Власть Императора.

Глава 503. Открытие Главной Зловещей Могилы.

 

Некоторые практики содрогнулись, наблюдая, как Ли Ци Е шагает к огромному монолиту. Они тут же сообщили об этом старшим своим собратьям по ордену: "Он собирается открыть Главную Зловещую Могилу!"

Все прекрасно знали, что ключ был в руках Ли Ци Е, поэтому, увидев, как он и его люди направляются к могиле, многие разволновались и жутко обрадовались. Наконец-то, пришло время открыть могилу!

"Быстро, всем собираться, мы должны быть готовы, когда могила откроется!" Внезапно всюду начался хаос и стал распространяться, словно дикий огонь. В радиусе десяти тысяч миль у самых границ могилы атмосфера постепенно накалялась, пока не начала закипать, все метались в смятении, все армии сразу же принялись собираться.

Множество великих держав тут же приготовились следовать за Ли Ци Е в Главную Зловещую Могилу, зрелище было просто потрясающим. Прямо под Ли Ци Е бушевало настоящее море из практиков, снующих туда-сюда, словно волны. Многим из них не терпелось попасть внутрь; они довольно потирали руки, жалея, что не могут мгновенно перенестись в могилу.

"Уже почти пора. Наконец-то, Главная Зловещая Могила! Ох, сколько же поколений назад она была открыта в последний раз". В очередь выстроили даже такие великие державы, как Трон Мириады Костей и Древнее Королевство Эпох. Все пришли сюда ради одного – могилы, так что теперь, когда вот-вот настанет время ее открыть, никто не желал сдаваться и упускать единственную в жизни возможность.

"Амитабха". Вдруг зазвучала буддистская молитва. Откуда ни возьмись появился Монах Дажи и тут же помчался за Ли Ци Е. Нагнав его, он весело улыбнулся и сказал: "Добродетель Ли, ох, нет, Брат Ли, раз уж ты вот-вот откроешь могилу, есть у тебя что-нибудь стоящее для меня? Может быть, какое-нибудь грандиозное творение?"

"Что-нибудь стоящее для тебя?" Не дав Ли Ци Е даже раскрыть рта в ответ, Лань Юнь Чжу свирепо зыркнула на монаха и гневно продолжила: "Цзянь Сюань, я слышала, ты недавно позабавился в Деревне Парящей Памяти, ты дурил ничего не подозревающих деревенских жителей и обманом заставлял их отдавать тебе еду! И после твоей насмешки над Рекой Тысячи Карпов ты все еще на что-то надеешься?"

"Нет... Нет, нет... Фея Лань неправильно истолковала мои поступки..." Монах Дажи так испугался, что тут же пустился в объяснения: "Фея Лань, я лишь маленький монах с огромным сердцем, сражающийся со злом. Я никогда не взял себе ни единого гроша с хороших людей из той деревеньки. Мое сердце желает лишь просветлять других, спасти мир. Я отправился в светский мир только ради практики..."

"Неужели процесс просветления для монаха включает в себя поглощение мяса и вина?" Воскликнула Лань Юнь Чжу, буравя монаха сердитым взглядом: "Только не говори мне, что ты не проглатывал миску за миской, запивая еду первоклассным вином, да еще и в моем собственном доме!"

"Эм..." Тут же спохватился Монах Дажи: "Амитабха... Фея Лань, есть одна пословица: пустой мешок стоять не может. И иногда, когда я сражаюсь со злом, мне случается проголодаться, ведь так? Хе-хе, к тому же, я съел не так уж и много, ты, должно быть, ошибаешься. Брат Ли ел гораздо больше меня. Когда он гостил в твоем доме, его принимали чисто по-королевски. Дядюшка и Тетушка подавали ему лучшие кушанья и вина, и по этой причине... Я уверен, Фея Лань уже знает обо всем". Монах подмигнул Ли Ци Е и Лань Юнь Чжу.

Несправедливо обвиненный, Ли Ци Е уставился на Монаха Дажи и сказал: "Лжемонах, не смей сочинять про меня всякие небылицы, иначе я расскажу твоей невесте, где тебя отыскать. Посмотрим тогда, куда ты сможешь сбежать".

На глазах у стольких практиков Монах Дажи не мог показать того, насколько он боится своей собственной жены, поэтому он выпятил вперед свою грудь и, стукнув по ней кулаком, заявил во всеуслышание: "Брат Ли слишком сильно меня недооценивает. С каких это пор я стану бояться бабы?"

Но в то же мгновение за спиной у Монаха Дажи появилась девушка, облаченная в красные одежды, ее голос звучал словно лед: "С каких это пор ты стал таким храбрым?" Ею оказалась старшая сестра и невеста Монаха Дажи.

Увидев даму в красном, выражение на лице Цзянь Сюаня тут же поменялось, он развернулся и собрался было удрать. Однако Ли Ци Е двигался намного быстрее. Монах Дажи не ожидал подвоха и Ли Ци Е без труда поймал его в ловушку.

"Эй, эй, эй, Брат... Что это ты удумал?!" В страхе воскликнул Монах Дажи. Даже при всем желании он не мог сбежать, Ли Ци Е полностью обездвижил его.

"Ничего особенного, я ведь уже говорил тебе, что не стоит дни и ночи напролет бегать туда-сюда, тебе все равно рано или поздно придется предстать перед ней". Сказал Ли Ци Е, улыбаясь, а затем швырнул монаха прямо в руки леди в красном.

