Буря Звёздной Войны.

Том 11. Глава 17. Разлученные братья.

 

Лиер обозначил свою цель, сказав, что хочет лишь руководства над всей Солнечной Системой, однако для такой цели он не очень хорошо показал себя в первом раунде отборочных. Но как бы Талос сам не мечтал о том же, положение Плутона в Федерации Солнечной Системы было незавидным, и на такое у него точно не хватило бы сил. Зато благодаря Лиеру он мог извлечь свою выгоду. К тому же землянин показал себя очень великодушным и щедрым.

С таким человеком, как он, лучше сотрудничать, а не соперничать, несмотря на то, что Кертис казался сильнее.

В первом этапе всё прошло так, как и было предсказано Лиером. Судя по его же словам, дойдя до второго этапа – борьбы за лидерство – у Талоса появится возможность всесторонне проявить себя.

Среди пятёрки предварительных капитанов, каждый из которых представлял свою группировку, трое противостояли друг другу – это Лиер, Ахиллес Кертис и Ле Синь. Двое – Радон и Талос – определяли баланс сил.

Радон в соответствии с особенностями жителей Караки сохранял нейтралитет. Он как бы состязался, но не принимал какую-либо сторону.

Если бы Талос выбрал Ахиллеса Кертиса, то равновесие бы тут же пошатнулось. Ахиллес еще сильнее усилился бы, и в таком случае появился бы удобный случай для объединения Лиера с Ле Синь, что фактически получалось бы трое надвое, так как Радон в таком случае также принял бы сторону противоположную Талосу.

Поэтому нужно было решать вопрос с Ахиллесом, а Ле Синь… Талос не считал её своим противником.

Лиер знал, что вражда между ним и Кертисом началась ещё во времена академии, и предложил помощь, чтобы, наконец, поставить точку в этом вопросе. Говорят: хорошее начало – это половина успеха. И на этот раз Талос не сомневался в своей победе над своим вечным соперником, и в том, что представителем Солнечной Системы на IG обязательно станет он.

* * *

Что касается Марса, Ле Синь было гораздо проще в этом вопросе. Ее семья контролировала армию, их положение на родной планете в сравнении с другими из пятёрки считалось намного выше. Ключевым моментом являлось то, что у Марса вовсе не было так много табу.

Семья Ле на Марсе находилась в обстановке очень похожей на монархический государственный строй, и в этом имела некоторое преимущество над остальными.

* * *

Если сравнивать со всеми вышеперечисленными молодыми людьми, ребята из команды академии Ареса казались простыми студентами.

После тренировки Янь Сяосу бросился приглашать всех на обед. Ань Мэй отсутствовала и ему, похоже, некуда было пустить свою огромную энергию.

«Тренировка тренировкой, но нужно и жизнью тоже наслаждаться! Не надо так уж сильно себя загонять. Ах, не знаю, как там наш малыш Синь в Аслане, на летних каникулах он не вернулся. Черт побери, что же там за академия такая. Я отправил ему несколько сообщений, но он не отвечает» – пожаловался Янь Сяосу, изначально он рассчитывал, что они втроем смогут собраться вместе на каникулах.

«Он наверняка очень занят. Ты не смотри на его постоянное невозмутимое лицо, внутри себя он старается превзойти всех. Раз уж поехал в Аслан, то надо стараться не осрамить Землю» – со смехом отозвался Ван Чжэн.

До настоящего времени он был уверен, что место, куда поехал Се Юйсинь, связано со способностями Х.

* * *

Планета Эллиот, которая являлась территорией Аслана, считалась кинжалом Империи, направленным в глубину Млечного Пути. Удаленная от Аслана система служила трамплином во всю галактику.

Она являлась символом превосходства Аслана в период экспансии. Но потом, с наступлением мира, такие стратегические трамплины наполнились новым смыслом.

Планета Эллиот превратилась в коммуникационный пункт, в оплот цивилизации Аслан, через который влияние империи распространялось на все государства Млечного Пути.

Это тоже можно было отнести к своего рода экспансии, только теперь к культурной.

