Власть Императора.

Глава 490. Кровавая Топка Божественной Искры.

 

Один из призраков недовольно нахмурился: «Деве-Фениксу плевать на чужие жизни. Ради достижения своей цели она даже пожертвовала кровью собственных соплеменников из призрачной расы».

Однако, все это недовольство выражалось лишь на словах, никто в действительности не осмелился бы и пальцем тронуть Деву-Феникс, ведь она была невестой Ди Цзуо. Да, ее метод был крайне жесток и вызвал настоящую бурю негодования, однако великие личности призрачной расы предпочли не ссориться с ней только лишь из-за этого.

«Бам-бам-бам!» Кровавый котел ходил ходуном, прыгая взад-вперед. А затем на его поверхности возникли отпечатки гигантских ладоней. Очевидно, Ли Ци Е пытался пробить дыру в его стенке и выбраться наружу.

Но кровавый котел оказался намного сильнее, чем можно было себе представить, и поэтому, несмотря на то, что Ли Ци Е уничтожил всё и вся внутри котла и даже ухитрился помять стенки самого котла, ему так и не удалось выбраться наружу.

Прошло еще немного времени, а затем шум и крики внутри котла стихли, а затем и вовсе исчезли все звуки разом. Стало казаться, что Ли Ци Е сдался, так и не сумев выбраться, и стал частью котла.

Заметив, что все внутри котла стихло, один из практиков пробормотал еле слышным голосом: «Ну вот, кажется, и все, Ли Ци Е повержен. Ход Девы-Феникса оказался чересчур жестоким, Ли Ци Е пал жертвой этой кровавой церемонии».

Сердце другого призрака быстро колотилось в груди, в то время как губы его произнесли: «Кровавая Топка Божественной Искры слишком ужасна, какой злодейский поступок».

На этот раз практики из числа людей затаили дыхание. Они знали, что-то пошло не так, когда котел затих, но они все еще верили в то, что Ли Ци Е жив. В конце концов, он был настолько свиреп, что стал настоящей гордостью всего человечества в Священном Нижнем Мире, а после сегодняшней битвы его слава только возрастет.

Бледная словно лист бумаги, Цюжун Ваньсюэ глядела на неподвижный и затихший котел и мотала головой из стороны в сторону, не веря в то, что случилось: «Нет, этого не может быть…»

Лань Юнь Чжу сохраняла полное спокойствие. Она принялась утешать Цюжун Ваньсюэ: «Не волнуйся, если бы что-то подобное могло его убить, то как бы он смог бросить вызов целому императорскому наследию? Ни одно из императорских наследий, от которого зависят судьбы Священного Нижнего Мира, все еще не вступило в это сражение, поэтому ни Деве-Фениксу, ни даже всей Стране Божественной Искры не удастся убить его! Он ведь собирался сразиться с целым миром, помнишь? А как он этого добьется, раз не способен выжить в такой битве?»

Глубоко вздохнув, Цюжун Ваньсюэ наконец-то смогла взять себя в руки и немного успокоиться. Затем она уставилась на неподвижный тихий кровавый котел, надеясь больше, чем кто-либо, что Ли Ци Е выберется из него живым.

«Способ Девы-Феникса впечатляет!» – взволнованно высказался практик-призрак, глядя на кровавый котел.

Несмотря на то, что многим практикам-призракам такой маневр с кровавым котлом пришелся не по вкусу, они вынуждены были признать, что маневр был все же хорош.

Возможно, в самом начале Дева-Феникс предсказывала наихудший результат этого сражения. Великая награда, о которой она заявила во всеуслышание, была всего лишь для того, чтобы заманить как можно больше практиков. В конце концов, при необходимости она могла принести их всех в жертву кровавому котлу и таким образом убить Ли Ци Е! Вероятнее всего, все они были лишь пешками в ее игре; она искусно обвела вокруг пальца и Ли Ци Е, и мастеров, которые покусились на обещанную ею награду.

