Реинкарнатор.

Глава 299. Яйцо Короля Демона (часть 2).

 

Хансу просто пожал плечами в ответ на их испытующие взгляды:

— Я наконец-то могу взять отпуск. Периодически нужно думать о себе, верно?

— ...Хм… — и Цикрус, и Мудуселла, оба покачали головами. У одного на лице ясно читалось разочарование. Вторая не показывала этого так явно, но взгляд помрачнел.

«Неужели человек может так сильно измениться? Каков отброс...» — подумал Цикрус, не скрывая осуждения. Ему всегда импонировали люди, заботившиеся о всеобщем благе или ставящие себе великие цели. Именно подобные принципы привели его к становлению Великим генералом. Хотя изначально Хансу был его врагом, Цикрусу был симпатичен этот парнишка, сражавшийся за свою расу, не жалея себя. Не каждый может рискнуть жизнью ради других. Цикрус думал, что забота о людях была частью натуры Хансу, однако, похоже, его поведение просто было кем-то подкорректировано, что-то такое ему объясняла Мудуселла по дороге, но Цикрус всё ещё надеялся, что парень сохранит самоотверженность характера. Видимо, напрасно. «Ему же хуже...» — Цикрус решил, что слишком много чести обращать внимание на такого Хансу, и отвернулся.

Мудуселла бессильно перевела взгляд с одного на другого и могла лишь неловко улыбнуться Хансу:

— Итак... ты уже решил, как быть дальше?

Хансу понял, что она подразумевала, и улыбнулся:

— Просто сбросьте меня где-нибудь. Хмм… Да, хорошо бы за горным хребтом. Мне не помешает спрятаться от людей подальше.

Мудуселлу немного смутило, что Хансу так легко разгадал её намерения как можно скорее покинуть это место, поэтому она просто кивнула – чем больше они тянут, тем больше может появиться препятствий. TMT-1, получив одобрение Мудуселлы, быстро повёл корабль на другую сторону горного хребта. Но в этот момент Цикрус не смог сдержать гнев и выплюнул:

— Какой же ты мерзавец. Разве не видишь, какой хаос ты устроил? Тебе вообще о чём-нибудь говорит слово "ответственность"? — Цикрус тыкал в экран, демонстрирующий обстановку за бортом – сотни тысяч авантюристов, в смятении сбившиеся во взволнованную толпу посреди Земель Духов, — Они наверняка уже поняли, что ты бросил их.

................................................

— Что за чертовщина творится?… — пробормотал Самюэль Кинар, капитан-тысячник, глядя на гигантский столб-лифт вдалеке: «Могу поспорить это окажется тем ещё геморроем…» Дело было не только в неприятном предчувствии…

Грааааа!

Внутри столба-лифта можно было услышать грозные крики и рев. Грохот, лязганье и ужасающий скрежет.

Бах!

Дыыщ!

И в этот момент, к нему обратился дрожащий голос:

— Чёрт... Капитан, ты что-нибудь знаешь об этом?

Самюэль покачал головой на вопрос своего офицера. Его ни о чём таком не предупредили.

И тогда вдруг...

Этот офицер, Джон Стоун, осторожно спросил:

— Разве не Кан Хансу устроил это?

— ...Устроил? — Самюэль Кинар задумался: «...Точно. Дело-то не простое». Со временем этот вопрос прояснится, но если Хансу реально устроил всё произошедшее, то данная им информация – бесценна. Знание может определять жизнь и смерть в опасной ситуации. Даже если закрыть глаза на странную щедрость, с которой он поделился информацией, ещё более подозрительным кажется происхождение всех этих данных. Откуда он их взял? И если Хансу давно знал обо всём этом, почему сообщил людям только тогда, когда перемена должна была вот-вот обрушиться им на головы?

«...Слишком много белых пятен. Он рассказал нам только, как бороться с монстрами с лифтов, а больше ничего». Ещё больше вопросов вызывала скупость передачи информации, Хансу сообщил им только самые важные и критичные данные, будто у него не хватало времени.

Джон Стоун снова открыл рот:

— Подумай об этом. Разве это не кажется странным? Всё началось, когда он заговорил. И разве фея сама не сказала? Что эта возможность появилась из-за Хансу.

— . . . — Кинар нахмурился. Его напрягали любые "возможности", если о них говорили феи. Для обычного человека "возможность" – это что-то, связанное с небольшим риском и сулящее большое куш. Но, конечно, фея не врала, её "возможность" хоть и обязательно влечёт огромный риск, но и награда будет чрезвычайной. И вот, фея, которая вообще не появлялась в большинстве случаев, теперь вылезла и объявила, что лифты были редкой возможностью. Иными словами, эти лифты – несут просто адскую опасность. Намного большую, чем всё, что они пережили в Желтой и Зеленой зонах. И по словам феи, благодарить за это нужно Кана Хансу.

Джон Стоун воодушевился, когда увидел, что Самюэль становится всё более и более хмурым:

— Смотри. Всё это – работа этого гада. И где он теперь? Ему ведь так не нравятся распри, разве не должен он сейчас быть здесь и всех успокаивать?

