Глава 10 — Младший сын мечника / The Youngest Son of a Swordsman — Читать онлайн на ранобэ.рф
Логотип ранобэ.рф

Глава 10. Пока не исполнится десять (Часть 2)

Помимо ауры и маны, в этом мире есть люди, которые обладают другими особыми способностями, хотя их немного, и они встречаются очень нечасто. Среди этих особых способностей духовная сила самая редкая из всех.

А существ, контролирующих духовную силу, можно разделить на 2 категории.

Тех, кто родился благодаря Сольдерету, как Муракан, и людей, заключивших контракт с богом, как Джин.

Во время своего расцвета Муракан мог использовать духовную силу, чтобы одновременно биться с пятью 9-звёздочными магами, не убегая. Джин не мог представить полную мощь силы дракона.

Другими словами, теперь, когда Сольдерет отказывался показываться, Муракан был идеальным учителем для Джина.

– Такие люди, как ты и я, которые используют духовную силу, могут высвобождать энергию. Это первая и последняя техника, которую нам нужно изучить.

– Первая и последняя?

– Это основная техника, но в то же время и смертельная. Принцип прост. Похоже на то, как использовать ману.

Когда маги достигали 3-звёздочной стадии, они могли высвобождать ману.

Другими словами, если маг мог высвободить ману, он достигал 3-звёздочного уровня. Поскольку Джин был 5-звёздочным магом в прошлой жизни, для него это было очень просто.

Однако, хотя Муракан знал, что в Джине есть мана, он не предполагал, что ребёнок обладал знаниями и навыками 5-звёздочного мага.

Джину ещё предстояло рассказать о своём перерождении, но он и не собирался никому говорить об этом.

– Но, насколько я знаю, маги не используют высвобождение маны в качестве контратаки… Так ли это?

– То, что в обоих случаях используется слово "высвобождение", и они похожи по стилю, не означает, что высвобождение маны находится на том же уровне, что и высвобождение духовной энергии.

– Хм.

– В любом случае, прежде чем ты научишься высвобождать духовную энергию, ты должен сначала научиться высвобождать ману.

– Почему?

На вопрос Джина Муракан просто пожал плечами.

– Тебе нужно начать с изучения более простых методов. Ты бы попытался научиться размахивать стальным мечом, когда даже не можешь поднять деревянный?

– Ага.

Джин кивнул, понимая смысл, несмотря на свое нежелание. Он уже освоил высвобождение маны в своей предыдущей жизни, поэтому чувствовал нетерпение…

«Ну что ж, я просто должен думать об этом как о повторении знаний. Я не пытался высвободить ману с момента моего перерождения, так что это хорошая возможность».

Как только Муракан сел прямо перед Джином, он внезапно расхохотался.

– Пффф, ха-ха-ха.… Как забавно. Никогда бы не подумал, что буду учить магии ребёнка Ранкандела. Если твой отец когда-нибудь узнает об этом, мы с тобой оба будем мертвы.

Изучение магии в плане Ранкандел означало измену.

Большинство боевых кланов не любили магию, но не многие из них презирали саму мысль о магии так сильно, как клан Ранкандел. Со времени смерти первого патриарха Ранканделы сделали магию и её использование табу.

Члены клана считали, что, если кто-то изучит магию, он не сможет достичь вершины мастерства в фехтовании. На самом же деле на протяжении всей истории появлялось несколько магических фехтовальщиков, но ни один из них не достиг невероятных подвигов. Они медленно исчезли, а все их следы были стёрты.

То же самое было и с магическими кланами.

Хотя магические кланы не запрещали боевые искусства, они очень свысока смотрели на использование "ауры". Считалось, что аура будет загрязнять и мутить чистоту маны.

Однако эти убеждения были ошибочными.

Истинная причина, по которой Ранканделы запретили магию, заключалась в унизительном и позорном обещании, данном Ципфелам тысячу лет назад.

В эпоху, когда Темар был ещё жив, Ранканделы были кланом "волшебных мечников."

Тогда клан Ранканделов не был так знаменит, как сегодня, и история не была такой искажённой и сфабрикованной.

Единственными, кто знал об этой истине, были Джин, контрактор Солдерета, и Муракан, а также некоторые ключевые фигуры кланов Ранкандел и Ципфел.

– Мой отец убьёт нас, когда поймёт, что я научился магии у тебя? Нет, что, если он убьёт меня до этого за то, что я тайно спустился сюда без разрешения…

– Действительно. Если то, что ты рассказал мне о своём отце, правда, то я не сомневаюсь, что он убьёт тебя. Поскольку мы сообщники, позволь мне открыть тебе секрет, прежде чем мы начнём обучение. Люди во всём мире верят, что, несмотря на то, что они редки, "волшебные мечники" никогда не смогут стать по-настоящему могущественными, верно?

– Как ни странно, да.

Джин притворился неосведомлённым об этом, на что Муракан усмехнулся.

