Власть Императора.

Глава 549. Я передумал

 

Лун Цзуньтянь вернулся к Деве-Фениксу и серьезным голосом сказал:

– Юная Госпожа, еще не поздно уйти. Я выведу вас отсюда.

Его слова прозвучали как гром среди ясного неба, сердце Девы-Феникса дрогнуло. Она спросила:

– Что вы хотите этим сказать, Старший Брат?

Но Лун Цзуньтянь смотрел не на нее, вместо этого он пристально уставился на Ли Ци Е и сказал:

– Я стар и мне хотелось бы жить подальше ото всех, чтобы меня никто не тревожил. Боюсь, что я больше ничем не смогу помочь Ди Цзуо. Но перед уходом, я могу помочь вам выбраться отсюда живой.

Лун Цзуньтянь настороженно наблюдал за Ли Ци Е. Сразившись с ним, он сразу же понял, что перед ним страшный противник, он не мог понять, что за тело было у Ли Ци Е.

Поняв, что Лун Цзуньтянь собирается отступить, Дева-Феникс переменилась в лице. Она тут же попыталась переубедить его:

– Старший Лун, вы слишком скромны, вы – величайший гений целого поколения…

Но Лун Цзуньтянь лишь поспешно оборвал ее:

– Юная Госпожа, вы должны уйти.

Глядя на это, многие недоумевали. Победитель поединка еще не был определен. Многие были уверенны в том, что Лун Цзуньтянь сможет победить Ли Ци Е.

Но по какой-то неизвестной причине Лун Цзуньтянь вдруг решил отступить. Он перестал выпячивать свою гордость, отчего все присутствующие поняли, что что-то не так. Никто не думал, что он струсил перед Ли Ци Е. Когда-то в прошлом Лун Цзуньтянь отклонил предложение Трона Мириады Костей присоединиться к их ордену. Такой гордец, как Лун Цзуньтянь, не станет бояться Ли Ци Е. Кроме того, у него есть преимущество перед Ли Ци Е – уровень его практики намного выше.

Однако, ко всеобщему удивлению, он не хотел больше сражаться с Ли Ци Е. Он собственноручно понизил свой статус и положение, оставляя неизгладимое пятно на свое блестящей репутации.

Отчего он был столь решительно настроен прекратить сражение с Ли Ци Е, даже несмотря на удар по своей репутации? Никто не понимал почему, даже Дева-Феникс. Лун Цзуньтянь был наставником Ди Цзуо, и она знала, что он не боялся никого, но почему-то сейчас он хотел выйти из сражения.

Глубоко вздохнув, она покачала в ответ головой:

– Старший Лун, если вы хотите уйти, то я не стану вас удерживать, но и сама я не отступлю. Независимо от того, насколько силен этот человек, я не допущу, чтобы его замысел увенчался успехом. Я не позволю Ли Ци Е истребить всех молодых призраков не только потому, что я из Трона Мириады Костей, но и ради всей призрачной расы!

Слушая ее самоуверенную тираду, Лун Цзуньтянь медленно качал головой. Она прекрасно понимал, чего она добивается. Вздохнув, он вновь затянул свою старую песню:

– Поймите, я стар… Этот мир принадлежит молодым. Какое замечательное мужество.

Никто не понимал, о чем он бормочет. Он говорил о ее мужестве или о чем-то еще? А затем он сказал на прощание:

– Берегите себя, Юная Госпожа, – и взлетел, мгновенно исчезнув за горизонтом.

Онемев от изумления, толпа провожала его глазами. С самого начала и до самого конца никто так и не понял, почему он их покинул. Он очевидно не уступал Ли Ци Е в силе, поэтому он не мог просто испугаться.

Тогда что же сподвигло его уйти? Все растерянно гадали о причинах, в том числе и Дева-Феникс.

В действительности он принял это решение сгоряча, утратив веру в Ди Цзуо! Он был выдающимся талантом своего поколения. В молодости он был не слабее Ди Цзуо или Тянь Лунь Хуэя.

Он согласился покинуть свою затворническую жизнь и помочь Ди Цзуо только потому, что он высоко ценил способности Ди Цзуо. Уверенный в себе Ди Цзуо напоминал ему о собственном прошлом.

Горько сожалея о том, что он родился в Эпоху Трудностей с Дао, когда никому не под силу было стать Бессмертным Императором, он возлагал большие надежды на Ди Цзуо. В сражении с Тянь Лунь Хуэем или с Чань Яном Ди Цзуо несомненно одержал бы верх, пока не взошел бы на императорский трон.

Но сегодня его вера пошатнулась, особенно после сражения с Ли Ци Е. Он понял одно – Ли Ци Е оказался гораздо страшнее, чем он мог себе представить. Несмотря на то, что сейчас он не мог определить тип тела Ли Ци Е, его интуиция подсказывала ему, что в этом мальчике было нечто большее, чем просто Бессмертное Тело.

На мгновение ему показалось, что у Ли Ци Е целых два Бессмертных Тела, но любой здравомыслящий практик знал, что подобное просто невозможно. Тем не менее, предчувствие не давало ему покоя.

А что, если у Ли Ци Е действительно было два Бессмертных Тела? Лун Цзуньтянь даже подумать не смел о подобном. Ли Ци Е и без того был чертовски силен, настолько, что смог бы выступить против любого из трех героев. Однако, что если его козырем были не девять звезд и десять Храмов Судьбы, не какой-нибудь непобедимый доблестный закон, а нечто совсем иное?

Например, нечто невероятное, как обладание двумя Бессмертными Телами? Он уверил себя в том, что это самое правдоподобное из всех объяснений, он понял, что Ди Цзуо потерпит сокрушительное поражение, и поэтому ушел. Он не хотел видеть, как рухнут все его надежды в лице Ди Цзуо!

