Том 3. Глава 78 — Последний император Сэнгоку / The Last Emperor Sengoku — Читать онлайн на ранобэ.рф

Том 3. Глава 78. Прощание

Рука, державшая святой клинок, нисколько не дрожала, напротив, её хозяина распирало от гордости за совершённый поступок. Лезвие вышло из груди так же легко, как и вошло. 

– Отец! – вскрикнула Хрустальная принцесса.

Рин подхватила падающего короля и прижала рукой дыру, из которой захлестала кровь. Она незамедлительно принялась замораживать рану, стараясь остановить кровотечение, однако момент был уже утерян.

Рыцари обнажили клинки, обступив убийцу и зажав того в прочные тиски.

С холодными слезами на глазах Рин подняла голову и попыталась заглянуть в душу человека, смертельно ранившего её отца.

– Почему, Ланселот…

Паладин Эртании держался уверенно. Он будто и не заметил, что убил того, кому поклялся служить. Ланселот лишь пожал плечами, отвечая на болезненный вопрос:

– Другого выхода я не знал. Вы здесь ни при чём, миледи, это личное дело, моё и короля. Я благодарен вам за то, что вернули святой меч мне. Уверяю, вы не пожалеете об этом… Скорее всего…

– Ах ты мерзавец! – один из рыцарей не сдержался и напал на паладина, но умудрённый опытом наёмника Ланселот ловко извернулся и рассёк юношу напополам. Из двух половинок человека фонтанами забила кровь.

– Прошу прощения, но мне нужно ненадолго отлучиться. Не беспокойтесь, принцесса! Лорд Одзя прибудет до заката, и тогда мы снова встретимся, моя миледи.

«Он намеревается сбежать», – разом подумали рыцари. Воины короля напали всем скопом, однако предатель не собирался с ними биться; выхватив из-за пазухи печать ки, Ланселот прикрепил её себе на грудь и исчез во вспышке леденящего света, оставив после себя только выжженный круг на земле.

– Отец! Папа! Прошу, помогите кто-нибудь! Зелье исцеления или свиток ки! Хоть что-то!!!

Окружающие чувствовали себя бесполезными, так как у них не было ни того, ни другого. В лучшем случае Кендерия могла попытаться стабилизировать состояние короля, если бы у неё остались целебные снадобья, однако все запасы ушли на помощь бойцам во время вылазки за стены в начале осады, а Кендзи не мог помочь даже себе, не то что другому.

– Не печалься, моя девочка. Когда-нибудь это произошло бы. Лучше уж так, чем умереть от старости… Кха-кха! – король попытался засмеяться, но вместо смеха из его горла вылетали лишь кровавые брызги.

– Папа… Слишком рано! Я не знаю, что мне делать, если ты покинешь меня…

Ричард поднял руку и прикоснулся к лицу дочери, словно к нежному цветку, чьи лепестки боятся даже дуновения ветра.

– Ничего не бойся, – король опустил ладонь и, сорвав с шеи медальон, протянул его Рин. – Теперь ты займёшь моё место.

– Ты же слышал Ланселота! Что мне делать, папа?! Ты всегда принимал самые важные решения, а я лишь следила за урожаем и регулировала налоги. Всё только начинается… И ты оставляешь меня в разгаре войны!

Испустив предсмертный вздох, Ричард вложил медальон в руку принцессы и сжал её, будто самое драгоценное сокровище.

– Люди сильны, дочь моя, только когда они не одиноки. Тебе обязательно помогут. Я верю, ты отыщешь свой путь. Но, прошу тебя, не стремись встретиться со мной… Сим я вверяю судьбу нашего народа в твои руки, Рин… П… Кхе-кха! П-прости меня… за всё…

Грудь короля перестала подниматься – монарх больше не дышал.

По щеке Рин скатилась слезинка. Слёз было много, но именно эта стала особенной, так как в ней отпечаталась вся боль утраты и все те эмоции, которые принцесса… нет, королева испытала в момент гибели отца. И эта слезинка, вобрав в себя великую магию, обратилась кристалликом льда, окутавшим тело монарха.

Из крохотной капельки вырвалась стихия льда, сковавшая Ричарда в вечной мерзлоте.

В тот день один предатель пожертвовал собой, чтобы дать другому предателю исполнить злой умысел. Хотя Эртания и одолела разведывательный отряд противника, но сам лорд Одзя уже был на пути к Столичному городу, и возглавлял он войско не меньшее по силе.

Королевство скорбило, зализывая раны, а вместе с тем сумрак, нависший над Эртанией, только сгущался.

