Власть Императора.

Глава 558. Темная Звезда

 

Услышав хладнокровное заявление Ди Цзуо, каждый практик в Мире Воды почувствовал, как по его телу побежали мурашки. Ди Цзуо не пытался хвастаться и никогда не бросал своих слов на ветер, даже этой скупой фразу хватило, чтобы продемонстрировать всем его решительность и силу.

– Ди Цзуо! – великие державы и целые расы пятились назад, шокировано воззрившись на героя. Никому из них не хотелось сейчас провоцировать Ди Цзуо, ведь он был словно глаз бури. Если сейчас сделать хоть один неверный шаг, то наверняка беды не миновать.

Однако призраки были вне себя от радости. Им хотелось кричать еще громче, но они боялись гнева Ди Цзуо:

– Сэр Ди Цзуо!

Другой практик-призрак, сцепив пальцы между собой словно в молитве, прошептал:

– Сэр Ди Цзуо точно прикончит этого человечишку Ли Ци Е!

Тянь Лунь Хуэй тоже был здесь, но он предпочел держаться подальше от Ди Цзуо. Окруженный с головы до пят своей таинственной аурой, он улыбался.

Задрав головы, многие неотрывно глядели на парящую в небе формацию, которую питала сила сотни святых. Они боялись этого слитого с формацией оружия. Не многим удастся выжить в столкновении с подобной убийственной мощью!

***

А тем временем Ли Ци Е и Лань Юнь Чжу преследовали Бриллиантового Карпа. Казалось, будто в этом море звезд время тянется бесконечно и стоит на месте одновременно.

Но вот, наконец, Бронзовая Колесница Четырех Войн достигла своей цели. Бриллиантовый Карп издал победный звук и подпрыгнул высоко-высоко над водой. А затем с силой плюхнулся обратно в воду, отчего посыпались звезды. Падая, они прочерчивали на небосводе серебристые светящиеся дорожки, а иногда даже был слышен едва уловимый скрежет металла.

Колесница замерла на месте, а два ее ездока, стоя в колесницы, смотрели прямо перед собой. Следуя за Ли Ци Е, Лань Юнь Чжу уже навидалась много чудес, поэтому ее трудно было удивить чем-то. Однако то, что они увидели, все же заставило ее вздрогнуть и затрепетать.

Перед ними в воздухе висела невзрачная планета, или то была звезда необъятных размеров. Она была полностью черной, словно это была сама звезда зла. Но и это было еще не самым худшим. Звезда излучала черное пламя, которое тянулось на многие мили вокруг. Этот черный огонь мог бы пожрать все живое во всех девяти мирах!

Было сложно разглядеть хоть что-нибудь позади бесконечных танцующих языков черного пламени.

Эта звезда изрыгала из себя бесконечную тьму. Если бы она не плавала в море звезд и не излучала едва заметное серебристое сияние, то ее невозможно было бы разглядеть.

Глядя на эту довольно странную звезду, Лань Юнь Чжу ощутила неприятное чувство. Ей показалось, что бесконечное черное пламя образует некий портал.

Словно внутри этой звезды таилось нечто ужасное, а этот портал, созданный из языков черного пламени, вел прямиком в ад или в мир дьяволов. Любой на ее месте подумал бы о том же, Но Мир Дьяволов существовал не в этой реальности.

Увидев эту черную звезду и бесконечное черное пламя, Бриллиантовый Карп обрадовался и поплыл вперед еще быстрее. Однако он мог только лишь кружить вокруг темной звезды, очевидно, он не мог к ней приблизиться, как бы ни старался. И тем не менее, рыбина явно наслаждалась черным светом этой странной звезды, когда тот касался ее гигантского тела.

– Что это? Это то, что ты искал? – неуверенно спросила Лань Юнь Чжу, глядя на звезду в пустоте.

– Узнаем, когда подойдем ближе, – ответил Ли Ци Е с улыбкой. А затем он приказал колеснице подойти ближе к черной звезде.

Бам!

Прогремел оглушительный взрыв, и, когда колесница попыталась приблизиться к звезде, на море звезд разразилась настоящая буря. Из звезды появились две гигантские руки, попытавшиеся помешать двум практикам в колеснице приблизиться к звезде. Казалось, что руки вот-вот схватят их и вышвырнут вон отсюда.

Если бы колесница не была удивительным божественным сокровищем, то она бы перевернулась. Но черному огню удалось силой оттеснить ее назад.

Когда пламя выталкивало колесницу обратно в ту сторону, откуда они пришли, Лань Юнь Чжу ощутила головокружение. Возможно, если бы колесница не обладала такой силой, то и ее, и Ли Ци Е вышвырнуло бы из моря звезд.

