Власть Императора.

Глава 538. Лун Цзуньтянь

 

Магистр одной из великих держав хладнокровно и насмешливо усмехнулся: «Глядите, Реке Тысячи Карпов все еще мало даже после того, как они вычистили логово карпа подчистую! Хм, до чего же жадные, словно змея, пытающаяся проглотить слона… Берегитесь, не все коту масленица!»

Но Ли Ци Е не обращал на них внимания, сосредоточившись на старом пруде. Немного погодя, он улыбнулся. Лань Юнь Чжу спросила: «Ну, что скажешь? Можно войти в этот пруд?»

Лань Юнь Чжу уже давно хотела задать этот вопрос. Бриллиантовый Карп исчез у себя в норе, оставив Даоиста Бао Гуя и остальных старейшин ее ордена с носом.

Как могло громадное существо вроде карпа внезапно исчезнуть? Неужели он нырнул в этот пруд? Но, исходя из его размеров, пруд был недостаточно большой для него.

«Войти-то можно, но все зависит оттого, кто пытается войти. Не каждый сможет», – улыбнулся Ли Ци Е, не отводя глаз от воды.

«Очень опасно?» – спросила Лань Юнь Чжу, тоже уставившись на пруд.

Он выглядел совершенно обычным прудом, в нем не было ничего примечательного, но Божественный Взор не мог видеть сквозь него.

«Для кого-то войти в пруд будет легче легкого, а некоторым покажется, что гораздо проще дотянуться до солнца. Даже если они будут на протяжении всей своей жизни пытаться войти в эту воду, они не смогут», – ответил Ли Ци Е с улыбкой.

Его слова расстроили многих. Первым высказал свое недовольство Злое Дитя Призрачного Насекомого: «Какое громкое заявление!» А затем, зловеще ухмыляясь, он продолжил: «Интересно, сколько шагов сможет сделать новоявленный гений-человечишка?»

Практики стали озираться друг на друга, многим нравилось, к чему все идет. Они все знали о вражде между Ли Ци Е и Злым Дитя, которая тянется еще с появления золотого моря.

Ли Ци Е вскинул брови и лениво задал вопрос: «А сколько шагов сделал ты?»

«Девять!» выплюнул Злое Дитя, улыбаясь: «Может, попробуешь? Давай поглядим, кто из нас лучше справится?»

Злое Дитя был полон уверенности в собственных силах.

«Девять шагов…» – прыснул со смеху Ли Ци Е: «Ты что, маленькая гусеница? Такая легкотня, а ты смог пройти лишь девять шагов? Да я даже с закрытыми глазами пройду намного больше».

«Ах ты…!» – рассвирепел Злое Дитя в ответ на поддразнивания Ли Ци Е, его затрясло, а глаза устрашающе заблестели.

Но Ли Ци Е было лень смотреть на него. Вместо этого он пренебрежительно от него отмахнулся: «Девять шагов… Да как ты вообще посмел выступить против меня? Иди поиграй в где-нибудь уголочке, не мешай взрослым заниматься делами».

«Вот как? Ли, как думаешь, сколько шагов сможешь пройти?» раздался еще один холодный и звенящий голос. Говорящим оказался другой наследник императорского наследия, Святое Дитя Гигантского Полумесяца.

«Сколько шагов?» – зевнул в ответ Ли Ци Е: «Не то, чтобы я смотрел на вас свысока, парни, но давайте будем честны друг с другом: как вы посмели бросить мне вызов, прошагав по воде лишь пару-тройку шагов? Вы не знаете, когда следует остановиться, а мне лень тратить время на пустые разговоры с таким низкосортным сбродом как вы».

«Ты первый начал, бросив вызов всей призрачной расе и всему миру! Не кажется ли тебе, что единственный, кто не знает, когда нужно заткнуться, это ты?» – раздался высокомерный голос. У пруда появилась и медленно остановилась колесница-феникс, из нее вышла неотразимая красавица – Дева-Феникс Божественной Искры, которая сбежала от Ли Ци Е в прошлый раз.

С ее появлением ситуация накалилась: «Глядите, Дева-Феникс тоже здесь!»

Практики метались глазами от Ли Ци Е к Деве-Фениксу и обратно.

Во время последней их встречи она сбежала, потерпев поражение. Всем хотелось узнать, чем же закончится вся эта ситуация между Ли Ци Е и Девой.

Ли Ци Е лениво посмотрел на нее и съязвил: «О, здорово, неудачница. С каких это пор твоя Страна Божественной Искры стала частью призрачной расы? Твои предки, что, были призраками?»

«Я замужем за призраком, а значит являюсь частью их мира». Дева-Феникс вовсе не сердилась, а спокойно и с достоинством ответила на язвительные колкости Ли Ци Е. Ее превосходство было одной из причин, почему ее выдали замуж за трон костей.

«А, точно, – улыбнулся Ли Ци Е. – Так что? В тот раз, помнится, ты с позором проиграла, неужели тебе мало, и ты вновь хочешь мне проиграть?»

Но Дева-Феникс была готова; она не злилась, была спокойна и собрана: «Ли Ци Е, ты и впрямь в праве вести себя весьма дерзко и высокомерно, но неужели ты решил, что ты непобедим?»

Ли Ци Е вновь взглянул на нее и ответил: «Я лично не знаю, победим я или нет, но для тех, кто бросает мне вызов, у меня есть лишь один ответ – я безжалостно убью их всех! Даже если против меня ополчится весь мир».

«Юноша… Какое смелое заявление», – произнес мужчина средних лет, следовавший за Девой-Фениксом. «Ты так похож на меня в молодости, такой же высокомерный и бесстрашный, но сегодня я положу этому конец».