Рин не могла позволить себе потерять рассудок от горя, ведь отец взвалил на её плечи неподъёмную ношу. Несколько часов девочка, заперевшись в тронном зале и отгородившись ото всех, разглядывала портрет короля и размышляла над его словами, пока вдруг её сердце не переполнилось тяжестью.

– У меня нет выбора, папа. Ты сказал, что люди сильны лишь вместе, и поэтому мне придётся… оставить наш народ. Обещаю, я вернусь и однажды Эртания снова станет свободной, а пока, отец, тебе придётся присмотреть за королевством с того света. Я молю богов, и мольбы мои достигнут самих небес!

В тот же миг принцесса выскочила из тронного зала и, подозвав с десяток рыцарей, направилась в сокровищницу.

* * *

– Если ты не будешь есть, я запихаю этот суп в тебя через другое отверстие!

У северных ворот, в повозке, Мелл насильно кормила истощавшего Кендзи свекольным супом с бараньим жиром, поражая бывшего учителя новым лексиконом.

– Чему только не научишься в окружении срамных потных мужиков на войне… – покачала головой Хана.

После смерти короля Кендзи доставили в городской госпиталь, где его подлатали на скорую руку, а Гвин вместе с дендроидами вернулась в родную деревню. Она намеревалась припрятать древесных исполинов до лучших времён.

Кендзи лежал в повозке, накрытый шерстяным одеялом, пока вокруг него хлопотали люди. Оками также удобно расположился рядом с хозяином в обличие щенка, но у него на безделье была уважительная причина – лапки.

– Я собрала в дорогу целебные травы и всю еду, что удалось скупить. Люди бегут из столицы, так что здесь мало чего осталось, – сообщила Кендерия.

– Хорошо. Мы тоже выезжаем сразу же, как только прибудет дядюшка.

Магическим образом Бейнс Арентино возник на другом конце улицы верхом на лошади, глава гильдии кожевенников молниеносно проскакал к южным вратам и, спешившись, передал поводья Кендерии.

– Я сумел достать только этого жеребца. Он молодой и нрав у него суровый, но силы ему не занимать. Доставит вас в целости и сохранности к границе.

– Спасибо, дядюшка, – низко поклонилась Мелл, пихая в Кендзи последнюю ложку жирного супа.

– Гммм! – забрыкался мастер ки.

Спустившись с повозки, девушка забрала поводья у перепуганной ведьмы, которая совершенно не умела обращаться с животными, и впрягла жеребца в повозку.

– Дядюшка, а что же вы? Когда покинете город?

– Ха-ха, такому старику, как я, бежать некуда. Вся моя жизнь здесь, да и не может же этот лорд Одзя перебить всех ремесленников. Зима в разгаре, ему понадобится обмундирование для войска. Буду работать на нового хозяина, попутно поставляя оружие тем, кто решил остаться и сражаться.

Бейнс был человеком, искушённым в финансовых делах, поэтому, когда он что-то уверенно говорил, ему обычно верили. Не все люди смогут покинуть столицу, банально у кого-то просто не хватит на это средств, однако те, кто остался, не желали сдаваться на милость захватчикам.

Руководствуясь опытом Прасконии, пережившей гражданскую войну, смельчаки сбивались в повстанческие отряды и отправлялись в леса; некоторые оседали в городах, образуя подпольные группы.

– Берегите себя, дядюшка.

– И ты себя, дитя. Я собрал вам в дорогу немного вещей и еды, с минуты на минуту их погрузят в повозку. Там есть кое-что особенное для тебя. Когда прибудете в безопасное место обязательно воспользуйся моим подарком.

– Обещаю, – вежливо улыбнулась Мелл и обняла старого торговца.

Давненько Бейнс не испытывал таких чувств. Судьба обделила его женой и детьми, и только сейчас глава гильдии кожевенников понял, насколько это грустно. Слёзы радости и печали так и норовили брызнуть из его глаз, однако Бейнс держался.

– Ну будет тебе, довольно. Вам пора отправляться. Не беспокойся об отце, при первой же возможности я пошлю в Лиран людей, чтобы его охранять. И помни мой наказ – удачу нужно рвать зубами, а не мять дёснами!

– Прощайте, дядюшка.

– Спасибо вам большое!

– Благодарю за еду!

Хана и Кендерия тоже поблагодарили Бейнса за помощь, а в это время с другой стороны к повозке незаметно подкрался толстяк, половину площади тела которого покрывали бинты. Казан украдкой заглянул в повозку, чем чуть не вызвал у Кендзи сердечный приступ.

