Буря Звёздной Войны.

Том 11. Глава 19. Путешествие на Марс с красоткой-учителем!

 

Се Юйсиню, как обладателю высокой генной оценки, была свойственна твердая вера в себя и высокие устремления. Его способности впервые проявились в детстве после одного из экзаменов, когда он не показал лучших результатов в классе – это послужило сильнейшим стимулом к их пробуждению.

А Ван Чжэн, как и Янь Сяосу, больше восхищались способностями Х, чем желали ими обладать.

Се Юйсинь специально обо всем разузнал в Исследовательском Институте Х-способностей империи Аслан и выяснил, что все люди изначально находятся в приблизительно равных условиях.

Поэтому Ван Чжэн и Янь Сяосу должны не восхищаться, а на подсознательном уровне признать у себя наличие способностей.

Не нужно и говорить, что эти слова в письме друга вызвали в душе Ван Чжэна настоящую бурю эмоций: Се Юйсинь добрался до самой сути.

Несмотря на мощную физическую силу, Ван Чжэну всегда казалось, что потенциал у него не ахти какой, и способностей Х ему не видать, как собственных ушей. Но после слов Се Юйсиня у него словно камень с души свалился.

А может, чем дольше способности пробуждаются, тем они оказываются сильнее?

С другой стороны, Се Юйсинь всего лишь описал биоинженерную трактовку теории естественного отбора.

Чем мощнее сила, стремящаяся освободиться из сдерживающих ее оков, тем больше усилий нужно, чтобы ей в этом помочь. Таковы законы природы, и по сей день ни одному существу не удалось избежать их действия.

Жизненная энергия Ван Чжэна настолько огромна, что Се Юйсиню она показалась самой сильной из всех, что он когда-либо чувствовал. Можно лишь сказать, что Ван Чжэн обладает мощнейшим потенциалом. В этом ему и повезло, и не повезло одновременно, потому что такие люди часто испытывают на себе давление множества ограничений.

И, в конечном счете, все определит сила его воли.

Се Юйсинь написал целый трактат, но Ван Чжэн чувствовал, что в каждое слово он вложил частичку своей души, и собрал в письме не только собственные соображения, но и глубочайшее понимание самого Ван Чжэна.

Когда есть два отлично понимающих тебя близких друга, что ещё нужно для счастья?

Ван Чжэн отключил экран, прилег на стуле, заложив руки за голову, и прикрыл глаза, прокручивая в мыслях всё, что ему написал Се Юйсинь.

По характеру способности Х можно разбить на множество групп, но Се Юйсинь выделил три основных типа: первый черпает силу из собственного организма, второй – из естественного мира, третий – одновременно из двух этих источников.

Чжан Жунань совершенно очевидно принадлежит к первому типу, её способности – это выплеск её собственной генетической силы, Мэн Тянь, скорее всего, представительница третьего типа: ее физические силы ощутимо выше обычного, но остаются в пределах разумного и дополняются силой, берущей свое начало в естественном мире.

Благодаря объяснениям Се Юйсиня и осознанию собственных ощущений, в голове Ван Чжэна многое прояснилось.

Раньше он без остановок тренировался в надежде, что так способности быстрее активизируются. Но теперь он понял, что дело не столько в собственной силе, сколько в «раздражителе».

Он должен перенести сильное эмоциональное потрясение.

На самом деле такой расклад ещё больше всё усложнял. Для тренировок у Ван Чжэна было достаточно терпения, он мог бы изматывать себя вплоть до самого пробуждения способностей. А вот с потрясением...

Ван Чжэн не так-то просто терял контроль над собственными эмоциями.

Это всё Костеголовый с его обучением. Теперь ему было легко сохранять хладнокровие в любой ситуации, а вот поддаваться порывам стало очень сложно.

Поразмыслив, Ван Чжэн вдруг улыбнулся. Что-то он чересчур заморочился. Ведь он всегда относился к поискам силы как к жизненной цели, а не как к тяжелому испытанию.

В этот момент Янь Сяосу, сидевший рядом, закончил очередную партию и снова издал диковатый крик.

«Я непобедим! С сегодняшнего дня зови меня Могущественный Властитель!»

Янь Сяосу снова выиграл, и это было что-то невероятное. Он был весь на эмоциях, и в этот момент Ван Чжэн явно ощутил его жизненную энергию, бьющую через край... Может, его способности вот-вот проявятся.

