Власть Императора.

Глава 560. Ди Цзуо в ожидании битвы

 

Глядя на него, Лань Юнь Чжу показалось это странным. Она провела с Ли Ци Е уже достаточно времени и довольно хорошо научилась его понимать. Когда он прищуривался, это означало, что либо он думает о чем-то крайне важном, либо готовится свершить расправу.

Однако сейчас дело было в чем-то совершенно другом. Его переполняли сложные противоречивые чувства. Озорно усмехнувшись, она поддразнила его:

– Дядюшка, только не говори мне, что ты в кого-то влюблен? Ответь, что за девушка достойна того, чтобы стать твоей тайной любовью?

Ли Ци Е ответил с улыбкой:

– Девочка, я никогда и ни в кого тайно не влюблялся. Если мне кто-то нравился, то независимо от ее согласия, я приводил ее к себе в дом. Вот такой уж я!

– Эх, звучит так, словно ты извращенец, который никого и ничего не боится! – ухмыляясь, ответила ему Лань Юнь Чжу. – Тогда что у тебя за выражение на лице? Это любовь или страстное желание? А может тебе не дают покоя воспоминания?

Она лучше остальных понимала Ли Ци Е и могла прочесть у него во взгляде и на лице многое. Сейчас она была единственной, кто мог разговаривать с ним и поддразнивать его подобным образом.

– Всё мимо, – Ли Ци Е нежно погладил ее по волосам и улыбнулся в ответ:

– Девонька, ты все еще молода и много пока еще не понимаешь. Иногда тебе приходится делать выбор.

Лань Юнь Чжу сердито уставилась на него:

– Ты говоришь так, словно ты старше меня. Я всего-то пару раз назвала тебя дядюшкой, а ты уже возомнил о себе невесть что? – игриво поддразнила его Лань Юнь Чжу. – Я ведь старше тебя, и тебе нужно звать меня старшей сестрицей!

Ли Ци Е усмехнулся и перевел взгляд на большую черную звезду:

– Нам пора. Я получил то, за чем пришел, теперь пришло время отправляться на Небесное Кладбище.

И они, запрыгнув в колесницу, быстро понеслись через море звезд.

Плюх!

Подняв волны брызг, Бриллиантовый Карп помчался следом за колесницей. Он и не думал нападать, а просто радостно плыл рядом с ними.

– Что он делает? – спросила Лань Юнь Чжу, заметив рыбу.

Обернувшись и взглянув на карпа, Ли Ци Е ответил:

– Он идет следом за нами потому, что у меня в руках лампа с черным огнем внутри.

– Мы что, и его с собой возьмем? – не унималась Лань Юнь Чжу. Эта рыба определенно была каким-то божественным созданием, раз даже Образцам Добродетели не удавалось поймать ее.

Но Ли Ци Е в ответ покачал головой:

– Нет, он не пойдет с нами, как и Женьшень Бессмертного Феникса Пяти не покинул своего деревянного гнезда. Он лишь немного нас проводит.

***

С прибытием Ди Цзуо оживление на пруду стихло. Мастера из великих держав смолкли. Никто не смел произнести ни единого громкого звука.

Ди Цзуо стоял у пруда словно статуя бога, удерживавшего в своих руках власть над всем миром. С тех самых пор, как он появился, никто и близко не смел подойти к пруду.

Великая формация по-прежнему парила в небе. Вид сотни гигантских святых словно вышиб дух из практиков, заставив их дрожать от страха.

Все это время Ди Цзуо ждал возвращения Ли Ци Е и продолжал неподвижно стоять у пруда. Ни один волосок на его голове не смел шевельнуться, словно ветер боялся к нему даже приблизиться.

Его аура была похожа на величественную гору. Казалось, будто эта могущественная аура императора снизошла прямиком из царства небесного, о чем говорила находившаяся позади него золотая дверь. Словно можно было увидеть Бессмертного Императора, открыв эту дверь. Вот что ощущали окружающие в его присутствии – благоговейные страх и почитание.

Ди Цзуо просто стоял у кромки воды, не двигаясь и не выдавая своих эмоций. Но его дыхание словно шторм срывалось с его губ, угрожая разорвать в клочья все, что посмеет приблизиться к Ди Цзуо.

– Несмотря на то, что Ди Цзуо и Дева-Феникс не были женаты, связывавшие их чувства были довольно крепки, – произнес магистр одного из орденов, приближенных к Стране Божественной Искры. – Ди Цзуо непременно отомстит за свою невесту, он не допустит, чтобы ее смерть оказалась напрасной.

Многие помнили о том, что перед своей смертью Дева-Феникс просила их передать Ди Цзуо, чтобы он не пытался мстить за ее смерть. Ди Цзуо услышал ее последние слова, и все же он явился к пруду и теперь стоял у его края в ожидании, когда же появился Ли Ци Е. Он определенно настроен был разобраться во всем до самого конца!

