Власть Императора.

Глава 507. Легендарное Великое Творение.

 

Глубоко вздохнув, даоист воспрянул духом. Он закурил немного благовоний и расправил складки на одежде, а затем медленно вынул черепаший панцирь и уселся, скрестив ноги.

Наблюдая за ним, Лань Юнь Чжу рассмеялась и спросила: "Ты же вроде собрался завладеть творением, а не чьим-то состоянием. Зачем ты достал черепаший панцирь?"

Смущенный даоист улыбнулся и ответил: "Предметам, созданным небесами, нет равных, не каждый сможет заполучить их. Но даже заполучив, творение может нести в себе зло, поэтому я лучше вычислю, что меня ждет дальше и посмотрю, смогу ли я совладать с высшим сокровищем или нет".

"А сможешь?" С сомнением в голосе поинтересовалась Лань Юнь Чжу. Затем, улыбнувшись, она сказала: "Тогда, неужели небеса покарают нас за то, что уж у моей Реки Тысячи Карпов есть Сокровища Жизни Бессмертного Императора и Истинные Сокровище Бессмертного Императора?"

В ответ даоист покачал головой: "Фея Лань, мое Племя Призраков Сердца отличается от Реки Тысячи Карпов. Мое племя предсказателей подчиняется воле небес, а ваша Река Тысячи Карпов идет против их воли. Если нам случится предсказать что-нибудь слишком удивительное, небо нас накажет.

"Судя по нашим предсказаниям, ваш Бессмертный Император Цянь Ли постоянно шел против воли небес до тех пор, пока не стал Бессмертным Императором. Это значит, что в определенной степени, это небо пожелало, чтобы ваш император обрел Божественную Волю. Затем он с позволения небес создал величайшее основание Дао и возвел на нем Реку Тысячи Карпов, которая миллионы лет была под его защитой". Когда дело касалось предсказаний, то даоист мог болтать без умолку.

"Против воли небес? В соответствии с небесной волей?" Слушая даоиста, Лань Юнь Чжу стало очень интересно. Как правило, практикам не было никакого дела до предсказаний, они считали предсказателей уличными шарлатанами.

Усмехнувшись, Ли Ци Е покачал головой и добавил: "Это тайна, покрытая мраком, но можно сказать и так. Твоя Река Тысячи Карпов - императорское наследие, у которого достаточно сил. У вас много императорских законов, поэтому орден стал очень могущественным. Даже те, кто желает заполучить оружие императора, не посмеют выступить против вас".

"А теперь давайте поговорим о более мелких орденах. Вот взять, к примеру, какой-нибудь мелкий орден или бездомного практика, у которого есть несколько видов императорского оружия или какой-нибудь мифический свиток. Смогут ли они защитить то, что имеют? Стоит кому-то еще узнать об этом, их тут же уничтожат в течение нескольких дней".

"Ах..." Такое простое объяснение Ли Ци Е лишило даоиста дара речи. В конце концов, он добавил: "В словах Господина действительно есть доля истины".

"Что ж, замечательно. В ваших учениях по предсказанию есть пословица: процветает лишь мужественный. Неважно, сможешь ли ты совладать с ним или нет, попробуй сначала заполучить его, что с ним делать решим потом. Кто из великих не сталкивался с трудностями? Те, кому удалось достичь высот, прошли через многое, потеряли многих, выдержали множество смертельно-опасных испытаний и прошли крещение кровью". Ухмыляясь, Ли Ци Е покачал головой и продолжил: "Как ты и сказал, ты пытался предсказать все, что ждет тебя за порогом твоего дома. В нынешнем поколении, может, тебе и не представится шанса покинуть дом, ведь для черепахи безопаснее всего не покидать своего панциря".

"Ну..." Почесал затылок даоист, обдумывая свой ответ: "Господин говорит правду. Ха-ха, моя привычка заглядывать в будущее неисправима".

И тут он не удержался и спросил: "Господин, ответь, как мне достать из озера великое творение?"

"Для этого у тебя кое-что должно быть, либо ты должен сделать так, чтобы этот Тайный Мир принял тебя. Но есть и другой прямой и простой способ - ты можешь просто с разбегу сигануть в воду. Если тебе повезет, если небо действительно любит тебя как собственного сына, то возможно Тайный Мир примет тебя и позволит забрать свое великое творение, но только после того, как ты докажешь, что достоин его". Ли Ци Е улыбнулся, а затем добавил: "Обдумай все внимательно. Если ты просто прыгнешь в воду, то шанс умереть гораздо выше шанса выбраться на сушу".

Лань Юнь Чжу испуганно воскликнула: "Разве ты не говорил, что в Тайном Мире нет опасностей? Почему, прыгнув в воду, он должен умереть? Зачем тогда вообще завел речь об этом творении?"

"Ну а где еще можно так легко заполучить великое сокровище? Конечно, достать творение будет не просто". С улыбкой покачал головой Ли Ци Е.

"Ладно, дайте-ка мне посмотреть, что Тайный Мир примет взамен творения". Решительно заявил даоист, глубоко вздохнув. В конце концов, он не смог изменить себе.

"Кра-кра-кра..." С серьезным видом даоист тщательно затряс черепаший панцирь, отчего тот затрещал по швам.

"Цзынь цзынь цзынь цзынь!" Наконец, он швырнул черепаший панцирь об землю, пытаясь увидеть, как именно ему раздобыть великое творение.