Янь Сяосу смотрел на жизнь очень просто и всего лишь хотел продолжать жить, как живет, не более того. Но чем проще человек, тем легче ему дается активация способностей Х.

«Босс, смотри скорее! Да я же просто боженька на поле! Пять побед из пяти! И это ещё с парой школяров в команде!»

Каждый раз, появляясь в бою на Джанглрейсере, Янь Сяосу брал весь огонь противников на себя. Не специально. Просто они терпеть не могли таких выпендрежников. Но когда он уходил от ударов, внутри него просыпался невиданный боевой дух, и он мчался быстрее всех. А пока противники впустую растрачивали боевую мощь, его тиммейты как раз могли включиться в действие по полной программе.

И в решающий момент Янь Сяосу очень внезапно, своим примитивным, но точным приемом пулял несколько энергетических зарядов, и этим ударом радикально менял ход битвы.

Ван Чжэн из любопытства посмотрел коэффициент его попаданий, а там – более шестидесяти процентов...

«Настолько метко!?»

Дело в том, что Ван Чжэн хорошо знал своего друга, он явно отличался от него в плане боеспособности, да и с оружием был совсем не в ладах.

«Меня вдруг озарило: теперь перед каждой атакой я представляю, что передо мной не мех, а сногсшибательная красотка – и тогда сверхточное попадание обеспечено!» – победоносно сияя, заявил Янь Сяосу: «Это секрет моих побед, только никому не говори!»

У Ван Чжэна челюсть упала от удивления... Это... Да даже если кто-нибудь узнает! Было б что полезного, а то действительно какая-то примитивная похабщина.

Ван Чжэн рассказал Яню Сяосу о соображениях Се Юйсиня, тот немного задумался и выдал: «Все-таки мне до всего этого не очень-то есть дело. В любом случае, вряд ли мне когда-нибудь придется идти на фронт воевать по-настоящему. А если такой день всё же настанет, то, боюсь, человечеству будет не спастись от гибели.

Но если у меня и вправду могут пробудиться способности, то я хотел бы, чтобы это было умение видеть сквозь предметы или что-то в этом роде...

Босс, чего ты так на меня смотришь? Я знаю, что иногда слишком многого хочу...»

Хлоп...

Янь Сяосу схлопотал по лбу – Ван Чжэн не смог сдержаться.

«Родиться бы тебе в следующей жизни женщиной, чтоб хорошенько посмотреть на себя со стороны!»

«Хех, босс, ну это уж слишком жестоко. Ведь ты же совсем не знаешь женщин! Вот когда вы с принцессой Айной того... Ну я имею ввиду, когда она полностью станет твоей. Вот тогда ты и поймёшь, что деньги и положение в этой жизни – всё полная фигня. Любоваться своей любимой – вот, что самое главное. Ну а когда можешь видеть сквозь одежду, этот процесс становится вдвойне приятнее!» – сказал Янь Сяосу, будто только что осознав вечную истину.

Тема красоток для Сяосу никогда себя не исчерпает. Но Ван Чжэну слова Се Юйсиня помогли вздохнуть с облегчением: нужно всего лишь продолжать тренировки в обычном режиме и ждать подходящей возможности.

Летние каникулы у Ван Чжэна проходили ярко и насыщенно, но его надежды спокойно потренироваться вылетели в трубу.

В приглашении Академии Наук Федерации Солнечной Системы значилась не только Сяо Фэй, но и он – причем его имя было отмечено отдельно.

Хотя Ван Чжэн всего лишь студент, зато уже успел прославиться, пусть пока только и в отдельной области.

Сяо Фэй же не могла считать Ван Чжэна обычным студентом – он слишком многое сделал для их исследования, особенно на ключевом этапе. Поэтому, когда она отправляла доклад, то описала этот момент в отдельном пункте.

Раньше никто в Академии Наук в это точно не поверил бы. Все бы подумали, что Сяо Фэй зачем-то решила протащить этого студентика. Но после поездки в Ролан Гаррос новость о том, что Ван Чжэн вступил в клуб Му Фэнчуня, уже успела стать достоянием общественности.

Авторитет у клуба был очень серьезный, сама Сяо Фэй только недавно стала его членом, и ни её заслуги, ни положение, не давали ей права взять и привести туда с собой студента. Да что там она, даже сами основатели Клуба не могли так сделать.

Ван Чжэн попал туда исключительно благодаря собственным достижениям, и уже одно это добавляло его персоне оттенок таинственности.

