Власть Императора.

Глава 550. Сражение со всем миром

 

Святое Дитя подбирал отличные слова для своей речи, тронув сердца практиков. Его образ защитника призрачной расы воодушевил многих практиков-призраков, особенно молодых.

– Давайте поддержим Святое Дитя Гигантского Полумесяца и Злое Дитя Призрачного Насекомого! Все на благо нашего народа, даже наши жизни! – тут же закричал один из практиков-призраков. – Не дадим людишкам осуществить задуманное!

Один из королевских лордов подлил масла в огонь:

– Точно-точно! Негоже призракам кланяться перед нечестивыми!

Другой магистр тоже знал, что нужно сказать:

– Мы, призрачная раса, держим свое слово лишь перед честными и достойными практиками, а с грубиянами нечего чиниться! Эта сделка тоже часть коварного плана Ли Ци Е. Нам нужно ее расторгнуть, ведь она только вредит призракам!

– Да! Уговор с этим невежественным грубияном лишь навредит нам всем!

Тут же большинство практиков закивали, соглашаясь с этим высказыванием:

– Если сделка призвана навредить призракам, то надо немедленно ее расторгнуть!

Конечно же, большинство великих держав радостно согласились с таким развитием событий. Никому не хотелось упустить великое сокровище, скрытое в пруду. То же относилось и к императорским наследиям; они, особенно Наследие Короля Насекомых, были уверены в том, что им удастся завладеть этим сокровищем. Поднялся гам, соглашение между Святым Дитя и Злым Дитя и Ли Ци Е было расторгнуто. Поэтому в случае чего священным землям и наследию насекомых достанется львиная доля сокровищ.

Наблюдая за происходящим, Лань Юнь Чжу вздохнула. План Девы-Феникса сработал.

Однако Ли Ци Е было все равно. Вся эта ситуация ужасно его забавляла. Если призрачная раса сама подставляла ему свое лицо, то он с радостью отвесит им парочку-другую шлепков и пощечин. Ему было наплевать, будь то хоть несколько практиков, хоть вся призрачная раса.

На самом деле любому Бессмертному Императору рано или поздно придется сражаться с целой расой. Например, если гений из рода людей вдруг захочет стать Бессмертным Императором, то в самую последнюю минуту остальные расы рискнут всем, чтобы ему помешать. Каждая из рас будет прилагать максимум усилий, поддерживая кого-то из собственных гениев и надеясь, что кому-то из них повезет стать следующим Бессмертным Императором.

Если практик был не готов выступить против целого мира, то он мог даже не мечтать стать Бессмертным Императором! Кандидат в Бессмертные Императоры должен был не только быть талантливым и иметь сильное сердце Дао, у него должно было быть достаточно мужества, чтобы выступить против целого мира.

Путь Великого Дао был одинок; для того, чтобы стать Бессмертным Императором, нужно было обладать недюжинной силой и великим мужеством. Сражение против целого мира было жестокой, но необходимой частью вознесения к самым высотам.

Глядя на возбужденных призраков, Ли Ци Е расхохотался, а затем сказал:

– Очень хорошо. На самом деле мне нравится то чувство, когда тебя величают злодеем-комбинатором. Давайте же, нападайте на меня, я жду! Будь вас сотня тысяч, я сражу всю сотню тысяч, будь вас даже миллион, я прикончу вас всех! Вперед, я хочу увидеть истинную силу расы призраков!

Глядя на призраков, он взревел:

– Я пройду по вашим головам и буду топтать ваши трупы на пути к своему величию! Вперед же! Даже если появятся ваши Образцы Добродетели, я разберусь и с ними!

Лань Юнь Чжу выдавила из себя улыбку. Она уже привыкла к агрессивности Ли Ци Е, равно как и к тому, что он никого не брал в расчет.

Неожиданно практики-призраки смолкли, таращась на Ли Ци Е. Королевские лорды и магистры, подзадоривавшие толпу, не знали, что делать. Ответ юноши сильно отличался от того, на что они надеялись.

Под давлением призрачной расы любой на месте Ли Ци Е предпочел бы сдаться или пойти на компромисс, а затем поспешил бы уйти.

Здесь были сотни великих держав призрачной расы и множество императорских наследий вроде Священных Земель Гигантского Полумесяца и Наследия Короля Насекомых, почти всем им не терпелось разделаться с Ли Ци Е!

Оказавшись в подобной ситуации, даже мастер прошлого поколения не захотел бы связываться с целой расой, не говоря уже о каком-то юнце. Пойдя на это, им не осталось бы места в этом мире.

Однако Ли Ци Е не желал уступить, как и не желал идти на компромисс, и конечно же, он не станет убегать. Он наорал на всю расу призраков, объявив о своем желании вырезать их всех до единого. Призраки остолбенели от такой агрессивности и тирании. Даже великие практики, королевские лорды и магистры, не знали, что им делать.

Заявить такое во всеуслышание… Он либо был безумцем, либо непобедимым! Но Ли Ци Е вовсе не был безумным, равно как и не был непобедимым.

Стоя в сторонке и наблюдая за всем, Тянь Лунь Хуэй тихонько вздохнул:

– Он пошел против целого мира! – его глаза были сосредоточены на Ли Ци Е, в его сердце поселился страх. Он спросил себя, был ли он когда-либо настолько мужественен. Смог бы он вот так запросто наорать на весь мир, а затем объявить ему войну?

