Глава 190.1 — Ранкер, который живёт второй раз / Second Life Ranker — Читать онлайн на ранобэ.рф
Логотип ранобэ.рф

Глава 190.1. Лес демонов (часть 5)

Инкарнация. Это не что иное, чем воплощение или альтер эго.

Альтер эго обречено однажды исчезнуть, а воплощение – нечто совершенно отдельное от тела, у него есть собственная личность. Поэтому апостолов иногда называют воплощениями бога, которому они служат, они несут в себе его силу, их личность иногда может смешиваться с личностью бога. Но это не значит, что их собственная личность полностью утрачивается.

Инкарнация – куда более сложное понятие, чем воплощение и альтер эго. В этом случае бог сам заключает себя в тюрьму физического тела. Это не совсем то же, что Три Норны шестнадцатого этажа, они не могут использовать свою силу за пределами своей священной территории.

Инкарнация может свободно перемещаться, но, поскольку она ограничена физическим телом, ограничения так же касаются её силы, душа бога вполне может пострадать и подвергнуться настоящему разрушению. Поэтому боги предпочитают использовать апостолов. Они никогда не создают инкарнации, потому что, если что-то пойдёт не так, могут умереть. И никто не ставит себя в такое положение, когда он не может в полной мере пользоваться своей силой.

Но Брахам был другим. Он ненавидел своё родство с богами и демонами девяносто восьмого этажа, поэтому спустился на нижние этажи. По той же причине он покинул Элохим, увидев, что их идеология не слишком отличается от идеологии девяносто восьмого этажа.

С точки зрения Элохим, они не могли выступать против настоящего бога, поэтому только наблюдали за ним. А Брахам тем временем продолжал гоняться за наследием и мифами, за какими хотел.

Сферами бога Брахмы были созидание и знание.

Брахама вполне устраивало узнавать новое посредством алхимических экспериментов. Тот факт, что он – инкарнация бога Брахмы, разумеется, тщательно скрывался. Если бы об этом узнало много людей, ничего хорошего не вышло.

Идеалы Брахама тоже были очень просты. Он не принимал и не вмешивался в то, что с ним не связано. Элохим старались скрывать сведения о нём, чтобы не вышло на свет что-то, чего им пришлось бы стыдиться.

Брат Ён У узнал истинную сущность Брахама из-за давнего инцидента. Он обещал никому ничего не говорить и сдержал слово. Поведав об этом только в своём дневнике.

Разумеется, Ён У тоже об этом ничего не говорил.

Тот факт, что Брахам – инкарнация бога, не имел никакого отношения к созданию Философского камня. Как и сам Брахам, Ён У не чувствовал необходимости вмешиваться в ход вещей, которые его не касались. Но его немного раздражало, что Брахам знал о его тайных силах.

* * *

Ён У немного постоял, молча глядя на Брахама и маленькую девочку. У него в голове много чего происходило. Как ему реагировать на это? Он подумал, что лучше притвориться, будто он не понимает, о чём они говорят.

Но…

– Это из-за Драконьих глаз?

Ён У решил выдать часть своих секретов. Поскольку собеседник уверен в себе, Ён У было нелегко прикинуться, что он ничего не знает. А чтобы узнать, что умеет Брахам, он должен завоевать его доверие.

Вообще, Ён У собирался рассказать ему о Философском камне, когда они начнут сотрудничество, его не беспокоило, что информация пойдёт дальше.

"Потому что он так жёстко следует своим же правилам, что даже не помог Чон У, когда тот умирал".

Было бы ложью сказать, что Ён У его не презирал. Брат думал, что они друзья, но он не пришёл даже в самом конце. Конечно, Брахам не помогал и его противникам. Он просто оставался в стороне, снова и снова. Но в этом деле Брахаму можно было доверять.

– Да. Если точнее, потому что глаза этого ребёнка и мои навыки связаны.

Брахам снова погладил девочку по голове. Девочка только крепче вцепилась в его одежду.

Ён У кивнул.

Если бы Королева Лета посмотрела на него Драконьими глазами, он мог бы попасться. Возможно, ему повезло из-за её разбитого Драконьего сердца.

Но если объединить Драконьи глаза девочки и силу Брахама, это могло оказаться эффективнее. Хотя, возможно, вклад Брахама составлял девяносто процентов, тогда как вклад девочки – десять процентов.