Исходя из этого, можно было сказать, что любовь, связывавшая Ди Цзуо и Деву-Феникса, была глубокой, пусть официальной церемонии еще не было.

Не задавая вопросов, Ди Цзуо дни напролет стоял у пруда. Он позабыл о поиске сокровищ и о практике в Главной Зловещей Могиле, и теперь просто дожидался шанса отомстить Ли Ци Е, шанса сразиться с ним не на жизнь, а на смерть.

В этот день к пруду прибыла и Гора Предков. При виде нее великие державы отступили подальше от пруда, они страшились даже одного вида этой похожей на трон из костей горы.

Она тихонько спустилась с небес, и все же чувствовались ее величие и могущество. Никто не знал, сколько точно мастеров и предков прибыли к пруду, но даже вида одной горы было вполне достаточно. Эта таинственная и загадочная гора олицетворяла собой всю власть трона, прочие наследия страшились ее.

Дни пролетали один за другим, водяная черепаха и кружащие вокруг нее рыбы постепенно ушли, а водоворот в центре пруда выглядел так, словно он вот-вот исчезнет.

Некоторые теряли терпение, особенно молодые практики-призраки. Им не терпелось посмотреть на то, как Ди Цзуо разберется с Ли Ци Е. один из них усмехнулся:

– Хм! Может, этот Ли Ци Е слишком напуган, чтобы показаться здесь? Может, он давно забился в свое логово и теперь не выйдет оттуда?

После того, как Ли Ци Е превзошел их всех, они хотели лишь одного – увидеть, как Ди Цзуо преподаст ему урок.

В отличие от нетерпеливой молодежи, практики-призраки, принадлежавшие к прошлому поколению, были обеспокоены чем-то еще. Один из королевских лордов с ревностью в голосе заявил:

– Прошло уже немало времени с тех пор, как Ли Ци Е исчез в пруду. Может, он, как и Бессмертный Император Ди Юй, обрел величайшее сокровище?

– Теперь уже не важно, что он там обрел, он не выберется отсюда живым, – фыркнул другой магистр, втайне завидуя успехам юноши. – Никто не сможет ему помочь. Старейшины ордена реки заперты в Императорской Формации Сотни Святых, а больше ему рассчитывать не на кого!

При упоминании формации в небе, многие инстинктивно вскинули головы. Даже просто глядя на этих гигантских, похожих на божества святых, их сердца оказывались скованы льдом страха.

С тех самых пор, когда практики из ордена река оказались заперты в ловушке, изнутри не доносилось ни единого звука. Казалось, будто все они уже давно мертвы.

Подумав об этом, практики содрогнулись от страха и ужаса. Река Тысячи Карпов, невероятно могущественное наследие императора. Даоист Бао Гуй и остальные мастера были знамениты в южной части Дальнего Облака. В число старейшин ордена входили Небесные Суверены и Небесные Короли.

И все же Ди Цзуо удалось с легкостью взять над ними верх. Это не только наглядно показывало его силу, но и олицетворяло могущество трона костей!

Многие практики-призраки едва могли дышать, настолько гнетущей была атмосфера. Один из них нервно спросил:

– А он сможет убить Ли Ци Е?

Эти опасения были не напрасны. В последнее время Ли Ци Е стал слишком могущественным. Он сметал все на своем пути, никто не мог его остановить. Даже Тянь Лунь Хуэй проиграл ему, а все знали, что Тянь Лунь Хуэй был не менее известен, чем Ди Цзуо.

Старший практик сказал своим ученикам:

– Теперь уже не важно, насколько силен Ли Ци Е. По возвращении его ждет одна лишь смерть. Даже если ему удастся одолеть Ди Цзуо, он все равно обречен, трон костей не пощадит его. Теперь, когда его врагом стал не только сам Ди Цзуо, но и трон костей и вся призрачная раса, ничто его уже не спасет. Он не сможет предотвратить того, что его ждет.

Прошло еще несколько дней, Ди Цзуо по-прежнему неподвижно стоял у пруда. С течением времени его аура ничуть не уменьшилась, даже наоборот, стала казаться еще более могущественной. Она была словно мощный шторм, разрывающий небеса в клочья и вырывающий комья земли. Никто из практиков у пруда не мог даже коснуться Ди Цзуо.

И вот, наконец…

Плюх!

В центре водоворота на самой середине пруда вдруг показался Ли Ци Е, а за ним следом Лань Юнь Чжу.

Увидев этих двоих, взгляд Ди Цзуо вдруг стал холодным и колючим, словно божественное копье. Ди Цзуо стрельнул глазами в их сторону так молниеносно, что даже по поверхности воды пробежала рябь.

– Вот и они, наконец-то! – выкрикнул предок одной из великих держав, увидев Ли Ци Е и Лань Юнь Чжу.

Все вдруг оживились, гнетущая атмосфера, царившая до этого времени, исчезла. Все практики насторожились, те из них, кто сидел или лежал, тут же вскочили на ноги.