– Неожиданное место для встречи, – прошептал мастер Дзен.

– …

Руки Кендзи задрожали и потянулись к мечу.

– Ха-х, всё об оружии. Не беспокойся, дружище, я сохраню твою тайну, в могилу унесу, – с этими словами Казан провёл по горлу пальцем, изображая нож, и Кендзи расслабился. – Попробую замести твои следы, хотя это будет непросто, а ты постарайся снова исчезнуть и не высовываться больше. Держи.

Казан протянул другу записку, но поняв, что тот не в состоянии поднять руку, сунул клочок бумаги под одеяло.

– Нет времени с тобой возиться. Давай, счастливо раствориться в безымянности!

Соскочив с края повозки, Казан, словно бочонок, закатился за угол ближайшего дома и исчез.

Вскоре повозка тронулась. Вслед отбывающим героям махал только Бейнс Арентино, никто больше так и не узнал, кто покинул город в тот момент. Спаситель столицы, мастер Кендзи, не получил никакой награды, не стал объектом общего признания – он лишь тихо ушёл, и благодаря этому в его сердце снова воцарился покой.

Разглядывая плывущие по небу тучи, Кендзи чувствовал каждую выбоину на дороге, но жаловаться ему было не на что.

– Если захотите пить или есть, только скажите, юный господин, – рядом с ним сидела Кендерия, бережно смахивающая пылинки с мужского лба, пропитанного потом и кровью.

Ведьма отчего-то пребывала в замечательном расположении духа, её руки вольно блуждали по исхудалому телу Кендзи, а взгляд никак не отлипал от его пересохших губ.

«Йааааааа!», – в душе ведьма кричала от радости и надеялась лишь на то, что фамильяр Венди будет спать ещё долго и не потревожит её мечты.

– Это так романтично…

Услышав слова Кендры, Хана прекратила грызть яблоко и посмотрела на колдунью, как на сумасшедшую.

– Дорога обещает быть длинной… – разочарованно пробормотала ёкай.

И в этот момент что-то застопорило коня.

– Йи-го-го!

Из-за резкого торможения Кендзи ударился головой, что привело его в чувство; мастер ки наконец-то смог приподняться и взглянуть на преграду.

Две фигуры в тёмных балахонах, одна низенькая, а другая высокая, встали посреди дороги, а перед ними лежал крупный мешок.

– Эй, умалишённые что ли! – прикрикнула Хана. – А ну-ка вон с дороги, не то узнаете, каковы на вкус копыта!

Но фигуры не сдвинулись.

Внезапно та, что пониже, сняла капюшон и сердито посмотрела на ёкая. Один лишь этот жест заставил Хану проглотить слова.

– Миледи Рин! – удивлённо воскликнула Мелл, сидящая на месте извозчика. – Что вы здесь делаете?

Набрав полную грудь воздуха, принцесса вдруг встала на колени и преклонила голову перед повозкой.

– Прошу вас, мастер Кендзи и мастер Мелл, сопроводите меня в столичный город Империи Рамерус!

– Чего?! – Хана подавилась яблоком, а Кендзи чуть не вывалился из повозки.

– Вот именно! – крикнул он. – С каких пор у Мелл тоже звание мастера?!

Однако парень понял, что этот вопрос был лишним, так как новый «мастер» стиснула кулаки.

«О боги! Куда подевалась та скромная девочка, которая пекла мне пироги…».

Но Рин не обращала внимания на всеобщее удивление. Она продолжила:

– Отец наказал мне хранить королевство, и я сделаю это, даже если придётся его покинуть. Издавна величайшей военной машиной на Западе являлся Союз Пяти Королевств. Пожалуйста, помогите мне воскресить утраченные узы людей! Мы готовы заплатить любую цену.

Вторая фигура достала меч из ножен и рассекла мешок – оттуда посыпались сверкающие монеты.

– Тысяча золотых крон. Доставьте меня в Империю Рамерус, и они ваши.

На самом деле Мелл не хотела брать попутчиков, тем более таких опасных, однако она уже знала, что скажет её бывший учитель. Жажда наживы в Кендзи иногда пересиливает волю к жизни, а посему девушка нисколько не удивилась, когда полумёртвый мастер ки вскочил на четвереньки и, словно кролик, поскакал к принцессе.

– Позвольте мне помочь вам забраться в повозку!

Так началось путешествие через окутанные тьмой земли Эртании в светлую Империю Рамерус. На пути к имперскому дворцу героев наверняка будут поджидать невиданные опасности и тяжёлые испытания… но кого это волнует?

Комментарии