Том 4 — Да, я паук, и что с того? (LN) / I'm A Spider, So What? — Читать онлайн на ранобэ.рф

Том 4. Шун 10: Собрание реинкарнированных

***

Кудо ведет нас в столовую.

Как и все в деревне эльфов, она построена внутри большого дерева.

Это особенно большое, но внутри все равно тесно из-за всех столов и стульев.

Почему-то это напоминает мне школу на открытом воздухе, в которую я ходил в средней школе.

В столовой уже готовят еду четверо других людей.

Один из парней замечает нас и останавливается.

Он скептически смотрит на нас с Катией, но его глаза расширяются, когда он замечает Фей.

Даже после всех этих лет, кажется, что многие люди хорошо помнят ее.

Я думаю, что это, вероятно, связано с тем, насколько она напряжена.

– Кудо, а эти трое случайно не...?

– Да, они.

Кудо окликает четырех человек, оторвавшихся от приготовления пищи.

Все рассаживаются, как я полагаю, на свои обычные места, а Кудо приводит нас троих в переднюю часть обеденного зала.

– Прежде всего, могу я попросить вас еще раз представиться?

– Я – Ямада Шунсуке.

– Оошима Каната.

– А я, что очевидно, Шинохара Мирей.

Как только мы заканчиваем представляться, вся комната заполняется болтовней.

Естественно, большинство глаз в комнате, кажется, смотрят на Катию.

– Шун и Каната? Это действительно вы?

Это тот же самый парень, который готовил раньше.

– Ага.

Как только я отвечаю, его лицо расплывается в улыбке.

– Рад тебя видеть, приятель!

Что-то в этой улыбке вызывает у меня дежавю.

Хотя черты его лица изменились, я бы узнал это искреннее дружелюбие где угодно.

– Оги?

– Да, это я. Как ты догадался?

– Ты единственный человек с такой глупой улыбкой, которого я знаю.

Огивара Кеничи, также известный как Оги, улыбается еще шире.

Он мой друг из футбольного клуба.

Кстати, его прозвище основано на фамилии, потому что его имя было слишком похоже на имя Нацумэ Кенго, прежнюю личность Хьюго.

После Оги представляются остальные ученики.

Некоторых из них мне очень не хватало, а других я, признаться, едва помню.

Всего здесь тринадцать реинкарнаторов.

Это на два больше, чем те одиннадцать, о которых нам рассказывала Ока-сан.

Двое новичков – Тагава Кунихико и Кушитани Асака.

– Вы двое были авантюристами?

– Так точно. Если ты находишься в фентезийном мире, ты должен отправится на поиски приключений, не так ли?

– Я в этом не уверен…

Тагава и Кушитани, похоже, были наемниками до того, как пришли сюда.

В частности, оба их родителя принадлежали к своим собственным группам наемников, поэтому они росли как друзья детства.

Однако эти группы наемников были уничтожены в битве с демонами.

После этого пара решила перейти от наемников к авантюристам, выживая самостоятельно.

Во время путешествия с ними связались эльфы, и именно поэтому они пришли сюда.

Они прибыли в деревню совсем недавно.

– Погоди, а почему ты теперь дёвка, Каната?

– Сама хотела бы знать.

Плечи Катии поникли.

Похоже, что она единственная, чей пол изменился.

– Как бы то ни было, по крайней мере ты все еще человек. А я монстр, знаешь ли!

Фей начинает рассказывать о себе, и все девушки стекаются к ней.

По какой-то причине это приводит к тому, что они касаются ее крыльев и вопят.

Она в той или иной степени всегда была главной среди девушек в нашем классе.

Вскоре все девушки собрались вокруг Фей, а парни – вокруг меня и Катии.

Из тринадцати человек здесь пять парней и восемь девушек.

Похоже, парни осознают разницу в числе.

Мы начинаем обмениваться информацией.

– Значит, этот тупица Нацумэ собирается напасть на нас? – Недоверчиво спрашивает Тагава.

– Ага.

Я серьезно киваю.

– Нацумэ, хах...?

Лицо Оги ясно показывает его противоречивые эмоции.

Он был хорошим другом не только нам, но и Хьюго.

Вполне естественно, что он был бы шокирован, узнав, что один из его старых друзей так сильно изменился.

Остальные парни тоже были потрясены, но по их выражениям видно, что они не сильно удивлены.