Содрогнулись даже великие личности из призрачной расы. Дева-Феникс действовала потрясающе; она была далеко не так огромна и глупа.

Непобедимость Ди Цзуо и без того была источником всеобщего страха, а с такой изобретательной женой-стратегом, он станет еще сильнее. В будущем, общими усилиями они смогут возвести Трон Мириады Костей на самую вершину и вести его вперед к новой золотой эпохе!

Многие вдруг осознали, что Дева-Феникс не просто так стала невестой Ди Цзуо, и не из-за одной лишь ее красоты!

На самом деле среди миллиардов жителей Священного Нижнего Мира можно было отыскать достаточно много милых женщин. Наследник Трона Мириады Костей, Ди Цзуо был одним из самых выдающихся гениев нынешнего поколения. При желании он мог бы выбрать себе в невесты любую девушку, выбор у него был огромный. Бесчисленное множество принцесс и первых красавиц этого мира, наследниц древних великих королевств и орденов, с радостью вышли бы за него замуж; если бы они могли, они бы лично отправились в Трон и сделали Ди Цзуо предложение.

Однако Ди Цзуо и Трон Мириады Костей остановили свой выбор на Деве-Фениксе из Страны Божественной Искры. Хотя Страна Божественной Искры и была страной первого ранга, ей было далеко до чудовища вроде Трона Мириады Костей. Очевидно, что выбор Ди Цзуо основывался на выдающихся способностях Девы-Феникса, а также на ее мудрости и стратегическом складе ума!

Восседая в своей колеснице, Дева-Феникс холодно взирала на кровавый котел. На ее очаровательном прекрасном лице не проявлялось ни одной эмоции. Казалось, будто она заранее знала, что так все и произойдет.

«Да, такая жена как раз под стать Ди Цзуо». Вздохнул кто-то и продолжил: «Она не просто отомстила за смерть своего младшего брата, но и устранила величайшую угрозу для Ди Цзуо».

Сегодня почти весь мир стал свидетелем тому, что в будущем Ли Ци Е, даже не обладая сильным уровнем практики, подобным Ди Цзуо, однако обладая достаточным количеством времени для тренировок, стал бы для него, да и для всех трех героев, величайшей угрозой. Человек, Ли Ци Е, мог бы одним махом положить конец власти и могуществу Трона Мириады Костей.

И вот теперь все это превратилось в пустые домыслы благодаря Деве-Фениксу. Ли Ци Е погиб и больше не будет угрожать престижу Ди Цзуо.

«Тюк-тюк-тюк!» Внезапно раздались слабые звуки. И вот когда уже все решили, что Ли Ци Е мертв, внезапно из-под стенки котла стали расцветать цветы, цветы из крови.

Наблюдая за тем, как котел внезапно наполнился венками из плотного кровавого тумана, многие наблюдатели принялись восклицать: «Что происходит?»

Котел вдруг стал яростно разгораться малиново-красными огнями.

Один очень знаменитый призрак взволнованно пробормотал, глядя на внезапную перемену: «Нет, Ли Ци Е не мертв. Ученики Божественной Искры зря пожертвовали собой!»

Выражение на лице Девы-Феникса тут же переменилось, она вскочила на ноги и стала вглядываться в стенки котла.

«Звяк! Кряк!» Вдруг Кровавая Топка пошла трещинами, послышался треск и хруст. А затем кровавый котел и вовсе разлетелся на куски, бесформенно валившиеся на землю.

Кровавый туман в кровавом котле оказался выжжен законами вселенной в форме красных цепей, которые запечатали собой небо. И как только изнутри появилась тень Ли Ци Е, стали слышны какие-то хлопки, а затем яркие красные цепи законов вселенной и вовсе исчезли. Они превратились в огромный замок, который сначала буквально прилип к телу Ли Ци Е, а затем и вовсе исчез.

Все заметили, что раны на теле Ли Ци Е затянулись, словно он и не был ранен.