– Оно что, живое? – спросила Лань Юнь Чжу.

– Может быть. Никто не знает, – ответил Ли Ци Е, не сводя глаз со звезды.

Чувство тревоги и беспокойства росло в душе у Лань Юнь Чжу, когда она чуть смотрела на темную звезду. Она почувствовала в ней нечто невероятно зловещее, а затем спросила:

– Мы же не можем забрать такую гигантскую штуковину, как эта звезда, с собой, так?

Это было невозможно, потому что ни одному сокровищу было не под силу справиться с этой темной звездой.

– Может быть, сможем, – пробормотал Ли Ци Е, глядя на звезду.

– Ты хочешь попасть внутрь? – шокировано взвизгнула Лань Юнь Чжу.

Вспомнив о том, что произошло в деревянном гнезде, она содрогнулась. Но там хотя бы было светло, а эта темная звезда казалась намного опаснее. По крайней мере, снаружи.

– А может и нет, – сказал Ли Ци Е, доставая свою лампу. – Не попробовав, не узнаем. Вперед! – выставив руку с лампой вперед, он пришпорил коней и устремился к огромной черной звезде.

Лань Юнь Чжу казалось, что черный огонь проглотит лампу, но она никак не могла ожидать того, что произошло.

Всепоглощающее черное пламя не смогло остановить лампу. Странно, но, когда лампа приблизилась к звезде, черного огня стало даже еще больше. Казалось, будто крохотная лампа была непроницаема для чудовищного черного огня.

Бабах!

Прогремела целая серия взрывов. Языки черного пламени, словно приливные волны, устремились обратно к черной звезде, будто небесная армия, бросившаяся на своего врага.

Маленькая лампа с удовольствием пожирала черный огонь, который становился все сильнее, словно стараясь поглотить эту лампу.

Засасывала ли лампа черное пламя, или же черный огонь сам рвался внутрь, стремясь разжечь лампу, в итоге лампа вобрала в себя все пламя целиком.

Никто не поверил бы своим глаза, окажись он свидетелем подобному явлению. Черный огонь, распространявшийся в пустоте, был осязаем и невероятно могущественен, и все же какая-то ржавая лампа сумела укротить его, словно то было вовсе не пламя, а рой светлячков или огненных искорок.

Лань Юнь Чжу остолбенела, она и представить себе не могла, какой невероятной силой может обладать эта маленькая изъеденная временем и ржавчиной лампа. Если бы она не знала об удивительном происхождении этой лампы, она бы не поверила собственным глазам.

Теперь она поняла, почему вдруг Бессмертные Лекарственные Растения вроде Душетрава Шелкопрядового Дракона и Женьшеня-Предка захотели добровольно пойти с Ли Ци Е. Эта лампа определенно была невероятным артефактом.

Неизвестно, какое именно количество черного пламени вобрала в себя лампа или сколько точно огня изрыгнула черная звезда, но вот наконец что-то громко хлопнуло, и лампа зажглась.

Языки черного пламени, способные испепелить весь мир, теперь боролись друг с другом за право зажечь старую лампу. Казалось, будто эта кроха почти высушила черную звезду, вобрав в себя все ее искорки.

Загоревшись, лампа вновь прыгнула в руки к Ли Ци Е. Она нисколько не изменилась, все такая же ржавая и щербатая. Единственным отличием было слабое мерцание огонька на самом кончике ее фитиля.

В лампе теплился крошечный черный огонек, такой маленький, что, казалось, он вот-вот угаснет.

Лань Юнь Чжу внимательно посмотрела на маленький огонек и увидела, что глубоко внутри него пробивался тончайший слой золотистого пламени:

– Что это за пламя?

– Это очень хорошая вещь, замечательная, я бы даже сказал. Мои усилия не пропали даром! – тихонько вздохнул Ли Ци Е, подняв лампу.

Глядя на Ли Ци Е, Лань Юнь Чжу спросила:

– Что это за лампа? Какой силой она обладает? – она чувствовала, что лампа становится все более и более удивительной. Интуиция подсказывала ей, что Истинное Оружие Бессмертного Императора не сможет даже сравниться с этой лампой.

– Хм… – ответил Ли Ци Е. – Нельзя позволить столь могущественному артефакту пропадать зря в этом мире.

Взглянув на него, Лань Юнь Чжу спросила:

– И как же ты намереваешься ее использовать? – она считала, что Ли Ци Е неведомо значение слова «расточительство», ведь он использовал Звездную Воду направо и налево, поэтому она не знала, кто в целом мире мог бы быть еще более расточительным, чем он!