– Всё это чушь собачья! Это ложь, придуманная теми идиотами из Ципфела, которые гораздо более злые, чем Ранканделы. В то время, как вам нужны специальные условия, чтобы достичь высот, волшебные мечники – это конечные источники энергии. Ваш клан когда-то был почтенным и уважаемым кланом волшебных фехтовальщиков.

– В самом деле? Впервые слышу эту историю.

– ...Ты не удивлён? – разочарованно спросил Муракан.

Хотя и с опозданием, Джин испустил вздох и взглянул дракона, который только покачал головой в ответ на ужасное поведение ребёнка.

– Ха-ха, ничто не может сравниться с тем удивлением, которое я испытал в тот день, когда встретил вас. В любом случае, вы что-то говорили о специальных условиях?

– Боже, ты совсем не милый, малыш. Итак, тебе нужно иметь большое сродство с маной, чувствительность к ауре и отличное физическое тело. Ах да, и контракт с богом.

– Итак, я уже согласовал условия.

– Теперь, когда ты понимаешь, не нужно бояться изучать магию с этого момента. Но пообещай мне одну вещь, малыш. Ты никогда не должен раскрывать свою магию клану, пока не станешь достаточно сильным.

– Нет необходимости заставлять меня обещать это. Я уже знаю о возможных последствиях. Мне только что исполнилось восемь, и я не собираюсь в ближайшее время пускать пыль в глаза.

– Хорошо, хорошо. Тогда отныне твоя цель в жизни – стать сильнее, чем кто-либо другой, чтобы позволить мне жить комфортно и в роскоши. Давай начнём тренироваться прямо сейчас. Во-первых, попробуем стимулировать и пробудить твою ману. Хм, для того, чтобы сделать это, тебе нужно…

Вжууууууух.

Джин создал сферу маны размером с грецкий орех на своей ладони, и Муракан удивлённо уставился на это зрелище.

– Этот сумасшедший… Что за чертовщина? Как ты мог сделать это за секунду? Ты даже не дал мне закончить объяснения!

Джин тоже не смог скрыть своего удивления.

Он планировал сдержаться и показать дракону только самый минимум, чтобы удовлетворить его, но подсознательно создал сферу маны. Было труднее контролировать тело 8-летнего ребёнка по сравнению с 28-летним.

Более того, он уже давно не пользовался магией, что было ещё одной причиной этой ошибки. Прежде чем Джин успел придумать оправдание, Муракан крепко сжал кулаки и встал.

– Понимаю, Солдерет! Наконец-то я понимаю, почему вы выбрали его своим контрактором спустя тысячу лет! Ха-ха, он действительно нечто. Он действительно невероятен! Малыш, ты заставляешь моё сердце биться так быстро от волнения!

Похоже, эта ошибка пошла Джину на пользу.

Чтобы не вызывать подозрений, Джин почесал затылок и неловко улыбнулся.

– Это что-то настолько впечатляющее?

– Это вообще вопрос? За всю свою жизнь я видел лишь троих человек, которые смогли сделать нечто подобное в таком юном возрасте! В первый раз это было с основателем клана Ципфел, во второй – с четвёртым патриархом. И наконец ты!

Муракан начал рассказывать историю о том, как первый и четвертый патриархи Ципфел достигли этого подвига возрасте 5 и 7 лет соответственно. Однако Джина эта история не очень вдохновила.

Потому что он был таким же, как они.

Джин, наряду с этими двумя патриархами, был "магическим гением" в самом прямом смысле этого слова. До своего перерождения Джин стал 5-звёздочным магом в течение 3 лет. И поскольку ему удалось заключить контракт с Солдеретом, Джин потенциально был ещё более талантлив, чем эти два признанных мага.

«Если бы я родился в клане Ципфел в моей первой жизни, я бы достиг 8-звёздочной стадии, по крайней мере, к 28 годам. А может даже и 9-звёздочной».

Муракан наконец прекратил свой безумный смех.

– Малыш. Честно говоря, я думал, что тебе потребуется, по крайней мере, несколько лет, чтобы научиться высвобождать духовную энергию. Но с такой скоростью ты, возможно, добьёшься успеха ещё до того, как покинешь Штормовой замок. Давай немедленно перейдём к следующему этапу!

Следующий урок был посвящён передаче маны. Это была базовая техника, которая требовала погашения маны с одной стороны и перемещения её в другую с предельной точностью.

Изучение этой техники было для Джина ещё более лёгким, но на этот раз он должен был контролировать себя и сдерживаться.

Теперь, когда Муракан возлагал на Джина большие надежды, не было необходимости увеличивать их ещё больше. В противном случае ожидания Муракана могут стать бременем для Джина при дальнейшем обучении.

Кроме того, несмотря на то, что предыдущая ошибка Джина принесла ему пользу, на этот раз всё было иначе. Для того, чтобы изучить навыки и техники управления маной, столь же искусные, как и в его предыдущей жизни, ему пришлось бы неоднократно тренироваться, даже для базовых техник.