Очень оживленная и великолепная планета со столицей с таким же названием – Эллиот, имела около сотни высших учебных заведений, куда студенты по обмену стекались с разных концов галактики. В этих вузах можно было получить наилучшее образование империи Аслан. Для тех же талантов, кто сумел показать себя с наилучшей стороны, появлялась даже возможность получить гражданство Асланской Империи.

Окутанный тусклым светом космический корабль только-только прошедший проверку систему оборонной безопасности планеты начал своё снижение в атмосферу.

Судно пронеслось над городом и, обогнуло большой горный хребет. Тусклый свет, исходящий от него, рассеивался. Показался корпус корабля с необыкновенный дизайном, так популярным в Аслане, но его технические характеристики все-таки имели отпечаток Атлантиды.

С этой стороны горного хребта находилась бескрайняя пустыня.

Проскользив над песчаными дюнами, корабль издал сигнал: «Пятьдесят седьмой испытательный полет Альфа-07 закончился, просим разрешения вернуться в академию».

«Альфа-07 может вернуться в академию, добро пожаловать!»

Корабль, начавший набирать скорость, мгновенно превратился в полоску света и исчез. Ни на земле, ни в небе при этом не возникло даже маленького порыва ветра или какой-либо звуковой волны. Как будто для корабля не существовало никакого сопротивления воздуха.

Остановившись через несколько секунд в глубине пустыни, он начал осуществлять посадку. В этот момент песок с дюн взмыл в воздух, обнажив потайные металлические ворота с огромной пометкой Х.

Проём в земле открылся, и оттуда навстречу судну, испустив характерный звук, направился один из стыковочных модулей. Через несколько минут корабль оказался на конвейере, который начал уводить его ещё глубже под землю.

Это была громадная подземная база.

Тем не менее, не военные шнуровали здесь туда-сюда, а по большей части студенты, одетые в разную форму.

Но даже так, все же было очевидным, что это место отличалось от обычного учебного заведения. Оно немного походило и на академию, и на высокотехнологичную лабораторию.

На лицах здешних студентов очень чётко можно было заметить напряжённость из-за поставленных перед ними задач, но в то же время каждый из них выглядел бодрым и выражал уверенность в своих силах.

На 28-ом подземном этаже находился отдел, занимающийся вопросами всего «сверхъестественного». При всём желании попасть сюда могли лишь избранные.

При входе в лифт требовалось предоставить карточку удостоверения личности, и только если у человека имелся доступ, кнопка «28» становилась активной.

Пол и потолок в лаборатории «сверхъестественного» имели чёрный цвет, а стены были белоснежно белые. Такой контраст оказывал необычайное влияние.

В центре лаборатории за прозрачным стеклянным столом сидели Се Юйсинь и мужчина средних лет. Стулья тоже были сделаны из прозрачного материала, из-за чего складывалось впечатление, что эти двое парили в воздухе.

Се Юйсинь равнодушно улыбался и смотрел на мужчину.

В руках у его собеседника находилась игральная карта.

«Попробуем еще раз. Что это за карта?» – спросил мужчина, вытащив карту и поглядев на нее разок – «Время пошло».

В то же время мужчина включил свой скайлинк, открыл вкладку с анекдотами и принялся читать.

Се Юйсинь нахмурил брови. Его способности Х заключалась в восприятии, ну и немного в предвидении будущего, но в весьма расплывчатом виде.

Так называемое «восприятие» – это информация о мыслях объекта через его крошечные и незначительные телодвижения, чем сильнее внимание объекта занято каким-то делом, тем проще его «ощутить».

Се Юйсинь старательно читал все знаки, что подавало ему тело мужчины напротив. Очевидно, его объект уже погрузился в чтение всяких разных анекдотов, но требуемая информация «что это за карта» не исчезала из-за вовлеченности объекта в другие занятия. Се Юйсинь по-прежнему читал информацию с мужчины, он должен это сделать: среди всего лишнего он должен найти то, что ему нужно.

Его лоб покрылся испариной, капли пота, соскользнув, падали на стол. Способности Х не всегда равнялись успеху. Способности парня относились не к боевому типу, а такой тип силы считался нестабильным.

«Так… это пятерка червей. Погодите…. Я вижу… короля треф» – шумно выдохнув, ответил Се Юйсинь.

Мужчина нахмурился, он перевернул карты, это была пятерка червей.

