Глава 429 — Божественный доктор: дочь первой жены / Divine Doctor: Daughter of the First Wife — Читать онлайн на ранобэ.рф

Глава 429. Если вы проклянете меня, даже царь небесный будет недоволен

Возможно, Фэн Цзинь Юань смог бы смириться с тем, что его выгнали из дома. В конце концов, из-за Фэн Чэнь Юй произошло нечто достаточно серьезное. Было невозможно, чтобы императорская семья ничего не придумала. Но при упоминании документа его сердце рухнуло в пятки. Ему захотелось срочно куда-нибудь закопаться. Все кончено. Он использовал этот документ, чтобы одолжить деньги у Фэн Юй Хэн. Установленная дата возвращения еще не наступила, и у него не было миллиона таэлей серебром. Как он должен пойти и забрать это дело? Увидев, что выражение лица Фэн Цзинь Юаня какое-то не такое, Ань Ши вышла вперед и осторожно сказала:

– Муж, семья должна страдать и радоваться вместе. Ничего страшного. Большая резиденция или маленькая, это не имеет значения. Пока у нас есть место для жизни, этого достаточно. Если документ должен быть возвращен, просто верните его. Мы переедем.

Цзинь Чжэнь тоже высказалась:

– Правильно, в этом поместье произошло так много плохого, я продолжаю чувствовать, что его преследует невезение. Переезд – хорошая идея.

При нормальных обстоятельствах Фэн Цзинь Юань, возможно, был бы тронут словами Ань Ши, но не этом случае. Сгоряча он вдруг сказал:

– Переезжать? Зачем нам переезжать? Мы не будем! Моя семья Фэн жила в этом поместье много лет. О каком здешнем уголке мы не позаботились? Может быть, я должен сложить руки и уступить? Восемь тысяч так восемь тысяч. Даже если мне придется расплавить горшки, чтобы продать железо, я не могу позволить матери жить в стесненных обстоятельствах.

В своем рвении он вывел основательницу на первый план. Казалось, он был хорошим сыном, но старуха не оценила этого. Она только спросила Фэн Цзинь Юаня:

– Расплавить горшки, чтобы продать железо? Сколько денег можно за это выручить? Чтобы жениться на этой мерзкой женщине из Цянь Чжоу, ты уже потратил все деньги поместья. Я больше не хочу жить в том дворе. Просто принеси документ. Не нужно ждать еще четыре дня. Мы уедем прямо сейчас!

Все были согласны. Чжан Юань тоже кивнул:

– Старейшая госпожа права. Вместо того чтобы насильно поддерживать видимость благополучия, было бы лучше жить мирно, – сказав это, он сунул руку в рукав и вытащил листок бумаги. – Это акт на жительство в юго-западной части столицы. Лорд Фэн, передайте документ.

Фэн Цзинь Юань покраснел, все ждали, когда он передаст документ, но он не вынес его. Чэн Цзюнь Мань была озадачена:

– Неужели муж все еще не хочет расставаться с этим местом?

– Я прожил здесь так много лет, как я могу так просто уехать, – кивнул Фэн Цзинь Юань. Подумав немного, он, наконец, нашел оправдание: – Через три дня Чэнь Юй будет казнена. Я хочу провести ритуал для нее дома. Даже если это не для нее, это необходимо сделать для будущей мирной жизни семьи. Будет лучше, если мы проведем ритуал в старой усадьбе, чтобы не навредить новому месту. С этими его словами основательница согласилась:

– Правильно, проводить ритуал для мертвого человека сразу после въезда было бы не слишком хорошо. Лучше организовать это здесь.

Услышав это, Чжан Юань не стал настаивать. Махнув рукой, он засунул документ обратно в рукав и сказал, прежде чем быстро уйти с остальными евнухами:

– Тогда мы вернемся через несколько дней.

Фэн Цзинь Юань, наконец, вздохнул с облегчением, но это было только временно. У него оставалось максимум четыре дня. Через четыре дня ему опять придется столкнуться с проблемой передачи документа. В этот самый момент он тоже начал ненавидеть Фэн Чэнь Юй. Если бы не она, он не был бы понижен в должности, а семья Фэн не оказалась бы изгнана! Основательница фыркнула и сказала бабушке Чжао:

– Иди и принеси мне придворное платье с моим титулом благородной госпожи первого ранга. Когда придет время, пусть евнух Чжан заберет и его тоже, – затем она посмотрела на Фэн Цзинь Юаня. – Твою дворцовую одежду тоже нужно сдать. С этого дня тебе больше не нужно будет присутствовать на дворцовых заседаниях. Семья Фэн действительно воспитала хорошую дочь.

Основательница говорила больше для себя, но разум Фэн Цзинь Юаня быстро включил соображалку. Ненависть, которую он только что испытал к Чэнь Юй, каким-то образом оказалась направленной на Фэн Юй Хэн.

Именно так! Он не должен ненавидеть Чэнь Юй. Он должен ненавидеть Фэн Юй Хэн. Именно она сделала что-то с телом Чэнь Юй. Именно она искренне надеялась разрушить семью Фэн. Фэн Цзинь Юань почувствовал, что родил демона. Если возможно, он действительно надеялся, что человеком, который будет казнен на следующий день, станет его вторая дочь, Фэн Юй Хэн.