— . . . — Самюэль согласился. Хансу ненавидел распри. Каждый раз, он тут же кидался в эпицентр и либо подавлял зачинщиков, либо заключал с ними сделку. Будто у него был пунктик. В Красной, Оранжевой и Желтой зонах царила строгая дисциплина. И сейчас они могли так свободно роптать только потому, что в Зеленой зоне ещё не было построено системы подавления.

Люди подняли недовольный гвалт, подогреваемые отсутствием контроля и внезапными пугающими переменами:

— Эй! Дайте какое-то объяснение!

— Что происходит?! — но хотя они роптали, была причина, почему ещё не произошёл бунт, – кольцо айнов, окружавшее их. Давление от их присутствия. Нынешние айны были намного сильнее авантюристов. На порядок сильнее. Что, если айны и были системой подавления, предусмотренной Хансу для таких ситуаций?

«...При таком раскладе, в худшем случае, нас погонят на передовую», — Самюэлю становились не по себе от одной мысли о приближении к столбам-лифтам. Но если понадобится пушечное мясо для прикрытия, кого используют? Тех, кто был лоялен, или тех, кто выступал? «Черт... Засада со всех сторон», — пробормотал Самюэль Кинар. Невозможно представить, что тот, кто так заботился о контроле людей в Красной, Оранжевой и Желтой зонах, забьёт на это в Зеленой зоне. Ведь он даже не позволил им подняться в Желтую зону, пока не подготовил Спутниковые крепости. Хотя они могли помочь ему сражаться. Шишки наверху всегда стараются держать чернь в узде.

«Потрясающе», — Самюэль Кинар не знал, что думать. Этот парень не появился, но толпа была научена горьким опытом его прошлых поступков. Самюэль не мог не почувствовать трепет перед влиянием Хансу.

И вдруг...

Рррокоттт

Корабль, который не был сцеплен с лифтами, вернулся. Может, из-за его межзвёздного двигателя, скорость, с которой он подлетел, позволила ему приблизиться почти мгновенно.

Гууууллл!

Самюэля почти сдуло ветром, созданного гигантским кораблем, и он хмуро посмотрел на вновь замершую в воздухе махину: «Так и знал. У него уже все готово». Все, кто жаловался или ругался, заткнулись с приближением корабля. «Ну, раз он вернулся... Мы хотя бы сможем узнать, что происходит», — то, что корабль прилетел назад, по крайней мере, позволяет надеяться, что им дадут объяснение. Но едва Самюэль вздохнул…

— Все на борт! Нам пора уходить! — прокричал женский голос.

«...Это ведь не Хансу?» Мудуселла, конечно же, обращалась к айнам. «Но... Кан Хансу? Куда ты ушел?» — Кинар в замешательстве нахмурился.

И произошло нечто неожиданное: айны, которые по всеобщему мнению были оставлены наблюдать за ними, внезапно полетели на корабль. «Какого черта?…» — но только Самюэль собирался открыть рот...

Кое-кто опередил его:

— Эй! Какого черта! Куда это вы намылились?

«...Ты грёбаный идиот, Джон Стоун, почему ты вечно нарываешься?» — то же самое можно было спросить повежливее. Самюэль только хотел смягчить враждебные слова Джона, когда Мудуселла спокойно ответила:

— Мы покидаем эту планету. Она больше непригодна для жизни.

— Что?!... — Самюэль в шоке уставился на айнов. Большинство из них летели на корабль. Те единицы, что оставались, не смогут обеспечь контроль людей: «Они не были здесь, чтобы подавлять нас?» Но пока Самюэль и другие тысячники шокировано переваривали услышанное...

Джон Стоун, который будто предвидел такой поворот, спросил:

— Тогда вы знаете, куда он отправился?

Мудуселла ответила, продолжая улыбаться:

— Мы высадили его недавно. Он сказал, что у него есть свои дела.

Услышав это, Джон Стоун торжествующе закричал:

— Я так и знал! Видели? Этот гад всё устроил! Вызвал катастрофу, а сам просто сбежал!

Когда его слова прокатились над толпой…

Ропот… ропот…

Сдерживающий людей страх испарился и они мигом осмелели:

— Бля... На самом деле?...

— Чёрт... Чего мы тогда ждём?! — вокруг раздались крики.

И Самюэль нахмурился, увидев это:

— Что ты задумал?— Джон Стоун был с гнильцой, но на нём всё ещё была ответственность за тысячу людей, он не стал бы необдуманно делать провокационные заявления. Кому, как не лидеру множества бойцов, знать, что нагнетать страх и волнения в войсках – дурная мысль? Самюэль испытующе посмотрел на Джона.

.....................................

У подножия горного хребта две тени угадывались в пелене ожесточённой метели. Одна тень лежала на снегу с измученным выражением, которое совсем не соответствовало ранее упомянутому отпуску.

А вторая крошечная тень рея в воздухе ликовала:

— Хахаха! Действительно, кто умён, тот быстро принимает решения! Нужно было подольше осматривать планетку, прежде чем возвращаться, чтобы дать тебе награду. Ну, скажи мне, как самочувствие?

— Сама как думаешь? Я в фарш, — «И всё же... План работает».