Власть Императора.

Глава 533. Таинственная Лампа

 

«Я не могу пока умереть». Засмеялся Ли Ци Е, а затем добавил: «Даже этому злодею Небу не удастся меня убить!»

Лань Юнь Чжу помогла ему сесть: «Ты еще слишком слаб, тебе нужен отдых. В противном случае будут негативные последствия».

Ли Ци Е убрал лампу и уселся в позу для медитации. Достав бутылку, он проглотил еще одну каплю Звездной Воды, так процесс восстановления пойдет намного быстрее. Целебный эффект воды сразу же проявился, тело Ли Ци Е стало излучать яркий свет.

Этот свет становился все ярче и ярче, пока не стал ослепительным, Ли Ци Е словно растворился в нем, став с ним единым целым.

Лань Юнь Чжу не спускала с него глаз.

Какое-то время спустя, свет от его тела постепенно угас. Ли Ци Е открыл глаза, они горели ярче звезд. В остальном же он был в точности таким, как обычно.

Лань Юнь Чжу увидела, что Ли Ци Е пытается встать и тут же бросилась ему на помощь, ее заботливый голос звучал очень мелодично: «Как ты теперь себя чувствуешь?»

Сделав глубокий вдох, Ли Ци Е посмотрел на Лань Юнь Чжу и улыбнулся ей: «Замечательно, даже небо не смогло лишить меня жизни!»

Лань Юнь Чжу не знала, что сказать. Совсем недавно он валялся на земле, весь израненный, все его тело было покрыто глубокими трещинами; казалось, будто его тело могло рассыпаться даже от легкого прикосновения. Но теперь он выглядел бодрым и полным сил. Почему-то, глядя на него, ей на ум пришли не убиваемые тараканы.

«Маньяк!» – женьшень феникса не мог подобрать других слов, глядя на Ли Ци Е. Ему казалось, что Ли Ци Е вел себя как чертов умалишенный властный придурок.

Не удержавшись, Ли Ци Е вновь вытащил лампу, чтобы разглядеть ее получше. Он слегка потер ее, мурлыкая себе под нос: «Все обернулось как нельзя лучше. Ах, какое замечательное путешествие! Ха-ха-ха, с этой штукой не сравнится даже суперсекретный секрет потайных могил!»

Для всех остальных суперсекретным секретом были Истинные Бессмертные Лекарственные Растения вроде Женьшеня Бессмертного Феникса Пяти. Этого было более чем достаточно, чтобы свести весь мир с ума.

Но Ли Ци Е придерживался иного мнения. Он понимал секреты пяти миров Главной Зловещей Могилы и рассматривал их с другой точки зрения. Он знал, что в этих мирах есть нечто иное. По его мнению, это нечто отличалось от простых сокровищ.

Лань Юнь Чжу не могла понять, что такого замечательного было в этой лампе, поэтому спросила: «И все же что это за вещь? Она стоила того, чтобы ради нее ты рисковал своей жизнью?»

Лампа выглядела третьесортным хламом… Неужели она и впрямь стоила того, что Ли Ци Е ради нее готов был рискнуть собственной жизнь, поставив на карту все, что у него было?

«Да, она определенно того стоила», – ответил довольный Ли Ци Е: «Ха-ха-ха, ты даже представить себе не можешь, что это такое».

К тому времени женьшень феникса уже вернулся обратно в свое гнездо и теперь при помощи своего божественного видения разглядывал лампу в руках у Ли Ци Е. Вспорхнув на одну из ветвей, он воскликнул: «Отличная вещь, просто замечательная!» Если бы у него было лицо, то на нем сейчас точно было бы выражение зависти, а по подбородку стекала слюнка.

Лань Юнь Чжу вновь взглянула на птицу. Она знала, что это вовсе не птица, а Истинное Бессмертное Лекарственное Растение, и все же она не могла взять в толк, отчего оно расхваливает эту старую лампу, томно вздыхая от зависти. Можно сказать, что птица отдала бы все на свете, лишь бы только заполучить эту лампу, а значит эта рухлядь могла оказаться чем-то весьма удивительным.

