Том 5. Глава 9 — Да, я паук, и что с того? (LN) / I'm A Spider, So What? — Читать онлайн на ранобэ.рф

Том 5. Глава 9. Интерлюдия 6: Борьба слуги

***

Я слуга семьи Керен.

Я живу, чтобы служить моему господину, моей госпоже и их маленькой дочери.

Поэтому для меня было немыслимо потерпеть поражение от воров или подвергнуть госпожу и её ребёнка опасности.

Совершенно недопустимая ошибка.

Однако вместо того, чтобы сделать мне выговор, мой господин беспокоился о моей безопасности.

Мне посчастливилось служить такому замечательному человеку.

Именно поэтому ради него я готов рисковать моей жизнью.

– Меразофис. Как проходит эвакуация горожан?

– К сожалению, все идёт не очень хорошо.

– Понятно.

Лицо моего господина охвачено страданием.

Солдаты Оцу вторглись в его дорогой город.

Это, должно быть, отряд, отделившийся от основных сил, чтобы атаковать напрямую город.

Оцу использовали грязную стратегию, даже не моргнув глазом нацелившись на невинных горожан,

Мой хозяин, вероятно, намерен остаться до самого конца.

У него сильное чувство долга.

Для него было бы непростительно бежать, пока кто-то из его людей все ещё остаётся.

Поскольку он не собирается убегать, его жена тоже намерена остаться.

Она хочет быть рядом с ним до самого последнего момента.

Они действительно идеальная пара.

Вот почему я сдерживаю свою жалкую любовь к моей госпоже.

Для меня было бы честью умереть, служа им.

– Меразофис. Пожалуйста, позаботься о моей дочери... о Софии.

Слова моего господина положили конец моей должности.

Он хочет, чтобы я сбежал и забрал с собой юную госпожу.

– Господин, я не могу–

– Меразофис. Ты – человек, которому я доверяю больше всех на свете. Я хочу отдать её жизнь в твои руки.

– Я чувствую то же самое. Прошу.

Мои господин и госпожа обращаются ко мне с просьбой.

Это не приказ. Просьба.

– Хорошо. Я буду защищать её, несмотря ни на что.

Интересно, какое у меня сейчас лицо?

Без сомнения, оно становится непригодным для их глаз.

Я вытираю рукавом слезы, которые размывают моё зрение.

Затем я принимаю юную госпожу из рук моей госпожи.

В этот момент кто-то врывается в окно.

– Иди!

Господин толкает меня в спину, выталкивая из комнаты.

Я бегу по коридору и попадаю в прихожую.

Но там незваные гости, с луками наготове, как будто они затаились в засаде.

Я быстро поворачиваюсь, чтобы направиться к заднему входу, но тут ужасная боль пронзает мою спину.

Я стискиваю зубы и пытаюсь бежать, но как только делаю первый шаг, стрела пронзает мою ногу.

Я падаю на землю.

Пытаясь защитить ребёнка на руках, я приземляюсь в неудобном положении.

Когда моя рука касается земли, она издаёт глухой, ужасный звук.

Я чувствую такую боль, что чуть не лишаюсь сознания.

Скорее всего, у меня сломана рука.

Но незваные гости не дают мне времени прийти в себя.

Прижавшись спиной к стене, я кое-как ухитряюсь встать.

Что-то, что уже было воткнуто мне в спину, скорее всего стрела, в результате вонзается ещё глубже.

Я крепко держу юную госпожу сломанной рукой, а свободной вытаскиваю меч из-за пояса, готовясь к встрече с врагом.

Четверо врагов.

Все они носят капюшоны, скрывающие их лица.

За широко распахнутыми дверями в вестибюль я вижу лежащих на земле охранников особняка.

Похоже, мне не следует ожидать подкрепления.

В текущей ситуации я уже ходячий мертвец.

Сомневаюсь, что кто-нибудь скажет, что у меня есть шанс.

И все же у меня нет выбора.

Словно в насмешку над моей решимостью, незваные гости натягивают тетивы.

Прислонившись спиной к стене, я не могу сделать ни шагу.

Если бы они оказались в пределах досягаемости моего клинка, я, по крайней мере, смог бы сражаться, пусть это и было бы напрасно.