– Сначала проводи старейшую госпожу, – сердито сказал он сквозь стиснутые зубы. – Я уйду сейчас, – как только он сказал это, он не стал дожидаться, пока кто-нибудь отреагирует и вышел из поместья.

Ань Ши увидела, что он, выйдя за ворота, повернул направо. Она подсознательно повернулась к павильону Единого Благоденствия и почувствовала, что он определенно собирается к Фэн Юй Хэн.

Ань Ши предположила правильно. Фэн Цзинь Юань действительно отправился в усадьбу окружной принцессы. Вопрос о переезде был на данный момент крайне актуален. Он действительно ничего не мог более поделать. У него не было другого выбора, кроме как пойти к Фэн Юй Хэн, чтобы узнать, сможет ли он вернуть дело.

Но он никогда не думал, что для того, чтобы попасть в поместье окружной принцессы, потребуется аж три уведомления. От императорского гвардейца до привратника, а затем до слуги во дворе Фэн Юй Хэн. Сгорела минимум полная палочка благовоний, прежде чем его пригласили в ворота поместья. Цин Юй в кои-то веки присутствовала на месте, поэтому она лично привела Фэн Цзинь Юаня в усадьбу. Проходя мимо двора Яо Ши, Цин Юй сказала:

– Лорд Фэн, пожалуйста, сюда, не нужно нарушать спокойствие госпожи.

Гнев, который Фэн Цзинь Юань подавлял все это время, внезапно хлынул через край:

– Ишь, цаца какая! Этот премьер-министр определенно не пойдет сегодня!

Цин Юй мгновенно остановилась. Холодно глядя на Фэн Цзинь Юаня, она напомнила ему:

– Может быть, милорд забыл, что он больше не премьер-министр? Почему вы до сих пор называете себя "этот премьер-министр"? Вы не боитесь, что эти слова просочатся наружу, и семья Фэн в конечном итоге столкнется с еще одним кризисом?

Фэн Цзинь Юань вздрогнул. Он столько лет называл себя "этот премьер-министр" и просто привык к этому. Теперь, когда эта девушка напомнила ему, он, наконец, отреагировал. Он должен быть чуть более внимателен. Бедствия всегда порождаются словами, он определенно не мог создать еще один кризис для семьи Фэн. Но он был озадачен:

– Императорский указ только что вышел из дворца. Как ты узнала об этом так быстро? Может быть, у вас шпион в семье Фэн?

Цин Юй чуть не рассмеялась:

– Милорд, что вы имеете в виду под семьей Фэн? Может ли быть так, что молодая госпожа не является частью семьи Фэн? Более того, молодая госпожа в настоящее время все еще заботится о семье Фэн. Есть ли еще необходимость в специальных расследованиях? Кто из них не слушает приказы молодой госпожи? Кроме того, его величество послал молодой госпоже жареную утку, и эти новости пришли от евнуха, который ее доставил. Его величество также пожелал передать молодой госпоже хорошие новости. Если у милорда есть какие-либо возражения, пожалуйста, войдите во дворец, чтобы увидеть его величество!

Разве Фэн Цзинь Юань был на это способен? Фыркнув, он обошел девушку вокруг.

Наконец, придя во двор Фэн Юй Хэн, он сразу же увидел эту девушку, сидящую под красным финиковым деревом. Она ела жареные утиные рулетики, беря их голыми руками. Она выглядела крайне непрезентабельно, и он действительно не мог понять. Как почти божественный девятый принц умудрился заинтересоваться этой девушкой?

Цин Юй привела его во двор. Ничего не сообщая, она подошла к Фэн Юй Хэн и приготовила еще один рулетик.

Хуан Цюань в это время держала утку и говорила ей:

– Эта слуга унесет ее на кухню. Я сделаю так, чтобы шеф-повар из Изысканного Божественного Здания приготовил хороший суп.

Фэн Юй Хэн наслаждалась едой и не имела возможности говорить. Она просто махнула рукой, быстро отсылая ее. Ван Чуань стояла в стороне, глянув на Фэн Цзинь Юаня, она улыбнулась и сказала:

– Лорд Фэн, нет смысла голодно смотреть на утку. Она была послана его величеством молодой госпоже. Никому другому не позволено есть ее.

Фэн Цзинь Юань немедленно выпалил:

– Кто тут жаждет этой чертовой штуки!

Человек, чей рот был набит до отказа, наконец, остановился. Сверкнув глазами, она холодно сказала:

– Скажите это снова!

– Что произойдет, даже если я скажу это еще десять раз! – Фэн Цзинь Юань потерял самообладание, увидев свою вторую дочь. – Даже если я скажу это еще десять раз, это все равно просто чертова утка! Будь осторожна, не поперхнись до смерти!