Взглянув одним глазком на птаху, Ли Ци Е лениво поднял лампу вверх и ухмыльнулся: «Так, значит, выходит, что ты всегда хотел получить эту лампу, а?»

Женьшень вновь покосился на лампу. Конечно он хотел заполучить ее, но, к сожалению, каким бы сильным и могущественным он ни был, он не мог попасть в деревянный павильон. До Ли Ци Е ему было далеко.

Ли Ци Е принялся водить лампой взад-вперед под носом у птахи, улыбаясь и щурясь: «Идем со мной, стань моим последователем, и я позволю тебе купаться в лучах славы этой лампы».

Женьшень сердито нахмурился. Он улетел обратно к себе в гнездо, увалился и притворился спящим.

Ли Ци Е лишь пожал плечами, его отвергли: «Какая жалость», – улыбнулся он, а затем добавил: «Может, мы еще когда-нибудь встретимся».

В ответ женьшень выплюнул: «Лучше бы мы вообще никогда не встречались! Не желаю тебя больше видеть!»

Феникс был зол на Ли Ци Е. Этот мальчишка посмел обокрасть его, хитростью и угрозами заставив его отдать пять самых старых корней. Пусть они были не жизненно важны, но все же важны! Это была колоссальная потеря; женьшень бы убил Ли Ци Е, не колеблясь ни секунды, но он боялся его сокровищ.

Женьшень жалел о том, что судьба свела его с этим высокомерным наглым мальчишкой. Каждый раз при мысли о том, что они могут встретиться вновь, он мог думать только лишь о своих пяти потерянных корнях, и от этого его сердце обливалось кровью.

Пожав плечами, Ли Ци Е покинул гнездо вместе с Лань Юнь Чжу. Они выбрались из суперсекретного секрета и вновь вернулись в Затерянный Алхимический Сад Бессмертных.

На этот раз Древо-Страж, Душетрав Шелкопрядового Дракона, Душелоз Небесной Реинкарнации и кучка других лекарственных растений императорского уровня явились на поляну, требуя освободить ее.

«Почему вы все еще тут?» – спросило Древо-Страж, увидев, что Ли Ци Е все еще здесь. Ли Ци Е им не нравился. Прежде этими землями владели лишь бессмертные лекарственные растения, поэтому понятно, почему они расстроились и огорчились, когда Ли Ци Е потребовал у них поделиться.

Глядя на все эти растения, Лань Юнь Чжу хотелось поймать их всех до единого. Все они были Истинными Бессмертными Лекарственными Растениями; даже одного из них было более чем достаточно, чтобы свести мир с ума.

Но она, конечно же, знала, что взять их было невозможно. Не говоря о том, что все они были невероятно могущественны, в саду существовали определенные правила. Она могла забрать их лишь в одном случае – если бы они сами пожелали пойти с ней.

«Я пришел попрощаться и надеюсь, что в будущем мы с вами еще свидимся», – улыбнулся им Ли Ци Е.

«Пусть такой день никогда не настанет. Мы бы предпочли, чтобы еще несколько миллионов лет сюда никто больше не совался».

«Что-то не так», – заговорил Женьшень-Предок, росший посреди этой полянки: «Этот сопляк какой-то странный, от него пахнет женьшенем, особенным женьшенем…»

«Особенным женьшенем? Это как?» – спросил Душелоз Небесной Реинкарнации.

«Погодите!» Испуганно воскликнул Женьшень-Предок, принюхавшись снова: «Этому сопляку невероятно повезло…! На его теле… остался аромат Истинного Бессмертного Лекарственного Растения, запах Женьшеня Бессмертного Феникса Пяти, что живет в потайной могиле!»

«Чего? Ты серьезно? Это и впрямь запах Женьшеня Бессмертного Феникса Пяти?» – шокировано пробормотал Душетрав Шелкопрядового Дракона. Даже трава, близка к форме Истинного Дракона, пристально глазела на Ли Ци Е.

«Ты что, в самом деле видел Женьшень Бессмертного Феникса Пяти? Он дал тебе что-нибудь?» – хором спросили растения, не сводя с Ли Ци Е горящих глаз.