Мужчина не спеша выбрался из колесницы, вокруг него витала особая божественная аура. Его духовная сила вкупе с собранностью складывались в уникальное очарование, словно он в одиночку был способен идти по бескрайнему пути Великого Дао.

«Лун Цзуньтянь!» – воскликнули великие практики-призраки, увидев его.

Даже предки вдруг стали намного серьезнее.

Лун Цзуньтянь – легендарная личность Священного Нижнего Мира, гордый сын неба. О его жизни и подвигах ходили легенды.

Лун Цзуньтянь постигал Дао во времена Эпохи Трудностей с Дао и был величайшим гением Священного Нижнего Мира. В юности он практиковался так, словно ни одной эпохе мира, даже самой трудной и тернистой, его не сломить, не встать на пути к величию.

Он стал Небесным Королем в очень юном возрасте. Тогда к нему было приковано всеобщее внимание. Многие считали, что у него хватит сил вырваться из оков того сложного времени и достичь самой вершины.

К великому сожалению, он родился не в ту эпоху. Он отправился в путешествие, надеясь с помощью силы проложить себе путь к следующему уровню, но единственное, чего он добился – его жизнь стала короче, что привело к неминуемой катастрофе.

Погибель Судьбы была демоном сердца, а Сокращение Жизни – карой небесной. Для практика Сокращение Жизни было одним из самых сложных испытаний, многие умирали.

Но более прискорбно для него было то, что во времена Эпохи Трудностей с Дао Сокращение Жизни было фатальным. Многие полагали, что ему не выкарабкаться и он умрет.

Однако перед смертельным ударом Лун Цзуньтяню удалось нанести ответный удар по Сокращению Жизни. Он шокировал весь мир. Но в результате он получил неизлечимую рану, а его практика сильно замедлилась.

Тем не менее, его слава по-прежнему гордо реяла над всем миром. Многие предки великих держав были о нем высокого мнения. Многие из них даже опасались просто произносить его имя.

Он был не только выдающимся Небесным Королем, но и обладал полностью завершенным Телом Святого, Бриллиантовым Телом Святого!

Бриллиантовое Тело Святого лишь немного недотягивало до Бессмертного Тела Неразрушимого Бриллианта. Это Бессмертное Тело было непроницаемо для любого оружия и неприкосновенно для мириад законов. Практик, обладающий таким телом, не боялся ни оружия, ни законов этого мира.

Несмотря на то, что у него было не Бессмертное Тело, Лун Цзуньтянь был неимоверно могущественным практиком с Телом Святого. По слухам, однажды он даже остановил атаку Сокровища Жизни Бессмертного Императора при помощи своего тела. Никто не знал, были ли эти слухи правдивы, но даже этого было достаточно, чтобы знать, насколько твердое у него тело.

«Не могу поверить, что Сэру Ди Цзуо удалось убедить Лун Цзуньтяня. Невероятно талантливый гений как Лун Цзуньтянь, должно быть, высоко ценит Ди Цзуо! Ди Цзуо точно обретет Божественную Волю и станет Бессмертным Императором», – взволнованно пролепетал кто-то, глядя, как Лун Цзуньтянь защищает Деву-Феникса.

Когда-то в прошлом, во времена Эпохи Трудностей с Дао, имя Лун Цзуньтяня гремело по всему Священному Нижнему Миру. И лишь после того, как с ним случилось Сокращение Жизни, его слава медленно померкла, вот тогда и возвысились три героя.

В самом начале у Лун Цзуньтяня не было даже своего ордена, но впоследствии многие великие державы и даже императорские наследия хотели заполучить его себе. Исключением не был даже Трон Мириады Костей, но Лун Цзуньтянь был невероятно высокомерен и решительно отверг предложение.

Кто мог подумать, что многие годы спустя, Ди Цзуо, став одним из трех величайших гениев этого мира, сможет убедить Лун Цзуньтяня присоединиться к трону костей? Более того, он даже стал наставником Ди Цзуо.

Несмотря на то, что у трона было немало великолепных предков уровня легендарных мастеров, Лун Цзуньтянь был большой редкостью. Заполучив его в наставники, Ди Цзуо определенно только выиграл.

Высокомерный и надменный Лун Цзуньтянь согласился стать наставником Ди Цзуо после того, как в прошлом отверг предложение Трона Костей присоединиться к ним, это ли не показатель замечательного таланта Ди Цзуо и его будущего потенциала как Бессмертного Императора.

Но Ли Ци Е оставался по-прежнему спокоен и беззаботен, даже глядя на Лун Цзуньтяня. Затем он лишь улыбнулся ему: «О, желаешь преподать мне урок?»

Лун Цзуньтянь уставился на Ли Ци Е и отрицательно покачал головой, ухмыляясь: «Я слишком стар для этого, физические нагрузки мне вредны. Я лишь хочу дать тебе совет: всегда есть кто-лучше тебя, запомни. Здесь и сейчас собралось множество предков. Ты действительно выдающийся гений, но если против тебя выйдет Образец Добродетели, то тебе крышка».

«Прислушайся к моему совету и смири гордыню. Иначе, если не я, то кто-нибудь непременно преподаст тебе урок», – продолжил Лун Цзуньтянь. «Конечно же, если тебе не терпится померяться со мною силами, то я вовсе не возражаю как следует проучить тебя!»

Слова Лун Цзуньтяня прозвучали довольно вызывающе, он был полностью уверен в собственных силах. Оно и понятно, он мог позволить себе вести себя так, как пожелает. Несмотря на то, что он был всего лишь Небесным Королем и по части практики был слабоват, но даже предку великой державы он был не по зубам, да к тому же еще и обладал полностью завершенным Телом Святого. Перед тем, как предпринять что-либо против него, даже предки великих держав хорошенько задумались бы.