Глава 47 — Младший сын мечника / The Youngest Son of a Swordsman — Читать онлайн на ранобэ.рф
Логотип ранобэ.рф

Глава 47. Банкет (часть 2)

Поскольку глава клана прибыл, гости начали входить в Сад Мечей.

Были делегаты со всех стран, включая Вермонтскую империю; Имперская гвардия, спецназ, рыцари короля драконов, клан Ивлиано, клан Туко, клан Кен, наемники Черного короля, наемники-призраки и т. д.

Каждый из них был человеком с большой властью из очень влиятельных кланов или организаций. Когда они входили в Сад один за другим, казалось, что особняк Сада возвышается над ними, словно монарх на троне.

Словно здание требовало от гостей проявлять минимальную вежливость и манеры в его присутствии.

Вдобавок, несколько тысяч мечей были воткнуты в землю вокруг Сада Мечей, и множество очень важных посетителей ходили по этому металлическому лесу.

Это было величественное зрелище. На самом деле, церемония коронации императора Вермонта не была такой роскошной и яркой, как это зрелище. Тысяча гостей, пришедших сегодня к клану, олицетворяли престиж, авторитет и силу Ранканделов.

Рыцари-хранители и слуги клана были опьянены этим чувством важности, и все они стояли с гордыми лицами. Они должны были показать, что рыцари-хранители и слуги клана Ранкандел не были обычными людьми, что они тоже разделяли славу клана.

Кроме Ципфелей, не было ни одного другого клана, который мог бы соперничать с Ранканделами. А так как Ципфель не посылал официального запроса на посещение клана сегодня, члены клана Ранкандел могли стоять прямо с выпяченной грудью, ничего не опасаясь.

Тем временем Джин наблюдал за этим невероятным зрелищем вместе с Сайроном. Они стояли на балконе и смотрели во двор. Сайрон время от времени махал рукой в ​​сторону гостей, а Джин вежливо опускал голову.

— Это должно быть твой первый банкет.

— Да, отец.

Джин на самом деле посетил несколько банкетов в своей прошлой жизни благодаря своему учителю магии, но это был его первый раз, когда он принимал участие в банкете, устроенном Ранканделами, даже если принять во внимание прошлую жизнь.

В то время всякий раз, когда клан организовывал банкет, ему не разрешалось присутствовать на нем, ему приходилось держаться подальше от глаз, как преступнику. Чистокровный Ранкандел, ставший 1-звездным рыцарем в возрасте 25 лет, был воплощением позора клана.

«Но сейчас я стою рядом с отцом во время банкета, как одна из главных звезд… Подумать только, что я наконец-то добрался до этого места после того, как однажды умер.

Джин чувствовал себя гордым, но в то же время горький привкус во рту. На самом деле, если глубже вглядеться в его эмоции, горечь пересилит чувство гордости и радости.

Однако, Джин не выражал своих чувств и просто ждал следующих слов отца.

— Как ты знаешь, наш клан редко устраивает банкеты.

— Да.

— Мы организовываем его только тогда, когда есть что-то, что действительно стоит отпраздновать. Другими словами, подвиги, которых ты достиг до сих пор, впечатляют.

— Большое спасибо, отец.

Сайрон мягко погладил Джина по голове. Джин поначалу был напуган до смерти, но сумел скрыть свой шок.

— Как ты думаешь, сколько сегодня гостей?

— По моим приблизительным подсчетам, отец, тысяча.

— Правильно, я получил отчет, что их около тысячи. Сегодня гостей на двести больше, чем на банкете, который мы организовали семь лет назад. Ты понимаешь, что это значит?

Джину не нужно было думать над ответом.

— Это означает, что за последние семь лет авторитет и сила нашего клана возросли.

Сайрон удовлетворенно улыбнулся.

— В яблочко. Другие кланы запросто могли бы собрать на свой банкет и две тысячи гостей… Но все сегодняшние посетители — видные и знатные деятели. Мы не позволяем мелким сошкам или никчемным людям присутствовать на наших банкетах.

Джин кивнул в ответ на слова отца.

Как и сказал Сайрон, сегодняшние тысячи гостей были звездами и знаменитостями. Они были лидерами, стоящими у руля мира, управляющими миллиардами людей, населяющих этот континент.

Но даже среди всех этих правителей на вершине стоял Сайрон Ранкандел.

— Все, чем я занимался последние семь лет, — это убивал монстров в Черном море и тренировался в уединении. Тем не менее, престиж нашего клана вырос с годами, и единственная причина этого в том, что я единственный Рыцарь Бытия этой эпохи.

