Власть Императора.

Глава 569. Смерть Ди Цзуо

 

Четыре храма образуют область, восемь – королевство, а двенадцать – небеса. Это выражение передавалось из поколения в поколение в течение многих веков, но еще никто и никогда не видел двенадцати Храмов Судьбы своими глазами.

И вот, наконец, чудо свершилось.

Сейчас Ли Ци Е был словно бессмертный правитель, которому поклонялись даже божества. Он был высшим из всех созданий и ничто больше его не трогало. Будь в этом мире бессмертные, они преклонились бы перед ним и объявили себя его верными подданными!

Зрелище вышло шокирующим. Казалось, будто Ли Ци Е уже давно переплюнул Божественную Волю, даже несмотря на то, что пока еще не обрел ее! В эту минуту он был на самой вершине жизни.

Все доблестные законы и секретные техники вдруг стали бессмысленными и слабыми. Небеса, сотворенные двенадцатью храмами, стали могущественнейшим доблестным законом всех времен и народов.

Какой из доблестных законов или какая из техник смогли бы превзойти силу и мощь чьего-то собственного неба? Нет, все это существовало под небесами, а значит, не могло возвыситься настолько высоко.

Ли Ци Е и его собственные небеса выходили за грань воображения. Этого невозможно было описать словами.

– Ему наконец удалось открыть двенадцатый Храм Судьбы, – прошептала Лань Юнь Чжу. Она знала, что рано или поздно у него все получится, но она не ожидала, что этот день наступит так скоро.

– Небеса из двенадцати храмов! – у Даоиста Бао Гуя пересохло во рту, когда он увидел у Ли Ци Е над головой целое новое небо. Он, как, в прочем, и все остальные предки великих держав, был бледен и выглядел ошеломленным. Никто теперь не сможет остановить Ли Ци Е или помешать ему взойти на трон, ни Ди Цзуо, ни Тянь Лунь Хуэй.

– Пора заканчивать с этим! – улыбнулся Ли Ци Е. Он не собирался использовать ни законы, ни техники, одного его неба с лихвой хватало. Ничто не могло сокрушить его.

– Нет! – потрясенно воскликнул Ди Цзуо, но он был бессилен что-либо предпринять.

Бум!

Он отлетел в сторону, брызжа во все стороны кровью. Он резко побледнел из-за обильной кровопотери. Небо Ли Ци Е полностью и с легкостью подавило Дао Сумрака Ди Цзуо. Все вокруг вдруг стало таким незначительным, что могло быть сильнее и выше неба?

Собираясь с духом, практики ощущали, как по их спинам ползет холодок. Глядя на такое, любого бы прошиб холодный пот.

Они чувствовали, что Дао Сумрака Ди Цзуо был страшным и грозным. При встрече с ним любого из них ждала бы верная смерть.

Однако даже Сумрак стал казаться слабым и безвольным в сравнении с небом Ли Ци Е.

Ди Цзуо стоял, не шевелясь. Он лучше других знал свой собственный Дао, и именно это сводило его с ума от злости. Ему не хотелось проигрывать таким способом!

– Повелеваю тебе открыться! – выкрикнул Ди Цзуо, решив рискнуть всем, что у него было.

Крааа…

Послышался тяжелый звук открывающихся врат. Золотые ворота позади Ди Цзуо вдруг окрасились в цвет Крови Долголетия Ди Цзуо.

Мир залило золотым светом. Одна створа врат медленно отворилась и показалась тень, непобедимая и глядящая на все создания свысока. Тень была настолько могущественна, что практики почувствовали, будто это Бессмертный Император.

Появившись, тень набросилась на Ли Ци Е. От удара на небе почернели даже звезды.

– Даже будущий ты бессилен, не говоря уже о том, что будущего у тебя нет! – взревел в ответ Ли Ци Е. Столкнувшись с тенью, он вел себя, как и всегда, беззаботно. Сейчас он был воплощением непобедимости, его было не остановить. Его воля была волей небес. Вес его руки приравнивался к невыносимому бремени небесной тверди.

Бум!

От удара гигантской руки Ли Ци Е тень рассыпалась. Против абсолютной воли и разрушительной силы небес не попрешь, даже будущий Ди Цзуо не стал исключением.

Хлоп!

Ли Ци Е ударил Ди Цзуо в корпус, сбив его с ног и открыв на теле множественные раны. Все кости Ди Цзуо были переломаны, силы покинули его, и он не мог больше отбиваться.

Не дав Ди Цзуо коснуться земли при падении, Ли Ци Е тут же перехватил его в воздухе, ухватив рукой за горло. Лицо Ди Цзуо было мертвенно-бледным, у него не осталось сил сопротивляться. Ли Ци Е крепко держал его за горло и медленно процедил:

– И так, твое последнее слово?

Придя в себя после секундной отключки, Ди Цзуо закрыл глаза и сказал:

– Давай же, мне нечего сказать, – он до последнего оставался бесстрашным и старался сохранить достоинство.