Таланты, понимание, сильное сердце Дао, отвага… Все эти составляющие были крайне важны для того, чтобы стать Бессмертным Императором. Однако чаще всего именно мужество и отвага оказывались важнее всего. Без них не было ни единого шанса получить сильное сердце Дао. Без них невозможно было добраться до самой вершины, пусть твои таланты и понимание и позволяли тебе стать настоящим мастером!

С древнейших времен кто из императоров не убивал миллионы? Кто из императоров не прошел через бесчисленное множество кровавых войн в Девяти Мирах?

Встревоженный, Тянь Лунь Хуэй содрогнулся. Сейчас он задавался вопросом, а был ли он столь же решителен и храбр, отступил бы он, пошел бы на компромисс перед лицом врага, значительно превосходящим его в силе?

На этом этапе сила противника не имела никакого значения, страх, который был дьяволом сердца – вот твой злейший враг до конца жизни.

Правда заключалась в том, что большинство Бессмертных Императоров терпели в жизни по крайней мере одно поражение. Когда-то в юности каждый из них отступал перед более сильным врагом.

Однако в этом не было ничего постыдного. Вызов был просто вызовом, будь он хоть сложен, хоть прост. Единственным унижением была трусость перед лицом вызова.

«Сразиться с целым миром!» – глаза Тьяна Лунхуи серьезно блестели. «Осмелюсь ли я на это?» – великий гений Тянь Лунь Хуэй пытался разобраться в себе.

А вокруг стояла тишина. Затем в ответ на заявление Ли Ци Е послышались фырканье и насмешки. Предки великих держав были недовольны самомнением и высокомерием Ли Ци Е, некоторым из них захотелось тут же убить Ли Ци Е.

– Какие громкие слова! Ишь чего удумал, предков ему подавай, тебе и нас будет достаточно! – нахмурился Святое Дитя Гигантского Полумесяца.

Святое Дитя не сводил взгляда с Ли Ци Е, энергия его крови взметнулась выше звезд, земля содрогнулась, небо заходило ходуном. Энергия сгущалась вокруг него, а затем превратилась в Водного Дракона.

Пузырь на лбу Злого Дитя Призрачного Насекомого стал корчиться и изгибаться, а сам юноша произнес мрачным голосом:

– Ли Ци Е, ты о себе слишком высокого мнения! Не сомневайся, мы сможем тебя убить!

– Да ладно? Два неудачника? – ухмыльнулся Ли Ци Е, глядя на них.

Однако странным было то, что ни Святое Дитя, ни Злое Дитя не рассердились. Святое Дитя холодно улыбнулся и ответил:

– Ли Ци Е, если ты способен постичь больше остальных, это еще ничего не значит. Даже если ты смог бы переплыть весь пруд, это еще не означает, что ты непобедим!

– Ли, еще не поздно сдаться! – фыркнул Злое Дитя. Энергия его крови затмила собою небо. Личинка Короля Адских Насекомых в выступе у него на лбу копошилась внутри словно кровожадный монстр.

Святое Дитя Гигантского Полумесяца выглядел нормально, но вот Злое Дитя со своим наростом на лбу заставлял практиков содрогаться от страха.

Они окружили Ли Ци Е, один спереди, другой сзади, отрезав ему пути к отступлению. Энергия их крови ревела, словно тигр и волк, вселяя страх в души практиков.

Они оба продули Ли Ци Е в состязании с прудом, но никто не смел недооценивать их силу, как-никак, они были императорскими наследниками. Они были сильнее большинства великих практиков из великих держав.

Сверкнув глазами, Святое Дитя объявил:

– Уступи, сдайся нам. Мы, призраки, доброжелательны и обещаем судить тебя честно и по справедливости!

Несмотря на его слова, его глаза все равно страшно и кровожадно сверкали.

– Ты убил уже многих из нас, но мы все равно предлагаем тебе выход – это самое щедрое и милосердное предложение! – добавил Злое Дитя, зловеще ухмыляясь.

Когда призраки решились выступить против Ли Ци Е, больше всего подстрекали толпу не королевские лорды и не магистры, а эти двое.

Они уже давно точили зуб на Ли Ци Е и у них было несколько причин. Во-первых, у них был козырь, и они были абсолютно уверены, что, объединившись, они смогут убить Ли Ци Е. Во-вторых, они хотели использовать его в своих планах!

Им стало немного не по себе, когда Лун Цзуньтянь испугался Ли Ци Е, решив, что он – главный соперник Ди Цзуо. А что, если Святому Дитя и Злому Дитя удастся убить Ли Ци Е? Это не просто их возвеличит, но и смоет с них их позор.

– Какая глупость! Нападайте уже, я уже устал ждать. Хочу посмотреть, на что вы двое способны, – закатив глаза, сказал Ли Ци Е.

«Бззз!»

Сила Святого Дитя и Злого Дитя взорвалась. Вокруг их тел стали видны их божественные кольца. Вокруг Святого Дитя было обвито тридцать колец, а вокруг Злого Дитя тридцать одно.

– Меньше, чем через год эта парочка станет полностью завершенными Верховными Суверенами.

Практики-призраки были потрясены и благоговейно глядели на кольца вокруг тел двух гениев.