Власть Императора.

Глава 441. Золотой Принц.

 

Глядя на Ие Шу с презрением, Принц Божественной Искры лишь усмехнулся в ответ на его издевку: - Ие Ша, силы моей Страны Божественной Искры вполне хватит на то, чтобы уничтожить тебя. Или ты решил, что, как и в прошлый раз, ты сможешь просто улизнуть?

Чуть помедлив, он снова обнажил зубы: - Я ничего не предпринимаю лишь потому, что моя сестрица хочет разобраться с тобой лично. На этот раз она прибудет сюда лично, и тебе лучше подготовиться.

Ие Ша скривился, на него стало больно смотреть, ведь принц наступил на больную мозоль. Хуже и быть не могло, если Дева-Феникс Божественной Искры лично явится по его душу. Но важнее было то, что ни одна живая душа не рискнет пойти против Сэра Ди Цзуо.

Услышав слова принца, многие юные практики содрогнулись. Приезд Девы-Феникса стал бы поистине грандиозным событием, ведь она была гордой дочерью неба из южной части Дальнего Облака. Помимо прочего она была невероятно талантлива и могущественна, обладала очень мощным уровнем практики. Более удивительным было то, что ее женихом был никто иной, как наводящий ужас на людей Ди Цзуо.

- Ну, полно вам, прошу, Принц, Брат Ие Ша! – Мо Лидао, наследник Врат Небесных Дьяволов, вышел вперед и попытался все уладить. – Согласен, многие точат зуб на Ие Шу, но Принц и Дева-Феникс слегка перегибают палку. Будьте же великодушны. Нам простым людям, конечно, далеко до вас обоих. Думаю, что тебе, Ие Ша, следует извиниться перед Принцем Божественной Искры, что скажешь?

И Страна Божественной Искры, и Врата Небесных Дьяволов, и Орден Ночных Теней, все они считались великими державами южных земель Дальнего Облака. Мо Лидао был в хороших отношениях и с Принцем Божественной Искры, и с Ие Шей, а потому естественно он предпочел выступить в роли посредника и попытаться уладить разгорающийся конфликт.

- Ие Ша действительно на этот раз перешел грань, он был не прав, - раздался еще один голос. Что-то щелкнуло, и во дворе возник еще один человек.

Появившийся привлек к себе довольно много внимания, потому что правильнее было бы назвать его скелетом, чем человеком.

Перед ними предстал ходячий золотой скелет, на голых костях которого не было ни единого лоскута плоти. Стоявший перед ними скелет, казалось, был сделан из чистейшего золота – на вид чрезвычайно крепкий. В его глазницах полыхало золотое пламя, словно его душа пряталась в его золотой черепушке, а отблески от нее заменяли золотому скелету зрачки.

- Золотой Ребенок! – воскликнули многие, увидев золотого скелета.

- Это же член Священного Племени Сотни Костей! – удивленно сдвинула брови Циюрон Вансю, стоявшая рядом с Ли Ци Ё.

Священное Племя Сотни Костей было одним из самых могущественных племен призраков во всей восточной части Нижнего Предела. В отличие от остальных призрачных племен, их представители появлялись на свет, обладая лишь скелетом. Именно эта уникальная черта делала их главной ветвью призрачной расы.

Очень крепкие кости были их отличительной чертой и самым большим преимуществом, позволявшим им с легкостью отбиваться даже от Сокровищ Жизни любого уровня. И чем сильнее был ученик, тем более глубокого и насыщенного оттенка становились его кости.

К примеру, скелет наследника Священного Племени Сотни Костей, Золотого Ребенка, был словно из чистого золота, а в его глазницах полыхало пламя души. А это могло означать только одно: уровень его практики был очень высоким, даже огромным.

Приблизившись к Ие Ше, Золотой Ребенок сказал: - Ие Ша, тебе следовало бы извиниться перед Принцем Божественной Искры. Он очень гуманный и отзывчивый человек, а потому, думаю, что он обязательно тебя простит.

Слова Золотого Ребенка заставили Ие Шу задуматься и притормозить. Несмотря на то, что Ие Ша был прославленным ассасином, он не мог позволить себе идти против Золотого Ребенка или Девы-Феникса.

Золотой Ребенок был невероятно могущественным. По слухам, его скелет мог выдержать прямой удар Истинного Сокровища Небесного Короля. Никто, даже прочие Небесные Короли, не смогли бы ударить себя в грудь и заявить, что их тела тоже способны пережить атаку такой силы. Уровень практики Золотого Ребенка был далек от подобного уровня, однако он действительно мог отразить удар подобной силы, а это уже свидетельствовало о невероятной прочности его костей.

Мо Лидао тоже пытался внести свою лепту: - Брат Ие Ша, узел вашей вражды нужно поскорее ослабить, а не затягивать его еще туже. Всем нам нужно немного остыть и подумать о более великом…

Ие Ша почти поддался на уговоры Золотого Ребенка и Мо Лидао.

- Хм, сказать «извини» не так уж и сложно. Тебе всего-то и нужно поклониться в ножки моей сестрице! – едва заметно ухмыльнулся Принц Божественной Искры, в его голосе было столько самодовольства.

Еще немного и Принц Божественной Искры получил бы на орехи, Ие Ша еле-еле сдержался, ему не хотелось выставлять себя еще большим дураком.

- Принц Божественной Искры, - поприветствовал его Золотой Ребенок, - я слышал, что к нам прибудет Дева-Феникс. Скажи, а Ди Цзуо тоже почтит нас своим визитом?