"Брат Ли, ты не можешь так со мной поступить! Мы же браться, как ты мог продать собственного брата...!" Голосил монах во все горло.

Но Ли Ци Е не обратил на него ни малейшего внимания и повел своих людей в горы. Неохотные крики монаха какое-то время еще доносились издалека, Лань Юнь Чжу удивленно покачала головой и сказала: "Сам заслужил. Не желая становиться наследником Пересекающего Ад Болота, он предпочел сбежать и стать монахом... Теперь, после того, как его поймали, надеюсь, он получит хороший урок".

Монах Дажи был очень интересной личностью. Пересекающее Ад Болото было императорским наследием. Многие на его месте только и желали бы стать в будущем магистром такого ордена. К сожалению, ему было наплевать на это, и он в тайне ото всех сбежал из болота, отчего в ордене начался переполох.

***

Огромный монумент гордо возвышался на вершине горного хребта, его вершина терялась где-то за облаками, словно это был вовсе не монумент, а врата, охраняющие вход в горную страну.

Лишь открыв этот монумент можно было попасть в могилу, и именно для этого и требовался ключ из Некрополя.

Как только закроется, ключ сразу же исчезнет, никто не сможет удержать его. Этого не изменить даже самому могущественному Бессмертному Императору. И так, для того, чтобы вновь открыть могилу, придется снова отправиться в Некрополь и отыскать ключ.

Стоя перед монументом, все без исключения чувствовали величественную и волшебную атмосферу этого места. Казалось, будто здесь покоилось создание, которому не было равных во всех эпохах мира. Однако никто не знал, был ли здесь действительно кто-то похоронен или нет.

На монументе не значилось имени, это был всего лишь гигантский валун. Присмотревшись внимательнее, можно было заметить, что монумент вовсе не выглядит рукотворным. Он выглядел так, будто его сотворило само небо.

Когда Ли Ци Е остановился перед монументом, следовавшая за ним толпа тоже остановилась. Затаив дыхание, все с нетерпением ждали, когда он откроет Главную Зловещую Могилу.

Никто не осмеливался стащить у Ли Ци Е ключ, ведь здесь находились все старейшины ордена реки. Если сейчас что-нибудь сделать, то это будет расценено как противостояние ордену реки. Никому, даже великим державам и императорским наследиям не хотелось так рисковать. Кроме того, раз уж внутрь могилы мог попасть любой желающий, то незачем было нарушать хрупкое дружеское равновесие и портить отношения с Рекой Тысячи Карпов из-за ключа.

Пока остальные ждали, Ли Ци Е вынул из-за пазухи ключ. Хотя он и назывался ключом, больше этот предмет был похож на свиток указа.

Когда Ли Ци Е развернул его, свиток ярко засветился. На нем вспыхнули руны Дао и на поверхности тут же заиграли огоньки, вздымаясь и опускаясь словно волны в море; руны и огни затем охватили монумент полностью.

Глядя на огоньки, покрывшие монумент, все вокруг напряглись в предвкушении. С момента последнего открытия могилы прошло уже много-много лет. Оказавшись здесь, каждый уже считал себя счастливейшим в мире.

"Звяк звяк звяк!" Огромные буквы появились из свитка, а затем устремились к монументу и словно впечатались в него, породив мощные и божественные звуки. Слова, выгравированные на монументе, были очень старинными, их форма чем-то напоминала ветки или головастиков. Даже великие личности трона костей, проведшие под землей не одну сотню лет, не знали, что означали те слова. Они были настолько древние, что их невозможно было отследить в истории; их содержание не понял бы даже самый старейший долгожитель этого мира.

После того, как монумент оказался полностью усеян резными письменами, он засветился. Что-то громко бухнуло, ухнуло, и огромный монумент стал медленно уходить под землю.

Все нервно глядели туда, где он стоял. Никто не хотел упустить ни единой детали.

"Бабах!" Булыжник наконец полностью погрузился под землю, открыв проход в горный хребет позади него. Вход больше напоминал тропу, лежащую в горах, словно доисторическое чудовище залегло между гор, широко разинув свою громадную пасть и жаждя сожрать всех нарушителей его покоя.

"Открылся!" Восторженно выкрикнул кто-то, глядя на великую тропу.

"Идем". Сказал Ли Ци Е Лань Юнь Чжу, прищурившись и глядя на великий проход. А затем он повел их за собой в горы.

"Мы тоже идем!" Восторженно воскликнули практики, идущие следом. Волна за волной они ринулись к горному проходу.

Место внезапно оживилось, множество практиков пытались втиснуться на горную тропу. Никому не хотелось остаться позади всех, каждый боялся, что может упустить свой шанс обрести величайшее творение.

Однако, оказавшись внутри, они вдруг остановились как вкопанные, обнаружив, что стоят на самом краю обрыва, а перед ними зияла пропасть. Присмотревшись повнимательнее, они обнаружили, что перед ними простирается лишь бескрайнее пространство.

Под ногами была бездонная пропасть. Еще один шаг и они канули бы в неизвестность.

Совершенно не так представляли они себе Главную Зловещую Могилу. Большинство думали, что она будет похожа на кладбище. А очутившись в ней, они решили, что непременно попадут в огромную пещеру или под землю, или еще что-то в этом роде.