Джин выслушал объяснения Муракана и попытался перенести ману с правой руки на левую.

«Хм…Я должен нарочно потерпеть неудачу на некоторое время, прежде чем добиться успеха. 10 минут должно быть достаточно».

10 минут спустя Джин успешно перенёс ману с правой руки на левую. Затем Муракан широко улыбнулся.

На лбу Джина выступили капельки пота. На самом деле ему было труднее целенаправленно выполнять легкую технику намного медленнее, точно так же, как медленное поднятие тяжёлого предмета было более утомительным по сравнению с быстрым его подъёмом.

– Хорошо. Отличная работа. Если тебе удастся завершить эту процедуру в течение 5 секунд, ты сможешь высвободить ману. Другими словами, ты станешь 3-звёздочным магом.

– Как вы думаете, сколько времени мне потребуется, чтобы достичь этого? – спросил Джин, вытирая пот.

– Два года.

Услышав ответ, Джин решил, что это же достижение за 1 год будет достаточно убедительным.

Закончив расчёты в уме, Джин кивнул дракону.

– Хорошо. Ещё немного потренируйся в переносе маны, а потом возвращайся обратно. И на всякий случай не практикуйся в замке, когда меня нет рядом.

– Хорошо.

После тренировки в течение ещё одного часа пришло время вернуться на поверхность. Муракан собрал тетради и корзину и снова лёг на пол, почесывая бока.

– И ещё, малыш. Когда придёшь завтра, не забудь наполнить эту корзину до краев клубничными пирогами. В противном случае я позабочусь последствиях, – предупредил дракон.

– Клубничный пирог, который вы съели, был последним. Вы хоть представляете, сколько клубники перевели за последние 6 месяцев?

– Чёрт возьми, тогда принеси мне другой пирог, который печёт твоя няня!

– Тогда как насчёт крысиного пирога?

– Ты, жалкое отродье, иди сюда и попробуй мой кулак… Эй, эй! Эй!

Свист.

Джин выскочил в дыру, соединённую с подземным коридором.

– Что-то ещё, кроме крыс! Пожалуйста! Я тебя умоляю!

Когда Джин вернулся на следующий день, его корзина была полна яблочных пирогов.

Муракан был удовлетворён и погладил ребёнка по голове.

Прошёл год. Сегодня было 9 сентября 1789 года. Девятый день рождения Джина.

Проведение Дней Рождения в Штормовом замке, над которым беспрестанно шли дожди, нельзя было назвать хорошим для умственного и эмоционального роста детей.

Пока дюжина слуг и Гилли вместе с пятью рыцарями ставили свечи на торт, яростный шторм снаружи бил в окна замка.

– С Днём Рождения, молодой господин Джин.

– С Днём Рождения!

– Спасибо всем вам.

Когда 9-летний мальчик подул на пламя свечи, все собрались вокруг него и захлопали в ладоши.

Лязг, лязг, лязг, лязг.

Поскольку рыцари были в перчатках, их мощные "хлопающие" звуки заглушали все остальные. Вечеринка по случаю Дня Рождения выглядела унылой и пустынной, как будто они были обычными простолюдинами, которые не могли позволить себе роскошную еду.

Несмотря на это, Джин всё ещё был вне себя от радости и чувствовал себя благословенным. В своей прошлой жизни он даже не получал поздравлений от людей, живущих в замке, на свой День Рождения, кроме своей няни.

Когда Гилли разрезала торт и дала каждому по кусочку, в комнату внезапно ворвался рыцарь, охранявший главный вход в Замок Шторма.

– Молодой мастер Джин!

Это был рыцарь-хранитель по имени Хан.

– Хан?

Было не так много ситуаций, в которых Хан осмелился бы бегать по коридорам замка.

Интуиция Джина подсказала ему, что кто-то из главного дома клана пришёл навестить его.

– Старшая леди приехала в гости!

– Старшая сестра Луна?!.. – воскликнул Джин, вскочив со стула.

Старшая сестра Джина, Луна Ранкандел.

Первенец из 13 детей Сайрона Ранкандела. Она была самой сильной из всех братьев и сестёр. В её нынешнем возрасте, в 28 лет, она стала 9-звёздочным рыцарем.

Однако, несмотря на свою силу и славу, она никогда не участвовала в "Войне за престол" Ранканделов – отвратительном и неприглядном соревновании за трон. В первой жизни Джина она всегда двигалась самостоятельно.

"Она не из тех, кто приходит поздравить своего младшего брата с Днём Рождения. Почему она здесь?.."

Джин подбежал к окну и выглянул наружу. Луна большими шагами поднималась по лестнице, ведущей в Штормовой замок.

На спине у неё виднелся клинок: огромный рубящий меч "Крантель".

Комментарии

Правила