Власть Императора.

Глава 416. Битва продолжается.

 

Вернувшись ближе к ночи, Даоист Бао Гуй тут же созвал старейшин. На его зов тут же откликнулись все старейшины и верховные старейшины, в зале собраний повисла гнетущая тишина.

В ходе собрания магистр объяснил все в деталях и поделился с остальными старейшинами своими тревогами.

- Раз уж он не желает с нами сотрудничать, - холодно ухмыльнулся Старейшина Линь, ярый ненавистник Ли Ци Ё, - То пусть не винит нас в последствиях. Мы дали ему шанс, а он предпочел действовать по-своему. Схватить его и немедленно начать допрос!

Другой старейшина кивнул головой: - Магистр, у этого маленького нахала хватило наглости вести себя подобным образом, зная, что он находится в Реке тысячи Карпов. Он ни во что нас не ставит. Если мы не дадим ему отведать нашей силы, то он подумает, что мы шуты ярмарочные!

До этого момента несколько старейшин воздерживались от принятия той или иной стороны, они не хотели действовать с позиции силы и надеялись, что ситуацию можно разрешить мирным путем. Но теперь их отношение к Ли Ци Ё в корне поменялось, он разозлил их своими действиями. Им казалось, что Ли Ци Ё отказался от предложенного тоста лишь для того, чтобы его заставили пить штрафную!

Особенно жестко были настроены против Ли Ци Ё верховные старейшины. Достопочтенный Ван мрачно заявил: - Магистр, мальчишка скачет по нашим головам… Так чего же мы ждем? Нужно немедленно схватить его!

Достопочтенный Ян с другой стороны прилагал максимум усилий к тому, чтобы утихомирить разбушевавшуюся толпу: - Давайте дадим Ли Ци Ё чуть больше времени на раздумья, прошу вас, дайте ему еще один шанс. Давайте обсудим все еще раз, например, завтра.

Как ни старался Достопочтенный Ян помочь Ли Ци Ё, он был бессилен. Своим отношением Ли Ци Ё рассердил очень многих старейшин, если не всю Реку Тысячи Карпов. Он не знал, на что Ли Ци Ё надеется, поступая подобным образом. Он что хотел в одиночку восстать против целого ордена? Даже Образцам Добродетели такое было не под силу, не говоря уже о каком-то юнце.

Он понимал, что Дерево Желаний его деревни выбрало Ли Ци Ё не просто так, но высокомерие молодого человека повергало его в полнейший ужас, сводя на нет всякие попытки защитить его.

- Мы поступим так, как сказал Достопочтенный Ян. Дадим мальчику последний шанс, и завтра я вновь отправлюсь к нему поговорить, - официально огласил Даоист Бао Гуй свое решение. Он был согласен на это, по крайней мере, это было единственное, что он мог сделать.

По сравнению с остальными разгневанными старейшинами, Даоист Бао Гуй сохранял относительную ясность ума, а потому его не покидало предчувствие чего-то недоброго. Другие не говорили с Ли Ци Ё, а потому он был одинок в своем предчувствии. Осознание того, что его ордену грозит уничтожение, рискни он выступить против Ли Ци Ё, нависло над ним словно грозовая туча.

Но сейчас даже ему не удавалось унять гнев рассерженных старейшин, как не мог он изменить того, что из этого выйдет. Если бы не поддержка, оказываемая Достопочтенным Яном, он давным-давно бы утратил контроль над ситуацией.

- Один день! – в конце концов, старейшины, поддавшись уговорам магистра, согласились с его условием. Они дали магистру один день на то, чтобы он попытался убедить Ли Ци Ё, в противном случае юношу схватят и подвергнут пытке.

Старейшина Линь хотел поскорее избавиться от Ли Ци Ё. Об был встревожен и раздосадован тем, что Даоист Бао Гуй пытался защитить Ли Ци Ё.

Магистр тяжело вздохнул. Ему удалось выбить для Ли Ци Ё хотя бы еще один день, однако глубоко в душе он знал, что Ли Ци Ё не дастся им ни при каких обстоятельствах. Однако магистру ничего не оставалось, ему не удалось убедить других старейшин.