Если бы Академия Наук никак не отреагировала на появление такого выдающегося молодого человека у себя под боком, то потом ей осталось бы лишь кусать себе локти: ведь говорят, что сама Империя Аслан и другие страны отправили Ван Чжэну официальные приглашения.

Такие таланты в Солнечной Системе – настоящая редкость, а эта кучка негодяев еще и пытается их переманить, ну что же ты будешь делать?!

Ван Чжэн был совсем не против поездки. Ведь теперь он знает, что смертельно изматывающими тренировками пробуждения способностей не добьёшься. Значит, можно съездить развеяться, посмотреть мир, кто знает, может, удастся получить новые впечатления.

Прошлая поездка на Ролан Гаррос принесла немало полезного.

Всё-таки верно говорят: «тысячи пройденных километров гораздо полезнее тысячи прочитанных страниц» – Ван Чжэн стал понемногу осознавать ценность этой истины.

Многие были склонны считать его примерным студентом, который решил погреться в лучах славы Сяо Фэй, и чего бы он там ни добился – всё это только благодаря её мудрым наставлениям.

Но Ван Чжэн относился ко всем пересудам совершенно спокойно, и даже не старался их опровергать. Да и что тут спорить? Даже хорошо, что все так думают. Хотя Му Фэнчуню и остальным достаточно было одного взгляда на их исследование, чтобы все понять.

Они тут же всё определили и по манере изложения теории, и по проявленным в ней базовым навыкам – никаких объяснений было не нужно. К тому же, для людей такого уровня мнение людей из «вне» не имеет никакого значения. Для них важна лишь сама научная работа.

Но было ещё кое-что, на что Му Фэнчунь и Гайэр обратили особое внимание во время личной беседы.

Моральные качества!

Другой бы на месте Ван Чжэна уже давно бросился бы бороться со своим учителем за звание лучшего из страха, что тот отхватит себе всю славу.

Для таких людей, даже если они и добьются каких-то высот, уровень Дуна Сюэу все равно останется потолком. Это люди совсем другого толка, не такие, как Му Фэнчунь и его команда.

В их Клубе придают одинаково важное значение: и способностям, и моральным качествам.

* * *

Марс. Место проведения Конференции по вопросам развития и применения научных технологий, организуемой Академией Наук Федерации Солнечной Системы при поддержке нескольких десятков крупных научно-технических компаний.

И Сяо Фэй, и Ван Чжэн оказались на Марсе впервые. Едва сойдя с корабля, они увидели, что весь порт просто кишит людьми – и тут, и там полным-полно молодых студентов.

Ван Чжэн сделал глубокий вдох: «Отличный здесь воздух! Мм, а ещё говорят, что на Марсе не признают ничего, кроме науки войны. Кажется, в преддверии конференции любовь к традиционной науке здесь забила ключом. Посмотрите-ка, как много почитателей!»

Сяо Фэй невольно улыбнулась: «Ну-ну-ну, тоже мне, рассуждения старикана-ученого! Ты же самый юный участник этой конференции!»

Этот титул Ван Чжэн забрал у самой Сяо Фэй.

На самом деле, за всю историю человечества появлялось действительно немало по-настоящему выдающихся молодых людей. Но большинство из них терялись в потоке времени, вероятно, потому что им не удавалось продолжать накапливать опыт и развиваться дальше, они слишком сильно полагались лишь на свои таланты.

Но Сяо Фэй к таким не относилась: в свои молодые годы она уже сделала себе имя и не останавливалась в своем развитии, отдавая ему немереное количество усилий и жертв.

Конечно, наука для Сяо Фэй являлась самой большой и настоящей любовью. Но Ван Чжэну было дико любопытно, неужели у такой красотки совсем не было воздыхателей? Разве может быть такое, чтобы за все время учёбы она не встретила никого, кто бы ей приглянулся?

Сяо Фэй могла подколоть Ван Чжэна на личные темы, но Ван Чжэн не осмеливался затрагивать такие вопросы с учителем. За такое Сяо Фэй точно уделала бы его до полусмерти.

Навстречу им с приветствием вышла целая толпа, и Ван Чжэн на автомате поднял в ответ руку.

Его жест тут же вызвал целую бурю восторженных криков. Ван Чжэн даже воскликнул от восторга: сила науки огромна! Кто бы мог подумать, что занимаясь наукой, можно иметь такую армию поклонников!

Но очень скоро возгласы утихли, и остался лишь гул разочарования. Его приняли за кого-то другого.

Стоявшая рядом Сяо Фэй чуть не покатилась со смеху.