Ди Цзуо это Ди Цзуо, смерть была для него ничто.

– Погоди! – в ужасе заорал Предок Мириады Костей.

– Ну что еще? Разве мы, старики, не решили не вмешиваться? – тут же раздался слабый голос из божественного гроба ордена реки.

– Да я не об этом, Бог-Монарх Небесной Лазури, – вымучено усмехнулся Предок Мириады Костей, а затем сказал уже более серьезным голосом. – Дорогой Даоист Ли, прошу, отпусти нашего ученика, и мы сделаем, что угодно. Обещаю, ты не останешься в накладе.

Предок во что бы то ни стало пытался спасти Ди Цзуо, ведь нелегко было воспитать наследника. Ди Цзуо ждало блестящее будущее, поэтому, даже если он не станет Бессмертным Императором, он сможет достичь очень многого. Он был талантливым и способным юношей, и именно это превыше всего ценилось в троне костей. Независимо от того, что произойдет дальше, предок отчаянно хотел спасти своего ученика.

– А это уже интересней, – медленно произнес Ли Ци Е, не сводя глаз с Ди Цзуо.

Но Ди Цзуо вдруг открыл глаза и покачал головой:

– Нет, Предок, прошу, отпустите меня. Я подвел вас, подвел Трон Мириады Костей. И я прошу у вас прощения за свой сегодняшний позор!

И тут их Горы Предков появился старик, ответивший Ди Цзуо величественным голосом:

– Нет, дитя. Победы и поражения это всего лишь часть нашей жизни. Один проигрыш – это еще не смертельно! Да и кто из нас поистине непобедим? Даже Бессмертные Императоры не могли бы этим похвастать. Ты многого достиг и сегодня проявил себя как нельзя лучше, достойно юного императора. Проиграть разок не зазорно!

– Нет, Предок. Мое сердце умерло, – горько усмехнулся Ди Цзуо. – Дело вовсе не в том, что я в этот раз проиграл, я стал бессилен. В чем смысл жизни, если я не смогу стать Бессмертным Императором? Предок, я плохой сын и посрамил трон и всех своих старших, которые заботились обо мне до этой поры. Лучше позвольте мне умереть достойно, чтобы мне не пришлось жить с позором. Предок, прошу, похороните меня рядом с Девой-Фениксом на склоне горы, этого будет более чем достаточно для меня!

Лицо предка исказилось от боли. Он понял, что его ученик желает умереть и делает это не потому, что проиграл в битве. А потому что ему не удалось превзойти Ли Ци Е. Гений вроде него не смог вынести реальности. Для него эта боль была куда хуже поражения!

Может, он хотел смерти, ища встречи с Девой-Фениксом, а может и потому, что не смог превзойти Ли Ци Е, но в любом случае Ди Цзуо считал, что лучше умереть сейчас, чем прожить жизнь в муках и агонии. Его выбор был продиктован отнюдь не чувством стыда из-за единственного проигрыша в сражении с Ли Ци Е.

Вздохнув, предок закрыл глаза. Он как никто другой знал своего ученика, он больше не пытался разубедить его. В конце концов, предок молча вернулся обратно в Гору Предков.

Повисла тишина. Несмотря на поражение, Ди Цзуо проиграл с честью и достоинством, его поступком можно было гордиться. Никто не думал о его проигрыше как о постыдном деянии. На самом деле каждый практик думал о том, как замечательно, что ему удалось продержаться так долго. Никто бы на его месте не смог сделать того же.

Все питали к Ди Цзуо глубокое уважение. Будь он врагом или же другом, он был и есть величайший гений и достойнейший из соперников.

Ди Цзуо вновь закрыл глаза и мрачно заявил:

– Делай, что задумал. Мне больше нечего добавить.

Глядя на него, Ли Ци Е отпустил его и беспечно сказал:

– Если твое сердце, как ты говоришь, мертво, то я позволю тебе умереть с честью. Покончи с собой.

Ди Цзуо выпрямился и открыл глаза. Набрав в грудь побольше воздуха, он в последний раз взглянул на мир, а затем вновь закрыл глаза. Он не колебался ни секунды. Он вдруг вздрогнул, и из уголков его рта заструилась кровь, а затем его тело обмякло и осело на землю.

Мир погрузился в тишину. Гордый сын неба только что покончил с собой. Горевали все.

– Ну что, пора бы заканчивать спектакль, да? – Ли Ци Е стоял у пруда и лениво обводил взглядом толпу практиков.

На этот раз никто ему не ответил, даже молодые практики-призраки прикусили языки. После поражения Ди Цзуо, никто из них был не вправе бросить ему вызов, даже Тянь Лунь Хуэй. Лишь предки все еще могли попытаться сделать это, у остальных, включая Небесных Королей, почти не было шансов победить Ли Ци Е.

Наконец, с громким грохотом, Трон Мириады Костей покинул пруд, прихватив с собой безжизненное тело Ди Цзуо. Гора Предков в мгновение ока словно растаяла в воздухе.