Освободите эту Ведьму.

Глава 540. Множество волнений

 

 - И это все? - услышав Роланда, Агата почувствовала облегчение.

Сила демонов лежала в их числе. Если столкнуться с несколькими безумными демонами, одна или две Старшие Ведьмы смогут победить их.

 - Вы нашли способ заточить их? - спросила Агата.

 - Недавно прибывшие ведьмы идеально подходят для этого задания, - Роланд рассказал ей об их способностях.  - После того, как Иффи поймает демонов, клетку можно легко перенести на воздушном шаре. Конечно, я подготовлю кандалы, так что заточение их не будет большой проблемой. Я просто хочу знать, как долго может продержаться Красный Туман, который держат при себе демоны, и может ли кровь демонов быть использована для производства Сигила после того, как они умрут?

 - Неудивительно... - к этому моменту Агата полностью поняла, к чему стремился Роланд. - В общем, баллона Красного Тумана может хватить примерно на сутки. Демоны сами определяют, сколько баллонов им нужно взять с собой, отправляясь на выполнение разных задач. Например, для выполнения миссии наблюдения или патрулирования демон возьмет с собой три-четыре баллона, что также является пределом для него.

 - Почему так? - с любопытством спросил Роланд.

 - Покинув странную Чернокаменную Пагоду, туман будет постепенно терять эффективность, - объяснила она. - В противном случае Исследовательское Общество само содержало бы демонов и Зверей Хаоса и массово производило бы сигилы. Три Главы Объединения также пробовали это раньше. Например, они взяли на себя инициативу атаковать некоторые из внешних постов демонов, чтобы осмотреть Чернокаменную Пагоду, но враги всегда уничтожали её до поражения, оставляя Святых Воинов с иссохшей каменной пагодой.

 - Иссохшей? - Роланд удивленно спросил. - Камни тоже могут иссыхать?

 - Никто не знал точно, что это было, но, судя по камню, который мы получали, "иссохший" было правильным словом для его описания. Его некогда гладкая поверхность становилась грубой и темной; и если его протирали, осыпалось большое количество каменной стружки. Он совершенно отличался от того первоначального облика, когда Воины впервые видели его.

 - Понятно... - Роланд некоторое время размышлял. - Если мы сможем вернуться с демоном, сможешь ли ты создать Сигил Магических Камней?

 - Если Вы сможете предоставить мне достаточные экспериментальных материалы, независимую лабораторию и 20 простых людей в качестве помощников, - сказала Агата, загибая пальцы. - У меня есть шанс в 80% на успешное производство простых сигилов, что же до продвинутых сигилов... Ах, во всяком случае, у Вас нет соответствующих Магических Камней для их производства.

 - Это не проблема, - Роланд колебался, а затем спросил тихим голосом. - Проблема вот в чем, что, если миссия захвата привлечет слишком много демонов?

Агата не могла не рассмеяться:

 - Вы выглядели очень уверенно, я думала, что Вы никогда не беспокоитесь об этом.

 - Ах, я просто хочу быть абсолютно уверен во всем.

На что Агата ответила расслабленным голосом:

 - Просто возьмите с собой Мисс Анну и меня.

 - Тебя и... Анну?

 - Вам все еще не хватает полного понимания ведьм на вашей территории, Ваше Величество, - Агата вздохнула.  - Знаете, Объединение, чья сила охватывала все Плодородные Земли, насчитывало более 100 Старших Ведьм. Не более 40 из них были боевыми ведьмами. Они занимали высокие посты в Объединении и являлись основой Святой Армии. С другой стороны, в Вашей Ассоциации Сотрудничества Ведьм, есть немало Старших Ведьм, и вместе с Вашим странным оружием их сила может сравниться с Крылом Святой Армии. Победить группу демонов нам не составит труда. Если мы столкнемся с Лордами Ада, Мисс Анна может дважды активировать Сигил Божьей Воли.

 - Ах... я почти забыл об этом, - Роланд вдруг все понял. - Спасибо за предложение.

 - Пожалуйста. Победить демонов - это мое пожизненное стремление. Пожалуйста, не подведи меня, Ваше Величество.

Когда Агата уже собиралась уйти, Роланд остановил ее.

 - Ну, есть еще одна вещь, которую я не понимаю.

 - Что же это?