Джин вежливо подождал, пока Сайрон продолжит свою речь.

— Другими словами… Как только я исчезну, большинство людей, собравшихся здесь сегодня, могут отвернуться от клана Ранкандел.

Джин знал об этой истине лучше, чем кто-либо другой.

Без его отца, Сайрона Ранкандела, клан никогда не смог бы накопить столько силы и влияния. Ранканделы были одним из двух основных кланов на этом континенте наряду с Ципфелями. Но если исключить Сайрона из уравнения, разрыв во власти и военной мощи между Ципфелями и Ранканделами будет только увеличиваться и увеличиваться.

Таким образом, мир движется к системе, в которой Ципфели будут иметь полную власть над континентом. Империя Вермонта, которая в настоящее время выступала в качестве посредника между двумя кланами, определенно встала бы на сторону клана магов, если бы события приняли такой резкий оборот.

— Интересно, что скажет об этом самый младший?

Сайрон до сих пор разговаривал со всеми своими детьми.

Он задавал им похожие вопросы вроде «Если я исчезну, люди отвернутся от Ранканделов». Что ты думаешь об этом?'

В большинстве случаев его дети давали похожие ответы, например: «Этого не будет, отец!» или «Зачем тебе исчезать, отец!» Некоторые из них даже глупо заявляли, что станут следующими Рыцарями Бытия.

— Отец.

После долгого молчания Джин позвал своего отца.

— Говори свободно, сынок.

— Если однажды ты исчезнешь, и все эти гости действительно повернутся спиной к Ранканделам… И, как следствие, Ципфели мобилизуют все свои силы, чтобы подавить нас, и клан окажется на грани невозврата…

Джин на мгновение остановился и встретился взглядом с Сайроном.

— Я бы ушел из клана.

Услышав ответ, Сайрон посмотрел на Джина налитыми кровью глазами.

— Что? Ты сказал, что покинешь клан?

— Да. Если бы клан Ранкандел рухнул только из-за твоего отсутствия, отец, то это произошло бы из-за некомпетентности следующего лидера клана. Я не собираюсь умирать собачьей смертью при некомпетентном патриархе или матриархе.

Это был шокирующий и абсурдный ответ. Сайрона на короткое время разозлило дерзкое отношение младшего, но вскоре оно сменилось большим любопытством.

— Продолжай говорить.

Джин глубоко вздохнул, прежде чем продолжить свои слова.

— Сколько слабостей этих гостей мы, как клан, держим в своих руках?

— Слабые стороны?

— Да. Позволь мне взять в качестве примера герцога Берна. Глава клана Берн обманул Императора и присвоил часть имперских сокровищ. Тем не менее, он уверенно идет на наш банкет, и все благодаря нашей помощи и долгу перед нами.

— Или вон тот мужчина, что курит слева от двора. Он Лэнс Кливер, я прав? Немного сложно узнавать людей только по портретам, которые я видел раньше. В любом случае, Лэнс — величайший воин клана Кливера — однажды попросил нас убить для него трех магов Ципфеля.

— Вон там мисс Шарлотта Геральд, которая однажды продала семейную реликвию из-за своей ужасной игровой зависимости. Затем она попросила нас вернуть ее, и клан Вестников до сих пор не выплатил нам этот долг полностью.

— А женщина позади мисс Шарлотты — любовница лорда Белларда. Изначально она была внебрачным членом императорской семьи Вермонта. Но из-за своего таланта гениального волшебника она была притеснена законными детьми и позже изгнана. Лорд Беллард уже несколько лет поручает нам защищать ее.

— И тот человек в…

— Достаточно.

Сайрон слегка пожал ему руку.

— Кажется, ты прочитал комиссионные контракты клана. Но обычно это разрешено только знаменосцам. Луна показывала их тебе? Я не буду тебя наказывать, так что говори правду.

— Нет. Я попросил старшего брата Виго показать их мне в обмен на возвращение его меча, так как мне это оружие было ни к чему.

— Кухаха, ты действительно замечателен.

— Просто просмотрев эти документы, можно найти все это оружие, которое не является мечом, которое мог бы использовать клан. Я полагаю, что секретные документы, которые разрешено читать только отцу и матери, должны содержать еще большее и многочисленное оружие.

— Значит, ты хочешь сказать, что их можно использовать для защиты клана, даже когда меня здесь нет?

— Все зависит от навыков ведения переговоров следующего лидера клана. В твоем случае, отец, ты не умеешь вести переговоры, потому что ты самый сильный рыцарь на свете. Однако, обстоятельства для будущих патриархов и матриархов, не являющихся Рыцарями Бытия, отличаются.