Несмотря на свои славу, положение в обществе и силу, Принц Божественной Искры был недостоин столь широкого жеста, оказанного ему Золотым Ребенком. Священное Племя Сотни Костей занимало очень высокое положение и являлось основной ветвью, более могущественной, чем Страна Божественной Искры.

Причина вежливости, как и попытка сыграть роль посредника и убедить Ие Шу извиниться, крылась в Ди Цзуо и Троне Мириады Костей.

В конце концов, Ди Цзуо был широко известен в Священном Нижнем Мире. При звуках его имени у юных практиков подкашивались от страха ноги.

Любой выходец из Трона Мириады Костей уже занимал довольно видное положение, но Ди Цзуо был наследником ордена, подарившего миру трех Бессмертных Императоров, а это уже делало его необычайным.

Именно по этой причине люди в разговорах о Ди Цзуо называли его Сэр, ясно демонстрируя его положение в обществе.

- Если Главная Зловещая Могила откроется, то мой зять обязательно придет. Он единственный, кто достоин владеть бессмертной техникой для достижения истинного бессмертия! – гордо сказал Принц Божественной Искры.

Всякий раз, когда разговор касался его зятя, Принц Божественной Искры чуть не лопался от гордости, потому что Ди Цзуо был самым знаменитым молодым человеком современного Священного Нижнего Мира. В конце концов, люди полагали, что Ди Цзуо станет в будущем Бессмертным Императором.

- Сэр Ди Цзуо… Вы слышали? – услышав о его прибытии, многие люди ахнули, не смея из страха произносить имя принца без надобности. Многие считали, что иметь такого зятя как Ди Цзуо это предмет для гордости. Принц на самом деле был слишком дерзок и не брал никого в расчет, но одного упоминания о Ди Цзуо хватало для того, чтобы мгновенно затыкать всех остальных гениев. Если в Главной Зловещей Могиле действительно существовал хоть один способ достичь бессмертия, Ди Цзуо был единственным, кто достоин был завладеть им.

- Если Сэр Ди Цзуо появится здесь, то я определенно поприветствую его лично и с удовольствием послушаю его рассказы о смысле Великого Дао, - улыбаясь, продолжал Золотой Ребенок.

Золотой Ребенок не был слабаком. По слухам, он уже добрался до уровня Небесного Суверена и по силе превосходил и Ие Шу, и Мо Лидао. Однако его нынешняя скромность лишь подчеркивала силу Ди Цзуо, воздавая должное его прославленному имени.

- Я дам знать Братишке-Золотишке о приезде моего зятя, - улыбнулся ему в ответ Принц Божественной Искры.

Переглядываясь украдкой, многие вполголоса обсуждали новость о приезде Ди Цзуо. Некоторые помимо этого гадали, откроется Главная Зловещая Могила или нет.

- Она действительно откроется? – один з собравшихся здесь юношей не мог усидеть от волнения на месте и поэтому постоянно задавал вопросы о могиле.

Другие, напротив, казались подавленными, кто-то даже посетовал: - Да уж, если Ди Цзуо появится, то затмит собою многих, если не всех! – и его слова не были лишены смысла, потому что при виде Ди Цзуо люди расступались, стараясь поскорее скрыться из виду и не смея попадаться ему на глаза.

И пока другие рьяно обсуждали последние новости, Ли Ци Ё и Циюрон Вансю молча сидели в уголочке, медитируя и ожидая появления нечисти.

- На нас смотрит Ие Ша, - прошептала Циюрон Вансю спустя какое-то время.

И правда, Ие Ша угрюмо глядел на эту парочку, его глаза были полны злобы и ненависти. Чуть раньше Ие Ша намеревался прикончить их обоих и отобрать у них их сокровище, но Монах Дажи́ помешал ему.

И вот Ие Ше вновь выпал шанс довершить задуманное, однако здесь собралось слишком много народу, а потому он не хотел действовать сгоряча.

Но даже после того, как Циюрон Вансю сказала ему об Ие Ше, Ли Ци Ё не открыл глаз. Продолжая медитировать, он медленно произнес, не поведя и бровью: - Не обращай внимания на эту надоедливую муху. Если ему жизнь не мила, то я с радостью избавлю его от мучений.

Циюрон Вансю молчала. Она прекрасно знала о том, что Ли Ци Ё был уверен в собственных силах, и понимала, что подобная уверенность вовсе не безосновательна. Но если бы сейчас Ие Ша услышал его, то им пришлось бы не сладко.

Как глава маленького племени, в большинстве спорных ситуаций она предпочитала уступать. И этим она разительно отличалась от свирепого Ли Ци Ё, которому никто был не указ.

Небо заметно потемнело, а поток желающих поучаствовать в аукционе только увеличился. Среди прибывающих было много учеников разных великих держав. Были здесь и парочка наследников. Прибывая, они разбредались по углам двора, дожидаясь начала аукциона.

С приходом ночи в самом центре двора вдруг возникла фигура. Никто и не заметил, как он попал туда, словно он был там с самого начала. Его внезапное появление поразило многих собравшихся, все изумленно глядели туда, где он стоял, все разговоры мгновенно смолкли.

- Друзья мои, - улыбнулся он, объявляя. – Я рад поприветствовать всех вас на аукционе черте. Давайте же не будем больше тратить попусту время и начнем наше шоу!