«Неверный выбор… Почему ты выбрал короля треф? В этот раз я не старался ввести тебя в заблуждение».

Се Юйсинь находился здесь уже полгода, и прогресс его способностей был очень быстрым. Уже месяц он не допускал таких ошибок.

Се Юйсинь оцепенел: «Я не знаю».

«Может ты устал, давай закончим на сегодня, и ты отдохнёшь» – спокойно сказал мужчина, взглянув на время. Они занимались уже два часа.

Се Юйсинь отрицательно помотал головой: «Нет, я не устал, давайте еще раз попробуем».

«Во всем нужна мера… Ну да ладно, раз уж ты настаиваешь. Но ещё одна ошибка, и мы заканчиваем» – мужчина уже перетасовывал карты. Вытянув одну, он быстренько взглянул на нее, и тут же его лицо изобразило потрясение.

«Учитель?» – глаза Се Юйсиня блеснули. Он быстро считал информацию. Король треф. Только что вытащенная из колоды карта – это король треф!

«Очередное успешное предвидение. Похоже, настало время изменить метод твоей тренировки».

Способность предвидение юноши становилась всё более чёткой, а не расплывчатой как раньше.

Просто невероятно, насколько могут расшириться способности Х, если они врождённые. Только некоторым повезло вступить на такую непроторенную дорожку, и Се Юйсинь один из них.

Голос Чжан Цина – учителя Се Юйсиня – немного дрожал от волнения. Он сделал глубокий вдох, успокоился и спросил: «Хе-хе, Се Юйсинь, сколько ты уже здесь, полгода?»

«Да, полгода».

«Поздравляю, твои способности определенно улучшились! Среди представителей Земли ты первый, кто достиг таких успехов. Начиная с сегодняшнего дня, твои закрытые тренировки закончились. Теперь о тебе узнают, и ты получишь права и привилегии более высокого уровня!»

Исследовательский институт Х-способностей империи Аслан был схож с Академией Х Коалиции, но Асланский институт держался обособленно, главными направлениями исследований были не боевые Х-способности. А особенно способности, связанные с предвидением.

До сих пор человечество очень интересовалось силой рун Атлантиды, а также их религией и Богом.

Божественные предсказания…

С тех пор, как люди перешли к этапу научного и технологического развития, они начали полагаться лишь на свои собственные возможности и науку, но атланты до сих пор верили в существование некой силы.

Можно сказать, что империя Аслан больше всех контактировала с Атлантидой, и поэтому заостряла внимание на способностях предвидеть будущее, которые могли бы помочь избежать каких-то опасностей в будущем.

Когда Атлантида предпочла вступить в Коалицию Млечного Пути, она объяснила это желанием их Бога, чтобы они вновь начали контактировать со всем человечеством. Но на самом деле, это была полная чушь. К тому времени прошло уже чёрт знает сколько времени, пока Атлантида считала себя сторонним наблюдателем и только.

Но, без всякого сомнения, это была взаимовыгодная ситуация: империя Аслан в тот момент являлась одной из выдающихся империей человечества, и её очень интересовали технологии, которыми обладала Атлантида.

Таких студентов, как Се Юйсинь, было много. В Исследовательском Институте Аслана они могли получить не только наилучшие образование, но и реализовать весь потенциал своих способностей. Поэтому считалось, что это учебное заведение не имеет себе равных.

Се Юйсинь действительно узнал здесь много нового, к тому же приобрел не только знания, но и познакомился со многими людьми.

У отличников была возможность стать гражданином империи Аслан. Блага и привилегии этой цивилизации – причина, по которой это заведение являлось столь привлекательным для студентов.

Но Се Юйсинь приехал сюда не за этим. Он действительно хотел максимально узнать о своих способностях и по возможности развить их.

Подумав о том, сколько всего информации теперь у него имелось, он не смог удержаться и улыбнулся. Ему не терпелось сообщить обо всем Ван Чжэну и Янь Сяосу. Особенно Ван Чжэну. Се Юйсинь знал, ему сейчас это очень нужно.

Не понятно как, но в глубине души он почувствовал, что Ван Чжэн вспоминает его.

Эх, немного жаль, что о нём вспоминает Ван Чжэн, а не какая-нибудь девушка-красавица.