Разумеется, Ён У прикинулся, что и этого не знает. Глядя на девочку, отчего та попятилась ещё больше, он спросил:

– Она ребёнок Ананты?

Глаза Брахама сверкнули.

– Ты её знаешь?

– Я только слышал о ней. Королева Лета ненавидела собственный вид, она отказывается иметь потомство, а Небесное Крыло, наследник Калатуса, погиб. Остаётся только Ананта. Это дитя... наверное, только на четверть...

В конце концов, не было ни одного полукровки, с которым могла соединиться Ананта. А когда Ён У посмотрел на девочку с помощью Экстрасенсорного восприятия, та оказалась намного слабее её.

– Разве, бегая от Элохима, ты привёл меня сюда не для того, чтобы заключить сделку по поводу этого ребёнка?

Губы Брахама изогнулись. Может, это и походило на улыбку, полную радости, но одновременно напоминало циничную усмешку. Всегда приятно найти кого-то, кто понимает, о чём ты говоришь.

– Зачем? Это плохо?

– Конечно, нет. Вообще-то, это облегчение, а то я всё гадал, как мне с тобой разбираться.

Он точно думал об этом. Но если Брахам предложит сделку, всё изменится. Сделка пройдёт гладко, условия Брахама чрезвычайно просты.

"Наверное, он попытается помочь ей овладеть силой дракона, которую она пока не знает".

Похоже, девочка не может пользоваться силой Драконьего вида, даже будучи Человекодраконом. А где Ананта, её мать?

– Отлично. Тогда я должен проверить, достаточно ли ты силён, чтобы заключить с тобой сделку. Кто ты?

Он не спрашивал имени. Он спрашивал, откуда взялся новый наследник дракона, когда общеизвестно, что все они исчезли.

– Не вижу необходимости отвечать на этот вопрос. Не лучше ли вместо этого показать, на что я способен?

Недвусмысленно выразив своё мнение, Ён У пробудил Драконье тело. Из кожи выросли чешуйки, их цвет был скорее ближе к морскому синему, чем к небесной синеве. Когда открылись Драконьи глаза, зрачки Ён У стали горизонтальными.

– О!

Девочка раскрыла рот от удивления и впервые подала голос, а потом, покраснев, снова спряталась за спиной Брахама, но продолжала украдкой поглядывать на Ён У. Она будто почувствовала облегчение, увидев кого-то того же вида, что и она.

Ён У снова посмотрел на Брахама и спросил:

– Достаточно?

– Более чем.

– Тогда давай обговорим детали.

* * *

Ён У вошёл за Брахамом в дом.

Дом был поделён на две секции с зельями и ингредиентами, как и подобало пристанищу алхимика, также там стояло множество сундуков, набитых редкими материалами.

Гальярд ушёл, сказав, что вернётся, когда проверит, не преследует ли их Эфир. Благодаря этому Ён У и Брахам смогли спокойно всё обсудить.

– На самом деле, если бы Гальярд не рассказал о тебе, я бы не почувствовал в тебе энергию дракона. Ты первый, о ком он столько говорил. Конечно, не очень приятно, что ты воспользовался моим именем.

– Я прошу за это прощения.

Брахам открывал свой разум только одному человеку. Гальярду. Отношения, завязавшиеся во время поиска Кубка Ундины, сделали их лучшими друзьями.

Ён У мысленно поблагодарил Гальярда и перешёл к делу.

– Я слышал, что тебя не волнуют чужие дела. Но как сложилось, что ты стал заботиться о ребёнке Ананты?

– Ты не расскажешь мне как сложилось, что ты стал Человекодраконом, поэтому я тоже не вижу необходимости рассказывать тебе об этом. Однако скажу, что заключил сделку с Анантой, – Брахам прищурился. – Разве нам не важнее дать друг другу то, что нужно? – расставил всё по местам Брахам и заговорил об условиях: – Я прошу об одном. Пока ты здесь, научи ребёнка знанию о драконах.

Ён У посмотрел на маленькую девочку. Та выглядывала из-за спины Брахама, а встретившись глазами с Ён У, быстро спряталась.

– Есть ли что-то, что я не должен ей говорить?

Комментарии

Правила