию. Он превратился в каменную статую в Маленькой Нефритовой Столице!

Грохот, даже рокот послышался из сердца старейшины. Это был звук его рушащейся настойчивости и уверенности. Старик не думал, что этот день когда-нибудь настанет. Все его упрямость, настойчивость и убеждения внезапно рухнули, превратив обратно в беспомощного старика с отсечёнными конечностями. Он хотел бороться, но у него не было рук, чтобы схватиться за что-либо, он хотел встать, но у него не было ног, на которые можно было опереться, он мог только извиваться на земле!

Старик вернулся к своему прошлому состоянию!

Только после того, как Цинь Му пришёл в деревню Цань Лао, он медленно избавился от тех беспомощности и отчаяния. Однако в момент, когда бог в его сердце рухнул, его бросило обратно в то болото страданий!

Глаза старика затуманились, он хотел протянуть руки, чтобы схватить что-то, но не мог ни за что схватиться. Валясь на земле, он хотел встать, но не мог.

Цинь Му обнял седовласого и беспомощного старика.

– Му’эр… – умоляя, сказал старый Император Людей. – Давай вернёмся в деревню Цань Лао, давай вернёмся, давай больше никогда не уходить оттуда… Верни печать Императора Людей мне, верните её мне! Я не могу позволить тебе пойти по моим стопам, я должен унести её с собой в могилу! Ты не справишься с этой ответственностью…

Комментарии