 - Почему ты решительно выступила против атаки на Дьявольский Город? - Роланд поднял брови. - Твое предыдущее отношение сильно отличалось от того, что ты показала сегодня... Я помню, в то время ты не только требовала активного нападения на демонов, но и любой ценой хотела захватить Зверей Хаоса, которые могли жить в лагере, не так ли?

Агата внезапно почувствовала, как ее щеки запылали. Она знала, что они покраснели и без проверки.

"В то время я не верила, что у Вас есть способность побеждать демонов, но Вы хвастались своими вооруженными силами, поэтому я сказала это в запале", - ей было неудобно говорить Роланду правду. Но теперь ситуация изменилась. Она верила, что при достатке времени, силы людей будут только расти, поэтому, конечно, и ее отношение изменилось:

 - Разве? Я не помню ничего подобного.

 - Но ты...

 - Ах, Ваше Величество, я уже засыпаю стоя, - она вымученно зевнула. - Пожалуйста, извините меня, - и она немедленно покинула кабинет.

Пока она шла по коридору, ведущему в Дом Ведьм, Агата почувствовала, как прохладный ветерок мягко дул ей в лицо, постепенно охлаждая её настрой.

Глядя на многочисленные звезды в небе, она вдруг вспомнила, что сказала Венди.

"Однажды он станет Королем Грэйкасла и поведет нас к победе над всеми нашими врагами. Это то, во что я верю".

Увидев выражение Венди, Агата почувствовала зависть и грусть. Она завидовала тому, что Венди не была ошеломлена жестокой реальностью, и ей было грустно от того, что убеждение Венди не могло отменить разницу в уровне между людьми и демонами.

Но теперь она тоже в это поверила.

* * *

Иффи не помнила, как она вернулась в спальню.

Ее голова пухла от воспоминаний о ружьях и пушках, стреляющих и ревущих - сотни солдат, аккуратно расположенные рядами, целились в мишени перед ними и нажимали на спусковой крючок. Она не могла видеть ничего, кроме густого белого дыма, и даже если бы она и чувствовала пули своей магической силой, ей не хватало времени, чтобы заманить их в клетку.

"Его Величество не солгал. Металлические пули намного мощнее, чем специальные пули, которые использовала Мэгги, когда она сражалась со мной. Металлические пули могут уничтожить деревянные цели на расстоянии 100 шагов, в то время как на этом расстоянии все ведьмы могут просто ждать избиения".

Что касается другого оружия, называемого пушкой, оно еще страшнее. Диапазон её атаки в несколько раз больше, чем у стрел, и чтобы наблюдать за результатами её атаки, нужен телескоп. Более того, глава стражей сказал ей, что это лишь старомодная полевая артиллерия, и что настоящий козырь артиллерийского отряда - это оружие под названием 152-мм Пушка Длинной Песни.

Различные звуки взрывов гремели в ее голове, что привело её к одной мысли.

 - Хайди Морган солгала нам, - пробормотала Иффи.

 - Возможно, Хайди Морган даже не знает, что такая мощь возможна, - Софтфезерз выглядела задумчивой. Видимо, она также была шокирована армейскими учениями, которые она увидела днем. - Что нам делать дальше?

Иффи не ответила.

"Неважно, какие цели ранее преследовала Хайди, в настоящий момент это ничего не значит, потому что Ассоциация Кровавого Клыка просто не может позволить себе того, чего хочет Его Величество. Ведьмы-помощники Тилли Уимблдон более полезны, чем боевые ведьмы Ассоциации Кровавого Клыка".

Оглядываясь назад, назад на несколько лет, она обнаружила, что ее способности и опыт роста, которыми она когда-то гордилась, теперь больше походили на шутку. За исключением Энни, в ее памяти не было ничего достойного, что можно было бы лелеять.

Через некоторое время она подняла голову:

 - Я не хочу возвращаться в Ассоциацию Кровавого Клыка.

 - ... - Софтфезерз кивнула почти неуловимым движением. - И я не хочу, - и тут её словно громом поразило. - Ты плачешь?

Тут Иффи поняла, что что-то соленое влилось в ее рот. Вытирая лицо, она поняла, что что-то жидкое осталось на кончиках пальцев.

 - Я не знаю.

Прошло много времени с тех пор, как она пробовала слезы.

Звери никогда не плачут.

Даже если они это и делают, они не плачу о себе.

"Если бы только Энни и я с самого начала столкнулись с Ассоциацией Ведьм".

Закрыв глаза, Иффи почувствовала, как из ее сердца проливается соленый дождь.

"Энни, простите меня".