Власть Императора.

Глава 470. Изучение Дао на другом берегу.

 

Вскоре не осталось ни одной горы, ни единой, даже самой маленькой, реки, где не было бы практиков, жаждавших постичь тайны Дао. Не остались в стороне даже долины и ущелья; везде присутствовали по меньшей мере один или два практика.

Однако все было не так просто, как казалось; несмотря на то, что в этих местах и впрямь было много доблестных законов разного уровня, сокрытые в них истины было не так-то просто постичь. Некогда жившее в этих местах высшее создание не просто разбросало доблестные законы в хаотичном порядке. Ради эксперимента он пытался их сочетать. Каждая гора, каждая речка была связана с небом и землей; понять, что находится на поверхности, а что спрятано в глубине было уже неимоверно трудно, не говоря уже о том, чтобы докопаться до самой сути.

Несмотря на то, что каждый практик целиком и полностью отдавался исследованию, мало кому из них улыбнулась удача. Все как один были уверены в том, что где-то в этих землях сокрыт удивительный по своей силе доблестный закон; все они ощущали энергию меча, но никому из них не под силу было определить источник этой силы, отследить и понять тайны Великого Дао.

Однако многие просто не желали сдаваться. Они искали другие горы, другие реки, каждый раз стремясь к одному - понять существующие в недрах этой земли доблестные законы; но сколько бы раз они не меняли места, все было напрасно.

Временами кому-то из них везло больше других, но и это оказывался всего лишь мимолетный проблеск на поверхности. Тем не менее, каждый узнавал нечто совершенно новое; все они с головой ушли в исследования.

Другие, кому повезло чуть меньше, с восхищением смотрели на тех, кому все же улыбнулась удача: "Гении действительно гениальны. Такое ощущение, что выходцы из императорских наследий родились на другой планете."

Святое Дитя и Злое Дитя добились определенных успехов, вызвав всеобщее восхищение. Пока один из них наблюдал за горой, а второй обследовал реку, они оказались в окружении законов вселенной, чьи волшебные свойства будто вырвались из удерживавшего их кокона. Перед их взорами возникли нити из рун дао, а на их телах появились магические печати.

Многие юные практики глядели на них с восхищением.

Оба юноши пришли в восторг, поняв, что им удалось кое-что постичь. Прочие практики не знали о том, что изучали эти двое, но они-то отлично понимали, что это было. То, что они пытались понять, было необычным доблестным законом; императорского уровня был тот закон или же нет, стало уже совершенно неважно, ибо они коснулись общей сути практики всей призрачной расы! Теперь они могли продвинуться чуть дальше, добиться немного большего.

"Бззз!" И пока остальные изнывали от зависти, где-то на другом краю этих земель в небо взмыли целые группы бессмертных огней.

"Что это было?" Любопытство влекло многих практиков в том направлении, где полыхнул свет. Добравшись туда, они увидели просторную долину, до краев заполненную бессмертными огнями, среди которых выделялась едва различимая тень - Тьян Лунхуи.

Тьян Лунхуи был полностью охвачен этим бессмертным свечением; божественные законы прочными витками опоясывали все его тело. Казалось, будто в этой долине внезапно появилось сокровище; всюду в небе парили драконы и фениксы, в танце кружили цилини, а черная черепаха вздымала воды океана.

Один за другим возникали образы Истинных Богов, выкрикивающих мантры и проповеди Дао. В самом сердце бессмертного свечения, скрестив ноги, сидел Тьян Лунхуи; он прислушивался к каждому звуку, а вокруг него то и дело возникали и исчезали удивительные явления.

Существа эти не были реальны, они лишь были созданы при помощи законов вселенной Великого Дао. Тем не менее, постигаемые Тьяном Лунхуи истины Великого Дао были реальны.

Заметив это, один из собравшихся здесь молодых людей пробормотал себе под нос: "Невероятно! Он ведь постигает настоящие тайны Великого Дао."

В отличие от Святого Дитя и Злого Дитя, Дао, который изучал Тьян Лунхуи, рождал более ослепительные образы. Многие восхищались и завидовали успеху Тьяна Лунхуи.

"Один из трех героев..." тихонько вздохнул кто-то, в его голосе явственно слышалась грусть и сожаление. Насколько бы не был велик человек, как бы он не был высокомерен, никто не мог задирать нос перед Тьяном Лунхуи.

Некоторые предпочли задержаться здесь подольше в надежде обрести для себе нечто в свете удачи, свалившейся на голову Тьяна Лунхуи, но как бы они не старались, они не могли даже коснуться этих тайн.

Несмотря на то, что каждый уголок, каждый кусочек этой земли был полон глубокомысленных истин Великого Дао, очень немногим удалось понять хоть что-то. Большой удачей считалось коснуться даже самого поверхностного из слоев, окутывающих здешние тайны.

Попытав удачу, многие практики решали сдаться. И выбора у них не было, не каждый мог сравниться со Святым Дитем или со Злым Дитем, не говоря уже о Тьяне Лунхуи.

Не получив ничего, они пытались сосредоточиться на чем-то другом. До этого каждый из них слышал о сокровищах. Вероятно, именно здесь находится величайшее из всех сокровищ Некрополя, которое не удавалось отыскать еще никому. И вот группа практиков, потерпевших неудачу в поисках истины, решилась отыскать эти сокровища, прочесывая каждый дюйм этой земли.