Неужели вы не можете позволить мне даже этого?!

От собственного бессилия я чуть не плачу.

В этот момент я чувствую покалывающую боль в шее.

Посмотрев вниз, я вижу, что юная госпожа кусает меня.

Более того, её зубы пронзили мою кожу, и она пьёт мою кровь, вытекающую из раны.

Я едва успеваю задаться вопросом, что происходит, как моё тело подвергается драматической трансформации.

Каким-то образом оно становится теплее прямо пропорционально тому, сколько крови я теряю.

Сила поднимается во мне, и боль от ран начинает исчезать.

Как будто несмотря на вытекающую кровь, во мне течёт что-то ещё.

Чувство силы охватывает все моё тело.

Я чувствую, что становлюсь другим человеком, что перестаю быть собой.

При обычных обстоятельствах это было бы ужасно, но мой разум слишком опьянён каким-то сладким оцепенением.

Сам не зная почему, я чувствую, что теперь могу победить.

Я шевелю ногами, даже той, что была обездвижена стрелой.

При этом я делаю шаг вперёд и тут же оказываюсь перед одним из моих противников.

Затем я вонзаю меч прямо в его испуганное лицо.

По какой-то причине кровь, которая брызжет мне на лицо, ужасно привлекательна.

Её запах щекочет мне нос, словно аромат хорошего вина.

Со мной происходит что-то странное.

Но я особо об этом не задумываюсь.

Что бы ни случилось, это дало мне силу защитить мою юную госпожу.

Почему бы мне не использовать эту силу в полной мере?

Когда незваные гости отступают в удивлении от моей внезапной перемены, мой меч безжалостно набрасывается на них.

Но как раз в тот момент, когда я собираюсь прикончить последнего, мощный удар ударяет меня в спину.

Он как будто сотрясает все моё тело.

Не в силах вынести этого, я падаю вперёд.

Юная госпожа выбрасывается из моих рук и падает на пол.

– Вампир? Только что обращённый, поэтому его показатели все ещё низкие, но могут возникнуть трудности, если оно достигнет зрелости.

Я заставляю себя повернуть голову, глядя на человека, который ударил меня сзади.

В отличие от остальных, его лицо не закрыто капюшоном.

Он кажется молодым человеком.

Но по внешнему виду невозможно судить о его настоящем возрасте.

Потому что его уши длинные и заострённые.

Характерная черта долгоживущих эльфов.

Почему эльфы работают с Оцу? Но больше всего меня беспокоит направление, с которого приближается этот человек.

Он идёт со стороны комнаты, где я в последний раз видел господина и госпожу.

С ними что-то случилось?

Мне в голову приходят самые худшие варианты.

– Значит, ребёнок является прародителем.

– Что будем делать?

– Убьём.

Уцелевший в капюшоне спрашивает эльфа.

Я не могу позволить им воплотить эти слова в жизнь.

– Вы уверены, милорд?

– Просто скажешь Оке, что оно ввязалось в сражение и мы не смогли добраться вовремя. Если мы позволим вампиру жить, в будущем это не принесёт ничего, кроме неприятностей.

– Вас понял.

Человек в капюшоне приближается к моей юной госпоже.

Я тут же вскакиваю на ноги и блокирую руки, тянущиеся к ребёнку.

– Я не позволю вам поднять руку на юную госпожу.

Фигура в капюшоне колеблется.

Эльф, однако, просто смотрит на меня холодными, прищуренными глазами.

– Подчинись, и мы даруем тебе безболезненную смерть. Зачем так далеко заходить ради защиты ребёнка? Это вампир. Оно принесёт в мир только несчастье.

Вампир?

Существо из сказок, пьющее кровь?

Значит ли это, что юная госпожа – вампир?

Полагаю, это объясняет моё внезапное превращение.

Но это ничего не меняет.

– Это не имеет значения. Я обещал защищать её ценой своей жизни. Она была доверена мне.

Выполнить желания господина и госпожи.

Это мой единственный долг.

Вампир юная госпожа или нет – не имеет значения.

– Как глупо.

Эльф собирает магическую силу в свои руки.

Пока внезапно на него не нападает белый ужас.

Комментарии