Сайрон медленно и спокойно кивнул, а затем улыбнулся.

— Ты прав. Но мы не единственные, кто понимает слабости других, сын. Ципфели также, как и мы, владеют чужими слабостями.

— Я так предполагаю. Однако, у Ципфель нет достаточных оснований, чтобы бездумно пользоваться этими слабостями.

— У них нет возможностей? Почему так?

— Потому что роль злодея принадлежит нам, Ранканделам. В любом случае, если следующий патриарх не сможет защитить клан даже со всем этим оружием в своем распоряжении, я без малейшего колебания покину клан. Я уйду и приготовлю месть тем, кто погубил нас.

Проводили ли они тайно эксперименты с запретной магией в руинах Коллона, находили ли они Фонтан маны и использовали его для распечатки 7-звездных магов, как на фабрике, Ципфели по-прежнему оставались кланом, который символизировал добро и справедливость для общества.

Они не могли открыто совершать злые дела, как Ранканделы.

— Ха-ха, месть, говоришь… отомстить можно, только если ты еще жив. Я понял твою точку зрения. Это неплохо.

Джин молча опустил голову в ответ на одобрение отца. Он все еще был несколько разочарован строгой оценкой Сайрона.

«Думаю, я хорошо защитился. Отец обычно гораздо более строгий и бескомпромиссный».

«Неплохо»

Хотя он так сказал, Сайрон был вполне доволен ответом Джина. Сайрон считал, что младший достаточно прагматичен и придумал эффективный план.

Не то, чтобы у других его детей не возникало подобных идей в голове.

Но их проблема заключалась в том, что они не осмеливались предположить, что «клан Ранкандел будет уничтожен» и сказать это вслух своему отцу. Между тем, честные и уверенные убеждения Джина были глотком свежего воздуха для Сайрона.

Мальчик не зазнавался и не забегал вперед. Расчет — не совсем то слово, чтобы описать его прямо сейчас; хладнокровие было лучшим выбором. И это его собранное отношение было тем, чем Сайрон был очень доволен в Джине.

«Как жаль, что этот ребенок родился так поздно. Как будто талант Луны, дикая натура Мэри и дух соперничества Дипуса соединились в одном теле».

Максимум десять лет, максимум пятнадцать. Это было предсказание Сайрона о том, как долго он сможет защищать свое положение патриарха.

Теперь ему было любопытно узнать, сможет ли младший за это время изменить нынешнюю иерархию кандидатов в преемники. Теперь наблюдение за Джином станет его новым развлечением и хобби.

— Гости почти добрались до особняка. Давай вернемся внутрь.

Под темным вечерним небом бесчисленные огни освещали равнину за главными воротами Сада Мечей. Эти огни принадлежали лагерям, которые были созданы за пределами главного дома Ранкандела, где остались слуги сегодняшних посетителей.

Эти люди должны были ждать в палатках три дня, пока банкет не закончился.

— Да, отец.

— О, и после того, как банкет закончится, мне нужно поговорить с тобой. Оставайсяэ наготове в доме, пока я не позову тебя.

Повышение Джина до временного знаменосца!

Это было то, о чем будет разговор. Поскольку он уже слышал об этом от своего дяди, Джин не очень удивился. Однако, услышать об этом из уст отца напрямую было совсем другим чувством.

— Значит, как только банкет закончится, мне придется отправиться в долгое путешествие.

Честь и репутация были необходимы, чтобы стать настоящим знаменосцем.

Джину пришлось бы скитаться по миру после банкета, чтобы восстановить свою честь.

В течение этого времени, клан никоим образом не ограничивал его, поэтому он мог использовать свою магию и духовную силу вместе со своим фехтованием столько, сколько хотел.

Используя знания своей прошлой жизни, он мог даже найти для себя большие возможности и заняться поиском артефактов или божественных предметов. Его воспоминания были большим преимуществом для него.

— Следующие три дня покажутся вечностью. Я не могу дождаться, чтобы уже уйти.

Сайрон и Джин покинули балкон и вошли в центральный зал. Гигантская люстра, висящая на потолке, освещала их лица, когда они вошли внутрь.

Они поднялись на второй этаж и ждали, когда прибудут гости и поприветствуют их, как вдруг к Сайрону бросились трое дворецких.

— Господин Патриарх, прибыли гости, которые не отправляли официальной просьбы о посещении. Что нам делать?

Гости, которые не отправили официальный запрос.

Пришли Ципфели.

Комментарии

Правила