"Хрусть!" Однако, коснувшись земли, черепаший панцирь тут же разлетелся на куски. Побледневший даоист отступил на пару шагов и затрясся, словно ему в грудь только что врезался огромный молот.

Внезапная перемена потрясла Лань Юнь Чжу, от испуга она подпрыгнула и спросила: "Что случилось?"

"Предсказать невозможно". Ответил Ли Ци Е, качая головой.

"Наказание небес!" Даоист больше не смел пытаться предсказывать. Будучи одним из Призраков Сердца, он понимал значение небесной кары.

Он силился выдохнуть и успокоиться, а затем поклонился Ли Ци Е: "Я благодарен Господину за предоставленную возможность, но к сожалению, я не смогу владеть этим творением. Возможно, завладев им, я подвергну опасности все мое племя".

"Неужели кара небесная настолько ужасная?" Взволнованно спросила Лань Юнь Чжу, заметив страх в его взгляде и голосе.

"Это было лишь предупреждение. Если я буду пытаться и дальше, то вероятнее всего меня постигнет та же судьба, что и моего предка. И моей смертью небо не ограничится, возможно, пострадает все мое племя. Эти творения слишком могущественны, я не думаю, что мне стоит владеть чем-то настолько сильным. Не думаю, что обладание подобной вещью обернется для меня во благо".

"А что насчет меня? Как думаешь, смогу я его забрать? Или скорее достанет ли мне сил и способностей наслаждаться им?" Спросила Лань Юнь Чжу у Ли Ци Е.

Улыбнувшись, Ли Ци Е ответил: "Ты? Река Тысячи Карпов обладает достаточной силой, думаю, ты сможешь владеть им. Однако, знаешь ли ты, как получить его?" Тут он указал на даоиста и сказал: "Если он рискнет своей жизнью и попытается вычислить кое-что с помощью Бессердечного Зеркала, он, возможно, сможет найти кое-какие подсказки, но ты... Ты ведь ничего не знаешь... "

"Вот почему я дал ему шанс. Другие не смогут узнать, но он, как Мастер Бессердечного Зеркала из Племени Призраков Сердца, может попытаться".

"Мастер Бессердечного Зеркала?" Испуганно спросила Лань Юнь Чжу, глядя на даоиста: "По легенде эти мастера рождаются с непревзойденным талантом к предсказаниям, у них божественные глаза!"

"В самом деле, Фея Лань, ты права, я родился без Зеркала Истины, небо сжалилось надо мной". Даоист не осмеливался хвастаться, поэтому ответил честно: "Однако божественные глаза не обязательно значат что-то хорошее".

Все знали, что Призраки Сердца рождаются с Зеркалом Истины, но Даоист Небесный Просчет родился без такого. Большинство призраков без Зеркала Истины не могли предсказывать. Однако, вероятность того, что у них будут божественные глаза, была очень велика. Таких практиков называли Мастера Бессердечного Зеркала, с самого рождения им суждено было стать великими предсказателями!

"И так, лишь Мастер Бессердечного Зеркала вроде него может попытаться разгадать эту тайну. Ты же, с другой стороны, не можешь, если только у тебя не будет ничего, что могло бы тебе помочь". Улыбнулся Ли Ци Е.

Услышав об этом, Лань Юнь Чжу тут же взглянула на Ли Ци Е и ослепительно улыбнулась той обворожительной улыбкой, которая молила о помощи. А затем она сказала: "Тогда расскажи мне об этом творении, или лучше помоги достать его".

"Прости, но тебе придется сделать это самой". Отрицательно покачал головой Ли Ци Е, добавив: "То, что я привел тебя сюда, уже великое творение само по себе".

Лань Юн Чжу гневно отпихнула его локтем и уставилась на него: "Вонючка, забудь".

Ли Ци Е переключился на даоиста и сказал: "У тебя все еще есть шанс. Если ты сможешь понять истинное значение, то все еще сможешь заполучить это творение, не прибегая ни к каким методам. Небо даровало тебе божественные глаза, а это значит, что оно любит Мастеров Бессердечного Зеркала".

"Благодарю тебя за твою доброту". Не теряя разума, сказал даоист: "Высшее сокровище будет для меня бесполезно, если я буду мертв. Думаю, что я не достоин обладать столь ценным артефактом".

"Гм! Ладно, тогда просто забудь о нем". Кокетливо сказала Лань Юнь Чжу: "Можешь забрать его себе, я найду себе другое. Быстро, скажи мне, как мне получить другое творение".

Ли Ци Е усмехнулся и указал на спящих у озера эльфов: "Можешь разбудить их. Выберите одного из них и поторгуйтесь с ним. Все зависит от вас самих".

Лань Юн Чжу и даоист уставились на спящих эльфов. Они казались круглыми камнями, которые лежали без движения на берегу озера.

"И на что же нам торговаться?" Спросила Лань Юн Чжу.

Ли Ци Е ответил: "Все очень просто, больше всего им нравится все золотое. Дайте им что-нибудь блестящее и золотистое, конечно же, золото подойдет лучше всего. Оно им очень нравится".

Лань Юнь Чжу и даоист неожиданно умолкли. В глазах смертных, золото и в самом деле очень ценилось, но для практиков оно было мусором, ибо им не было дела до вещей смертных.

У некоторых бездомных практиков, особенно тех, кто был послабее и часто путался с миром смертных, карманы частенько были битком набиты золотом. К сожалению, Лань Юнь Чжу была из императорского наследия, ей ни к чему были эти вещи.