«Хм, должен признать, что довольно много крови ушло на то, чтобы отточить мой огненный закон вселенной… Отличное подспорье вышло, должен признать!» – весело улыбнулся Ли Ци Е, девять солнц позади него исчезли, стоило ему приземлиться.

Когда-то в прошлом Божественный Запирающий Закон Девяти Солнц использовался в качестве очень свирепой техники запечатывания. Запретные техники вроде Кровавой Топки Божественной Искры не могли даже сравниться с этим древним законом. Девять солнц выжигали всю кровь, необходимую для кровавой церемонии, а вся сущность церемонии превращалась в огненный закон вселенной, который обогащал Ли Ци Е.

Цюжун Ваньсюэ чуть ли не прыгала от радости, видя, что Ли Ци Е жив и здоров. Стиснут покрепче кулаки, она воскликнула: «Отлично!»

Лань Юнь Чжу знала, что такой исход неизбежен, поэтому она лишь покачала головой и сказала: «Ну, раз Ди Цзуо не явился, тогда все на этом закончено.»

Ли Ци Е был жив и от радости люди-практики возликовали: «Ха-ха, я так и знал! Нашего Мистера Свирепость так легко не убить!»

Практики-призраки же напротив чувствовали, будто задыхаются. Кто-то из известных пробормотал: «Да уж, этот сопляк слишком уж силен. Остаться в живых после такого… А если у него в руках вдруг окажется оружие императорского уровня, что тогда? Кто сможет его остановить?»

Стоя на поле сражения, Ли Ци Е с удовольствием обводил взглядом присутствующих, и в первую очередь посмотрел на Деву-Феникс. Улыбнувшись ей, он сказал: «Пора бы тебе доставать из своего рукава все козыри, что там остались, пока ты еще можешь это сделать».

«Бум!» Раздался громоподобный взрыв. Восемнадцать мастеров, охранявших повозку Девы-Феникса, ринулись вперед, чтобы преградить путь Ли Ци Е.

Эти восемнадцать отличались от всех остальных. На их лицах были маски, украшенные насекомыми, от которых веяло холодной аурой, ясно дававшей понять всем и каждому, что они были ветеранами сражений, закаленными в многочисленных боях.

Внезапно вокруг них взорвалась сила императора. А в воздухе закружились законы вселенной. Все восемнадцать почти превратились в Истинный Канон Бессмертного Императора.

«Восемнадцать Чудищ!» В ужасе шевеля губами, произнес один из великих призраков-практиков: «Это последняя и самая мощная линия обороны Девы-Феникса, восемнадцать стражников из Трона Мириады Костей!»

Восемнадцать Чудищ были не из Страны Божественной Искры, а были дарованы Деве-Фениксу троном костей. Каждый из восемнадцати был могущественным Верховным Сувереном, и это же давало всем остальным понять, что каждый из них практиковал определенный императорский закон.

Между Верховными Суверенами из обычных орденов и Верховными Суверенами императорских наследий зияла огромная пропасть. Те из них, кто практиковал императорские законы, имели неоспоримое преимущество и были куда сильнее, чем их противники.

Нужно ли было говорить что-то еще о Троне Мириады Костей? Орден, подаривший миру трех Бессмертных Императоров, обладал большим количеством императорских законов, чем любой другой орден этого мира. Каждый Небесный Суверен этого ордена практиковал по несколько императорских законов. Другие ордены не могли позволить себе подобную роскошь, и в этом заключалось главное отличие, а также главная слабость всех остальных наследий и орденов.

«Восемнадцать Чудищ! По слухам, их защита невероятно прочна; говорят, что они могут остановить даже полноценную яростную атаку Небесного Короля», – не удержался кто-то от комментария.

Один из великих призраков кивнул, соглашаясь с этим: «Их защита и в самом деле невероятно сильна, даже Небесному Королю не пробиться сквозь нее. Иначе их никогда бы не приставили к Деве-Фениксу».