Взоры многих были обращены к небу, потому что первое, что они увидели, сойдя на берег, был парящий в облаках замок.

Некоторые пробовали подняться в воздух, но независимо от используемых техник или сокровищ, все они в итоге камнем падали вниз, оказавшись на определенной высоте.

"Должен быть какой-нибудь способ добраться до замка!" Воскликнул один не желавший отступать практик.

Некоторые предположили, что царство в небесах и было тем самым легендарным сокровищем. Вполне вероятно, что гора сокровищ находится именно там.

Многие практики, стремясь понять, как добраться до дворца, тут же принялись искать хоть какие-нибудь подсказки.

"То место отличается от всех остальных. Там есть жизнь!" В конце концов старания были вознаграждены. Кто-то наконец смог отыскать одну подсказку, расположенную далеко на востоке.

С тех самых пор, как они высадились на этом берегу, они обнаружили, что эти земли намного более странные, чем даже Некрополь. Здесь не было ни крупицы жизни, а все живое было образовано из законов вселенной. И вот теперь, найдя признаки настоящей жизни, они пришли в восторг.

"Может быть, это и есть вход в сокровищницу?" Многие сломя голову бросились туда, где какой-то практик нашел жизнь.

Замаскировавшись, Циюрон Вансю смешалась с толпой. Она рванула вместе с остальными.

Прибыв туда, она обнаружила довольно большую толпу практиков.

Этим кусочком земли, в котором кто-то нашел следы жизни, оказался небольшой оазис - маленькое озеро, со всех сторон окруженное деревьями и пышной травой. Неподалеку лежали руины, словно когда-то давно в этом месте разрушился целый дворец.

Люди оставались здесь подолгу, ведь добравшись до этого оазиса, они испытывали непередаваемое чувство облегчения.

Сюда же явились и все мало-мальски известные гении среди которых были Золотой Ребенок, Дитя Сотни Кланов и другие. Они оставили тщетные попытки постичь доблестные законы этих земель и вместо этого отдали все свои силы на поиск сокровищ. Услыхав о том, что кто-то обнаружил клочок земли с сохранившейся на нем жизнью, они быстро поспешили сюда.

Циюрон Вансю сразу же поняла, что этот оазис невероятно важен; оказавшись здесь, она принялась тщательно обследовать каждую его песчинку, пытаясь понять, что же такого особенного было в этом месте.

Однако, даже после тщательного поиска, она так и не нашла ничего уникального, что отличало бы это место от всех остальных. На самом деле к подобному выводу пришли и многие другие практики, сосредоточившиеся, как и она на поисках; они лишь обнаружили, что этот оазис оказался самым что ни на есть заурядным.

А когда она захотела изучить все еще раз, но более внимательно, внезапно началась суматоха. Выяснилось, что некоторые практики призрачной расы прогоняли практиков из других рас: "Здесь могут находиться лишь практики из числа призрачной расы. Прочие должны немедленно покинуть этот оазис!"

"С какой стати?!" Возмущенно запротестовал практик из другой расы.

Кто-то с острым зрением заметил, что от озера исходит едва уловимое глазом свечение, словно под водой находится сокровище. Казалось, будто на поверхность вот-вот всплывет какой-нибудь артефакт.

Практик не из призрачной расы тут же вскричал: "Глядите, сейчас мы увидим сокровище!"

"Повторяю, здесь могут находиться лишь практики из призрачной расы. Все прочие - вон отсюда! Быстро!" Свет, исходящий от озера, становился все ярче и ярче, поэтому еще больше практиков из призрачной расы стали пытаться прогнать всех остальных.

"Это место не принадлежит вашей призрачной расе!" Сердито выкрикнул практик из числа людей.

Но, не успев даже договорить, его подхватил монах и вышвырнул вон за пределы оазиса, громко читая при этом молитву: "О, милосердный Будда. Кто-нибудь еще желает остаться здесь? Я больше не намерен с вами церемониться!"

"Монах-Призрак!" Потрясенно вымолвил другой практик.

"Монах-Призрак, ты слишком далеко зашел!" Мрачно произнес мастер из рода людей.

"И что же ты намерен с этим делать?" раздалась в ответ насмешливая издевка. Вперед шагнул золотой скелет; его трущиеся друг об друга кости оглушительно громыхали.

"Золотой Ребенок!" Только что изгнанный за пределы оазиса юный практик окончательно пал духом.

Золотой Ребенок оказался здесь не единственным гением; Дитя Сотни Кланов и Принц Божественной Искры тоже были здесь. Можно сказать, что здесь и сейчас в этом маленьком оазисе собралось большинство мастеров призрачной расы.

Принц Божественной Искры бесцеремонно уставился на мастера-человека и стал холодно насмехаться: "Человеческое отродье посмело раскрыть рот? Тебе что, жить надоело?"

Человека даже перекосило от злобы. Несмотря на то, что подобное унижение стерпеть было невероятно сложно, ему пришлось проглотить обиду, ведь перед ним был сам Принц Божественной Искры.

Представители всех остальных рас были крайне недовольны и сердиты, ситуация, увы, складывалась далеко не в их пользу, поэтому им пришлось обуздать свой гнев.

Все прекрасно понимали, что призрачная раса просто захотела прибрать этот оазис к своим рукам. Никому кроме призраков нельзя было находиться в этом месте.

Волей-неволей, остальным пришлось покинуть оазис несолоно хлебавши. Их слабость была очевидна, и они были вынуждены отступить.