После его ухода, Ли Ци Е вновь уставился на Деву-Феникса и сказал:

– Дальше что? Кого еще ты пошлешь сражаться со мной?

– Даже если я останусь совсем одна, я не пойду на попятную и не стану заключать с тобой сделок! – глубоко вздохнув, Дева-Феникс заговорила с достоинством. – Даже если моих сил не хватит, я все равно буду драться с тобой, я не позволю тебе осуществить свой план и наложить руки на будущее призрачной расы! Если моя смерть сможет открыть призракам глаза… То считай, что мы обойдемся малой кровью!

Дева говорила с таким достоинством. Она медленно выговаривала каждое слово, героически ища поддержки у толпы.

Она говорила так, словно Ли Ци Е был непростительным грешником, настоящим дьяволом; своими действиями она пыталась заручиться восхищением и поддержкой многих практиков-призраков!

Глядя на этот спектакль, Ли Ци Е улыбнулся и покачал головой:

– По правде говоря, я даже немного восхищаюсь твоим мужеством. Даже зная, что это невозможно, ты все равно пытаешься… Превосходно!

– Моя жизнь ничего не стоит ради блага призрачной расы.– храбро заявила Дева-Феникс. – Даже если мне придется пожертвовать собственной жизнью, я не позволю тебе осуществить…

Но Ли Ци Е прервал ее:

– Да-да, я знаю, что я самый отвратительный злодей во всем мире, бла-бла-бла. Ради Ди Цзуо и ради всей призрачной расы я дам тебе то, ради чего ты сможешь умереть.

Дева-Феникс наблюдала, как Ли Ци Е медленно приближается к ней. Сделав глубокий вдох, она и не думала бежать, а затем сухо произнесла:

– Я знаю, что ты очень силен, но даже несмотря на свою слабость, я все равно буду пытаться! Пусть же я положу начало восстанию призрачной расы!

За этим наблюдали многие практики-призраки. Стоило Ли Ци Е приблизиться, как многие шагнули вперед. Кровь кипела у них в жилах и один из практиков-призраков взволнованно заявил:

– Ли, если ты хочешь тронуть хоть один волосок на голове Девы-Феникса, то сперва тебе придется победить нас!

– Ученики призрачной расы не позволят тебе убивать всех, как тебе вздумается! – большинство королевских лордов и магистров тоже захотели объединить усилия и убить Ли Ци Е.

И тут с неба спустились две фигуры; направившись прямиком к Деве-Фениксу, они заслонили ее от Ли Ци Е. Их энергия крови была огромна словно божественный цунами, намного превосходя по силе энергию крови практиков-призраков, защищавших Деву-Феникса до этого.

Несмотря на всеобщее потрясение, ни один королевский лорд и ни один магистр не пожелал отступить. Напротив, вокруг Девы-Феникса образовалось плотное кольцо из молодых практиков-призраков.

Эти два спустившихся с небес практика были словно Истинные Боги, настолько сильны были их энергии крови. Это были Святое Дитя Гигантского Полумесяца и Злое Дитя Призрачного Насекомого. И пусть Святое Дитя еще не окончательно оправился от путешествия по пруду, сейчас он казался невероятно высоким и могущественным.

– Все мы несем ответственность за взлеты и падения призрачной расы. Мы мужчины и не можем позволить, чтобы хрупкая женщина взвалила все на свои плечи! – мрачно произнес Святое Дитя. –Ли Ци Е, не думай, что сможешь и здесь действовать жестко и жестоко!

Ли Ци Е взглянул на Святое Дитя и Злое Дитя, и расхохотался:

– О, так вы двое все еще здесь? Что, Священные Земли Гигантского Полумесяца и Наследие Короля Насекомых уже передумали и хотят расторгнуть сделку?

Оба императорских наследия все еще оставались здесь, они словно тигры наблюдали за своей жертвой, желая подтолкнуть Ли Ци Е к гибели. Однако из-за сделки они не решались выступить в открытую.

– Сделка есть сделка,– улыбнулся Злое Дитя зловещей улыбкой. –Как и обещали, мы не станем трогать сокровища и можем в любой момент уйти отсюда. Однако, если кому-то взбредет в голову уничтожить юных учеников призрачной расы, лишив наш народ будущего, то я, как один из призраков, а также Наследие Короля Насекомых, будучи великой державой призрачной расы, не станем сидеть сложа руки и защитим расу призраков!

Святое Дитя Гигантского Полумесяца тоже заговорил голосом, вселяющим в практиков благоговейный страх:

– Священные Земли Гигантского Полумесяца тоже не позволят никому навредить нашей расе! Дева-Феникс Божественной Искры – женщина с большим и сильным сердцем! Она даже готова пожертвовать собой ради блага призрачной расы! Мы тоже должны! На мой взгляд, сейчас личные интересы не играют никакой роли, главное – это защитить будущее нашей расы!

– Ли Ци Е, раз уж ты собрался навредить ученикам-призракам, то несмотря на наш уговор, я защищу свой народ любой ценой, даже пусть я потеряю свою честь, нарушив слово. Ради безопасности своего народа я не покину этого места и не позволю тебе причинить вред нашим ученикам! Я остановлю тебя! – убедительно продолжал Святое Дитя. –Можешь говорить, что я нарушил свое обещание, и весь мир может проклинать меня за то, что я расторг наш уговор. Я готов нести это вечный позор, я отдам все, но сегодня я покончу с тобой и избавлю свой народ от зла, вернув им мир, свободный от тебя!