– Ван Чуань, – Фэн Юй Хэн отложила утку, которую еще не доела, и спокойно сказала: – Положи несъеденное вместе с тарелкой обратно в коробку для еды. Немедленно пошли это во дворец, – произнеся это, она подняла голову, чтобы посмотреть на небо. Платком, взятым у Цин Юй, она вытерла руки и сняла с талии пайцзу. – Иди скорее. Если опоздаешь, ворота дворца закроются. Помни, ты должна отправить ее отцу-императору или евнуху Чжан Юаню. Просто скажи, что чиновник Фэн сказал, что эта утка – просто чертова утка, и эта окружная принцесса может ей поперхнуться. Скажи отцу-императору, что эта окружная принцесса не хочет умирать и все еще хочет внести свой вклад в Да Шунь.

Ван Чуань еле удержалась от смеха. Плавно подняв тарелку, она уже собралась уходить.

Только тогда Фэн Цзинь Юань отреагировал, осознавая, что ошибся. Ему до смерти хотелось надавать себе пощечин. Он же прекрасно знал, что эта утка была послана императором, так почему же он все же сказал это? Он действительно не мог контролировать свои эмоции, когда видел эту девушку. Это было нехорошо.

– Я не это имел в виду. Нет необходимости воспринимать это всерьез, – остановил он Ван Чуань, взяв, наконец, эмоции под контроль, а затем заговорил с Фэн Юй Хэн: – Отец пришел сегодня, чтобы попросить тебя кое о чем.

– Попросить меня? – Фэн Юй Хэн передернула плечами. – Отец пришел, чтобы попросить меня о помощи, но вы на самом деле проклинали меня, чтобы я умерла от удушья. Если бы я умерла, кто бы вам помог?

Фэн Цзинь Юань не хотел с ней спорить; его больше заботила формулировка, которую она использовала. Он с некоторой радостью спросил:

– Ты хочешь сказать... что согласна?

– Я не согласна, – четко и ясно ответила ему Фэн Юй Хэн. – Что бы это ни было, я не соглашусь на это. Отцу не нужно тратить время. Пожалуйста, вернитесь к себе.

– Ты... – Фэн Цзинь Юань пришел в бешенство. – Я твой отец. Я родил и воспитывал тебя все эти годы, почему ты вообще не заботишься об этих отношениях?

Фэн Юй Хэн подняла руку, словно собираясь ударить его:

– Вы меня родили? Это вы выносили меня под сердцем? Вы меня воспитывали? Вы отправили меня в горы, чтобы вырастить? Фэн Цзинь Юань, вот что я скажу вам: ваши отцовские отношения были полностью стерты всеми теми открытыми и тайными попытками причинить нам вред и убить нас. Вы должны быть благодарны за то, что я вообще позволила вам сегодня войти в усадьбу этой окружной принцессы. Если вы продолжите делать по отношению ко мне нахальные замечания, вам и шагу не разрешат ступить в усадьбе этой окружной принцессы.

Фэн Цзинь Юаня покраснел, как помидор. Фэн Юй Хэн, издеваясь и ругаясь, в клочья разносила его репутацию. Его лицо ничего не стоило для этой дочери. В ушах у него били барабаны, сигналя об отступлении. Между ними были такие холодные отношения, есть ли смысл вообще открывать рот? Но если бы он не упомянул об этом, то не осталось бы никакой надежды. Вопросы дворца были срочными. Даже если бы ему пришлось отказаться от всей своей репутации сегодня, ему все равно нужно было просить.

Так что он стиснул зубы и откровенно сказал:

– Сегодня я здесь, чтобы обсудить вопросы поместья Фэн. Прямо сейчас император хочет забрать документ обратно. Послушай, можешь вернуть его мне?

Фэн Юй Хэн приподняла бровь:

– Я могу, но вам нужно вернуть мне миллион серебряных таэлей, который вы мне должны.

Фэн Цзинь Юань топнул ногой:

– Если бы я мог достать миллион таэлей, стал бы я тратить на тебя свои слова?

– Знаете, что тратите время впустую, и все же так много говорите. Разве вы не чувствуете усталости? – Фэн Юй Хэн холодно посмотрела на бесстыдного отца первоначальной владелицы тела и все же решила дать ему совет: – Вместо того, чтобы приходить сюда и просить меня о документе, вам лучше пойти и занять денег. Вот одолжите миллион таэлей, и дело, естественно, вернется к вам. Взяв ее идею на вооружение, Фэн Цзинь Юань тоже почувствовал, что вместо того, чтобы продолжать терять здесь лицо, было бы лучше взять кредит. Так что он топнул ногой и, указывая на Фэн Юй Хэн, почти крикнул:

– Маленький звереныш! Когда я соберу более миллиона таэлей, чтобы обменять на дело, то определенно прерву наши отношения отца и дочери. Я никогда не приду снова!

Как только эти слова прозвучали, с совершенно ясного неба внезапно раздался гром. Грохот сотряс даже землю. Фэн Цзинь Юань от страха чуть не грохнулся на землю. Фэн Юй Хэн же неожиданно засмеялась. Пальцем указав на этого бесстыдного отца, она сказала:

– Вы слышали это? Вы прокляли меня, и теперь даже царь небесный недоволен!

Комментарии