Старый Нацумэ не стал бы делать ничего настолько безумного, как то, что сейчас делает Хьюго, но он всегда был настойчивой, неприятной личностью.

Многим парням втайне не нравился Нацумэ, даже если они не осмеливались произнести это вслух.

Вероятно, именно поэтому большинство реакций были примерно такими: "Ага, я могу в это поверить".

– Разве эльфы не рассказали вам, что происходит во внешнем мире? –Спрашивает Катия.

Оги секунду колеблется, прежде чем ответить.

– Ага, не рассказывали. Они стараются иметь с нами как можно меньше дел.

– Понимаю. Но что это была за странная пауза?

На этот раз Оги переглядывается с другими ребятами.

– Ух, прости, если я вел себя странно. Просто трудно поверить, что такая красивая девушка, как ты, на самом деле Каната, понимаешь?

Остальные парни согласно кивают.

Выражение лица Катии трудно понять.

– Да, наверное, трудно поверить в подобное, хах.

– Черт, прости! Я знаю, что не то чтобы ты выбрал быть девушкой или что-то в этом роде, и я уверен, что это было очень тяжело для тебя! Просто сейчас ты вроде как другой человек…

Паника Оги болезненно дает понять, что он понятия не имеет, как взаимодействовать с Катией.

– Да все в порядке. Просто общайся со мной, как обычно, хорошо?

– Тебе легко говорить.…

– Если тебя это так беспокоит, я просто пойду к девушкам. Ладно?

– Нет, пожалуйста, останься здесь.

Оги уже практически спотыкается о самого себя.

Слишком очевидно, почему он хочет, чтобы она осталась.

Я имею в виду, что Катия потрясающе красива.

Я уверен, что он в восторге от возможности поговорить с кем-то настолько красивым.

– Шун, ты ведь путешествовал по дороге сюда с Канатой и Шинохарой, верно? Блин, я так завидую. У тебя по девушке на каждую руку!

Оги поворачивается ко мне, чтобы пожаловаться.

Хотя одна из этих девушек прямо перед нами.

– Но одна из них – Каната, а другая...ну...Шинохара.

По крайней мере Тагава меня защищает.

– Кроме того, это мне так кажется, или все мы, реинкарнаторы, сейчас намного красивей, чем раньше?

Услышав эти слова, я бросаю еще один взгляд на лица окружающих меня людей.

Вообще-то он прав: все они довольно хорошо выглядят.

В прежней жизни я был довольно непримечателен, и, кроме таких выдающихся личностей, как Фей и Вакаба, большинство моих одноклассников выглядели так же заурядно.

Но в то время как все здесь выглядят по-разному, в целом все великолепны.

Может быть, боги, которые реинкарнировали нас, хотели сделать нам всем одолжение.

– Ты прав. Думаю, тебе не стоит жаловаться, а?

Катия дразняще подталкивает Оги локтем, и он шутливо вскидывает руки вверх, сдаваясь.

На мгновение мне кажется, что мы вернулись к нашей прежней жизни.

Но это, конечно, всего лишь иллюзия.

Мы все уже провели в этом мире одинаковое количество времени.

– Значит, большинство из вас были похищены эльфами и доставлены сюда?

Голос Катии возвращает меня к реальности. Пока я был поглощен эмоциями, разговор перешел на то, как все попали в деревню эльфов.

Оги и остальные кивают.

– У всех ситуация немного разная, но в целом да. Многие из нас были проданы родителями за деньги. Я слышал, что Темарикаву действительно похитили.

Это откровение вызывает у меня легкое головокружение.

Я всегда верил в Оку-сан и ее усилия по защите реинкарнаторов, но теперь ясно, что в этом есть и темная сторона.

Мои одноклассники были проданы или захвачены как рабы?

Катия же, напротив, кажется странно спокойной.

– Ты не шокирована?

– Ну, немного. Но у меня были свои подозрения.

Катия подозревала Оку-сан с самого начала.

У нее, должно быть, было много теорий.

Включая неприятные вещи, которые мисс Ока могла сделать в процессе.

Я помню, что София сказала, когда мы столкнулись с ней.

Она сказала Оке-сан: "Вы ведь тоже запятнали свои руки кровью."

Тогда я знал, что для этого должен быть веский повод, и до сих пор не верю, что наш учитель убьет кого-то без причины.