«Ничего особенного. Я отправился в то место и надергал себе старых корней. Так, небольшой урожай», – ухмыляясь, ответил Ли Ци Е. Он вел себя так беззаботно, словно в этом не было ничего особенного.

«Мать моя! Как это женьшень феникса отдал тебе свои старые корни?» – перепугано спросил Женьшень-Предок.

«Эй, малец, хорош бахвалиться. Никто, кроме самого женьшеня феникса, не может туда попасть!» – сурово произнесло Древо-Страж.

Но Ли Ци Е вынул из-за пазухи лампу и любовно погладил ее ржавый бок: «Что вы, ребятки, думаете вот об этом?» При этом он вел себя невинно и безобидно.

Глядя на Ли Ци Е, Лань Юнь Чжу содрогнулась. Ее интуиция подсказывала ей, что он сейчас непременно что-нибудь выкинет.

Увидев в руках у Ли Ци Е лампу, все бессмертные растения почти лишились чувств. Насторожилось даже Древо-Страж, а оно всегда было самым спокойным из всех. Спустя несколько минут тишины, Древо-Страж наконец произнесло, запинаясь: «Как… Как… Как такое возможно? Этого не может… быть…! Откуда… у тебя это? Это ведь легендарная вещь!»

«Ничего особенного», – спокойно ответил Ли Ци Е: «Я всегда получаю то, что хочу».

Кучка бессмертных лекарственных растений стояла в растерянности. Другие могли и не знать этого, но они-то знали, что та вещица, что сейчас держал в руках Ли Ци Е, была поистине легендарной.

Они опомнились лишь спустя какое-то время. Женьшень-Предок выкопался из земли и прыгнул прямо под ноги Ли Ци Е. Он задрал голову, чтобы посмотреть на Ли Ци Е, и сказал: «Забери меня отсюда, ладно? Я пойду с тобой».

Лань Юнь Чжу была ошеломлена внезапным предложением Женьшеня-Предка. Бессмертное Лекарственное Растение хотело, чтобы Ли Ци Е забрал его с собой, просто невероятно. Она хотела сказать Ли Ци Е, чтобы он соглашался, не раздумывая. Это ведь корень Женьшеня-Предка, бессмертное лекарственное растение, которым хотели бы обладать даже Императоры Алхимики, нечто, способное свести весь мир с ума!

Тогда, в Мире Дерева, они видели, как Небесный Суверен из Клана Чжень, размахивая императорским оружием, гнался за трехмиллионлетним Королевским Лекарственным Растением. Женьшень-Предок был во много раз более ценным, чем тот корень!

Ли Ци Е лениво ответил: «И что же я получу за то, что вынесу тебя наружу? Покрошу тебя в куриный суп? Хм… Куриный суп с женьшенем и впрямь получится более питательным…»

«Эй, я вообще-то Женьшень-Предок!» – сердито завопил женьшень, подпрыгивая перед Ли Ци Е.

Ли Ци Е кивнул, на этот раз серьезно, и сказал: «Я знаю, что ты – Женьшень-Предок, но сможешь ли ты сравниться вот с этим?» Ли Ци Е помахал перед ним пятью корешками: «Если я не смогу тебя приготовить, тогда что ты можешь мне предложить? Прикажешь мне везде и всюду таскаться с Женьшенем-Предком в кармане… Если кто-нибудь узнает, я расстанусь с жизнью».

Женьшень-Предок посмотрел на пять старых корешков женьшеня в руке у Ли Ци Е; утратив уверенность в себе, он выглядел таким удрученным, как сдувшийся мячик. Несмотря на то, что он назывался бессмертным лекарственным растением, это название было придумано алхимиками. А эти пять корешков были от настоящего Истинного Бессмертного Лекарственного Растения.

Женьшень-Предок сказал: «Все, чего я хочу, так это быть поближе к твоей лампе. Возьми меня с собой и каждые несколько дней я буду давать тебе по капле женьшеневого сока – это моя лекарственная сущность, ее эффект не хуже, чем у Звездной Воды!» Его глазки слезно блестели, пытаясь вызвать в Ли Ци Е хоть каплю жалости.