Обе стороны зашли в тупик, и ни одна из сторон не желала уступать. Если бы на месте Ли Ци Ё был кто-нибудь другой, Даоист Бао Гуй не задумываясь схватил его. Все же наследием императора не нарекали абы какой орден.

Однако сейчас магистр не был уверен ни в чем. Все происходящее казалось ему сплошной загадкой. Как такое возможно, чтобы ученики Реки Тысячи Карпов не могли попасть туда, где располагалось основание их ордена, а какой-то посторонний вроде Ли Ци Ё мог, и притом с легкостью?

Что связывало Ли Ци Ё с орденом реки? Ли Ци Ё даже обмолвился, что Божественная Золотая Ива принадлежит только ему, и что стоит ему поманить пальцем, как божественное дерево с радостью последует за ним… С чего бы? От обилия загадок Бао Гуй терялся, мысли путались у него в голове.

Если Ли Ци Ё говорил правду, то что же тогда станет с орденом реки, если между мальчиком и орденом начнется война, если божественное дерево предпочтет его своему дому?

При мысли об этом Даоист Бао Гуй содрогнулся. Без Божественной Золотой Ивы Озеро Тысячи Карпов перестанет быть райским уголком. Оно превратится в самое обыкновенное озеро, с его берегов исчезнут бесчисленные целебные травы, а демоны не смогут больше постигать истины Великого Дао!

Бао Гуй чувствовал, что на его плечи легла непосильная ноша. Он не смог убедить старейшин, а потому не видел другого выхода, кроме как разбудить одного из предков и призвать его на помощь.

Однако он знал и то, что одних его слов было недостаточно, чтобы убедить предка, не говоря уже о том, чтобы заставить его защитить Ли Ци Ё.

В ту бесконечно долгую и одинокую ночь он не сомкнул глаз.

Посреди ночи Лан Юн Жу ворвалась к Ли Ци Ё. В обычной ситуации девушка вела себя, как и подобает гордой женщине, знающей себе цену, которая никогда и ни при каких обстоятельствах не станет паниковать. Однако в тот момент, когда она влетела в спальню к Ли Ци Ё, она выглядела очень напуганной.

- Быстрее! – закричала она, когда увидела Ли Ци Ё. – Тебе нужно бежать и как можно скорее!

Однако Ли Ци Ё и бровью не повел, оставаясь непоколебимой скалой. Взглянув на нее, он поинтересовался: - Зачем это?

- Старейшины приняли решение схватить тебя! – поспешно выпалила в ответ Лан Юн Жу. – Магистр смог выторговать для тебя завтрашний день, но если ты и дальше продолжишь хранить молчание, то тебя схватят. Старейшины, особенно Верховный Старейшина Ван, хотели схватить тебя немедленно. Они не хотят терять время. Если бы не магистр, они бы уже пришли за тобой.

Потянувшись, Ли Ци Ё улыбнулся: - Ну раз уж они решили играть по-плохому, то я с радостью отвечу им тем же, в любое время. У меня прямо кулаки чешутся, страсть как хочется с кем-нибудь подраться. Если ты не возражаешь, я бы устроил здесь маленькую кровавую резню.

- Ты с ума сошел? – сердито уставившись на него воскликнула Лан Юн Жу. – Я знаю, конечно, что ты чертовски силен, но сейчас не время для геройства. Предупреждаю тебя, все старейшины не ниже Небесного Суверена. Стоит начаться сражению, ни один из них не станет отсиживаться в стороне. То же относится и к Верховным Старейшинам. Некоторые из них, между прочим, Небесные Короли, достигшие самой вершины своего развития. Если они вступят в бой, то будь у тебя даже десять жизней, ты не выживешь в этом сражении.

- Девонька, ты ошибаешься. Если бы мы находились где-нибудь еще, то я, возможно бы, и слегка поостерегся связываться с Небесными Королями. Однако мы сейчас находимся в Реке Тысячи Карпов, поэтому даже если в сражение вступит сам Образец Добродетели, мне ничто не будет грозить, и я спокойно их всех укокошу!