Но в то же время я не могу отрицать, что мои сомнения относительно Оки-сан только росли.

Я хочу доверять ей, но не могу, по крайней мере полностью.

Стоит ли нам вообще защищать эльфов?

Конечно, если Хьюго нападет на это место, мне придется сражаться, чтобы защитить реинкарнаторов, которые живут здесь.

Кроме того, у меня есть свои причины, из-за которых я хочу победить его.

Но что мне делать после этого?

Из того, что я слышал до сих пор, почти никто здесь не удовлетворен тем, как обстоят дела.

За ними постоянно следят эльфы.

Судя по тому, что они нам рассказали, и по той работе, которую они выполняли раньше, они, похоже, живут здесь более или менее самостоятельно.

Они выращивают овощи в поле и выращивают скот для мяса.

Если им нужно что-то, что они не могут получить здесь, эльфы дадут им это, но по большей части, они обо всем заботятся сами.

Большинство из них были привезены сюда, когда они были младенцами или слишком молодыми, чтобы осознавать окружающий мир.

В этом возрасте эльфы заботились о них, но их присутствие постепенно уменьшалось, и теперь они редко вступают в контакт вне наблюдения и снабжения.

– Думаю, они не хотят, чтобы мы делали слишком многого – говорит Оги.

Наверное, он прав.

Эльфы не хотят, чтобы реинкарнаторы повышали свои навыки.

Из-за их борьбы с администраторами, о которой нам рассказала Ока-сан.

Но разве это единственная причина?

Достаточно ли этого, чтобы оправдать совершение преступлений, чтобы собрать реинкарнаторов и принудить их к этому образу жизни?

Должно быть, есть что-то еще, о чем мы не знаем.

Ока-сан скрывает это от нас?

И это для нашего же блага или нет?

Я понятия не имею.

Но сейчас ситуация с Хьюго гораздо важнее.

Как только мы разберемся с ним, мне нужно будет серьезно поговорить с Окой-сан.

Даже если для этого придется нажить себе врагов среди эльфов.

Тревога разьедает мое сердце, когда я слушаю Оги и остальных.

Возбуждение от воссоединения со старыми друзьями продолжалось часами, и в конце концов мы возобновляли наши узы до захода солнца.

Это значит, что я встретился с большинством реинкарнторов.

Остались только двое, которых я еще не видел, не считая четверых, которые, по-видимому, мертвы.

Один из этих двоих – мой и Катии близкий друг, Сасаджима Киоя.

Когда Ока-сан рассказывала нам о Софии, она сказала:

– Ее зовут София Керен. А в прошлой жизни она была Негиши Шоко. Она –одна из реинкарнаторов, которые встали на сторону администраторов.

Одна из реинкарнаторов, которые встали на сторону администраторов.

Не означает ли это, что есть и другие реинкарнаторы, кроме Софии, которые сделали то же самое?

Вспоминая, когда я спросил Оку-сан о Киое, она уклонялась от ответа.

Значит ли это, что он один из них?

Знала ли она об этом и скрывала ли эту информацию от нас?

Если так, то это многое объясняет.

Как жаль.

Я еще не говорил об этом с Катией.

Я уверен, что она пришла к тому же выводу задолго до меня.

И зная Катию, она, вероятно, продумала все даже лучше, чем я.

О том, почему Ока-сан скрыла это от нас.

До сих пор я всегда считал, что если Ока-сан хранит секреты, то на то должна быть веская причина.

Я не думал, что она когда-нибудь будет что-то скрывать от нас, если только это не будет необходимо.

Должна же быть какая-то причина, по которой она не могла рассказать нам, ради нас самих.

Но после того, как я услышал о других реинкарнаторах, теперь я не так уверен.

А что, если я ошибаюсь и она скрывает от нас эту информацию не ради нас, а ради себя?

Может быть, она избегала рассказывать нам о Киое, потому у нее возникли бы трудности, если бы мы узнали?

Я действительно хочу ей доверять.

Но я все больше и больше не уверен, что смогу это сделать.

Исчезнут ли все эти сомнения, если я снова увижу Киою?

Эй, Киоя.

Где ты сейчас находишься? Что ты делаешь?

Если мы снова встретимся, то в качестве друзей? Или врагов?

Все эти вопросы остаются без ответа.

Комментарии