Лан Юн Жу так разозлилась, что впилась в Ли Ци Ё суровым взглядом, а затем произнесла: - Твое высокомерие не знает границ! Речь идет о Реке Тысячи Карпов, могущественнейшем из наследий императоров Дальнего Облака, или даже Священного Нижнего Мира! Орден не по зубам даже Образцам Добродетели, так с чего ты решил, что в одиночку сможешь совладать с ним? Пусть у тебя и есть сказочные шесть Храмов Судьбы и девять звезд, ты им не ровня, понимаешь?

Она определенно сильно волновалась за Ли Ци Ё. иначе она не стала бы врываться в его покровы под покровом ночи только для того, чтобы убедить его бежать.

- Ты права, - спокойно улыбнулся Ли Ци Ё. – Это – Река Тысячи Карпов, и я здесь в своем доме. Я здесь единственный полноправный правитель, понимаешь?

- Думаешь, сможешь одолеть старейшин? Хм, даже если у тебя и впрямь получится противостоять им, то, узнав о том, что ты угрожаешь ордену, наши предки поднимутся, чтобы дать тебе отпор. Даже ты должен понимать, кто есть Предок Тысячи Карпов! – с горечью в голосе произнесла Лан Юн Жу. Как бы ей хотелось вскрыть череп Ли Ци Ё и посмотреть, что же творится у него в голове, что позволяет ему вытворять подобное.

- Ты все перепутала, - покачал головой Ли Ци Ё. – Я остался здесь лишь для того, чтобы дать ордену реки еще один шанс. Если бы не ваш патриарх Бессмертный Император, я бы уже все перевернул здесь вверх дном…

- Небесные Короли? Образцы Добродетели? Да ну и что с того? Будь у меня желание, я уничтожу их всех словно муравьев. Но пока мне не хотелось бы пятнать руки кровью потомков Бессмертного Императора Циан Ли. Иначе стал бы я по-твоему принимать брошенный мне вызов и проходить те дурацкие испытания, которые придумали для меня твои многоуважаемые старейшины? Ради чего?

Лан Юн Жу глядела на него так, словно видела перед собой безумца, а затем сердито воскликнула: - Ты толстокож до невозможности, дядюшка! Говоришь так, словно ты лично знал Бессмертного Императора Циан Ли и теперь действуешь исключительно из уважения и любви к нему!

- На этот раз ты не ошиблась, - улыбнувшись, ответил ей Ли Ци Ё. – Если бы ваш Бессмертный Император Циан Ли был все еще жив, ему пришлось бы просить у меня прощения за действия своих нерадивых детей!

Конечно же, он не мог в открытую заявить о том, что он действительно знал Бессмертного Императора Циан Ли.

- Хватит! – рявкнула Лан Юн Жу. – У тебя нет ни грамма стыда, как я погляжу. Почему бы тебе для начала не взглянуть в зеркало? Наш патриарх, Бессмертный Император Циан Ли, был непобедим! Ты и впрямь решил, что он опустился бы до уровня такого ничтожества как ты, да к тому же стал вымаливать у тебя прощение? У тебя слишком раздутое самомнение!

- Пусть я и ничтожество, как ты изволила выразиться… это вовсе не означает, что твой патриарх был бы так же слеп к истинной силе, как и вы, ребята, - Ли Ци Ё сказал это так, словно это было чем-то само собой разумеющимся.

- Ох, как же мне все это надоело! Плевать! Хочешь сдохнуть, пожалуйста! – Лан Юн Жу была по горло сыта Ли Ци Ё. – Поступай как знаешь, чертов эгоист! Но когда ты осознаешь, что я давала тебе возможность сбежать, а ты ею не воспользовался, будет уже слишком поздно! – Лан Юн Жу сердито топнула ножкой по полу. Этот эгоистичный мерзавец в самом деле вывел ее из себя.