Мир боевых искусств.

Глава 1109. Безумный Белый Ручей.

 

«Прошу прощения, Мастер Острова» - искренне сказал Линь Мин. Он ясно знал, что Сяо Небесно-белый отругал его, чтобы защитить его в этой ситуации. 

Однако Белый Ручей отказался отступить. «Сяо Небесно-белый, мне есть, что сказать сегодня. Этот юниор - не из моего Беззаботного Острова и он явился сюда, чтобы нести чушь, расспрашивать меня перед всеми присутствующими и клеветать на чистую репутацию моей Белой Семьи. Если бы я сегодня принял это, то с каким бы лицом я ушел!»

Кто-то вроде Белого Ручья, который занимал столь высокое положение все это время, был все равно, что тот, кто сидел на троне перед смертными. Он был похож на человека, который был императором уже несколько десятков лет и давно привык ко всем министрам, а все остальные под ним роптали в его присутствии. Но теперь, из ниоткуда, появился мальчик, который смел оспаривать его честь перед всеми, а также сомневаться в его словах. Можно было бы представить результаты.

«Старейшина Белый, позвольте спросить, почему вы так говорите?» - Холодно спросил Линь Мин, внутренне усмехаясь.

«Если ты говоришь, что Зеркальный Нефрит предал вас, то где доказательства? Приведите доказательства! Вы хулите мертвых, а также уничтожаете невинное имя моей Белой Семьи. Поскольку вы осмеливаетесь это сделать, вам лучше привести доказательства, иначе не обвиняйте меня в том, что я груб!» - Белый Ручей медленно спустился с красной горной вершины, на которой он стоял, и, паря перед Линь Мином, с недоумением смотрел на него.

«У меня есть доказательство, но я боюсь, что вы не осмелитесь его изучить».

«Что?» - Синие вены начали появляться на лбу Белого Ручья. Его гнев, наконец, дошел до крайности. «Если у тебя есть доказательство, то, конечно, я должен изучить это! Если ты не сможешь привести доказательство, я хочу, чтобы ты умер в качестве возмездия!»

«Умереть? Ха-ха-ха, ха-ха-ха!» - Линь Мин рассмеялся, как будто ему было плевать на все в мире. «Если я не смогу привести доказательства, то вы хотите, чтобы я умер в качестве возмездия? Ваша Белая Семья слишком высокомерна. Тогда позвольте мне спросить вас, что, если я смогу предъявить доказательства? Вы умрете?»

Линь Мин не боялся Белого Ручья, поэтому он неоднократно дразнил его и бросил ему вызов. Это привело к тому, что многие Старейшины пришли в ужас, как будто их сердца были крепко сжаты. Если он разгневает Белого Ручья, ничем хорошим для него это не кончится.

«Что ... ты сказал?» - Лицо Белого Ручья стало таким же мрачным, как темная вода. Его слова были медленными и четкими.

«Я же сказал уже, вы не поняли мои слова? Гудао Мин сказал, что Белый Зеркальный Нефрит был предателем. Я только повторил то, что он сказал. И все же, если я не смогу привести дополнительные доказательства, вы хотите, чтобы я умер?

Но, в свою очередь, если я смогу привести доказательства, вам, фактически, не нужно будет платить никакой цены, но вы все равно запомните обиду и отомстите мне в будущем? Разве так этот мир работает? И если я не прав, тогда, что?»

«Ха-ха-ха-ха!» - Белый Ручей громко рассмеялся. «Кем ты себя возомнил? Ты думаешь, что можешь говорить со мной? Ты думаешь, что можешь говорить что справедливо для меня? Думаешь ты имеешь на то право!? В мире мастеров сила превыше всего! Справедливость и рассуждения применимы только к тем, кто схожи по силе! Ты всего лишь маленький муравей Разрушения Жизни. Даже если ты очень талантлив, это делает тебя только лишь немного большим муравьем! Если бы я хотел разобраться с тобой, я был бы все равно, что обычный смертный, наступающий на муравья, и кто сможет остановить меня? Кто сможет остановить меня !? И ты все еще думаешь, что можешь говорить о справедливости со мной? На сколько же ты глуп !?

Если я убью тебя, то потому, что ты повредил репутации моей Белой Семьи! Репутация моей Белой Семьи в тысячи раз дороже твоей жизни! Даже твоей смерти будет недостаточно! И, все же, ты хочешь угрожать мне? Просто взвесь, сколько стоит твоя жизнь и пойми, насколько ты смешон!»

Когда Белый Ручей кричал на Линь Мина, Старейшина внутреннего двора небрежно развернул боевой отчет на нефритовом свитке, что написала Сяо Самоцвет Дождя. «Хм? Этот нефритовый свиток разделен на две части. Если кто-то не обратил внимания, он не поймет, что на заднем плане есть дополнительная информация. Разве это было сделано не намеренно?»

Обычно, мастер мог очень быстро просматривать нефритовые свитки - ему требовался всего лишь один взгляд. Но боевой отчет Сяо Самоцвета Дождя был намеренно разделен на две части, а средний раздел был пустым. Это создало пробел в чтении, как и в записной книжке, где слова были записаны только на первых страницах и на последних страницах, при этом весь центр был пустым. Большинство людей, которые увидели бы пустую часть, естественно предположили бы, что закончили чтение, поэтому они не будут продолжать.

Конечно, присутствующие могли мгновенно и по своему желанию прочитать весь нефритовый свиток.

Когда этот Старейшина внутреннего двора прочитал последнюю порцию записей, он чуть не задохнулся и скатился вниз по горе. Он посмотрел на Линь Мина с недоверчивым выражением: «Мне все это снится? Белый Зеркальный Нефрит умер от рук этого Линь Мина. Этот мальчик ... он сумасшедший? Если Белый Ручей узнает об этом, тогда ... это просто ... »

Поскольку спор Белого Ручья и Линь Мина отвлек их, несколько Старейшин не закончили читать свои нефритовые свитки. Е Розовая Вода также беспокоилась о Линь Мине. Здесь Линь Мин просто играл с огнем. Почему он оскорблял Белого Ручья? Только потому, что он хотел отомстить?

Линь Мин, встретившись с ужасным давлением Белого Ручья, совершенно не знал о том, что происходило кругом. Он улыбнулся и спросил: «Итак, если моя скромная жизнь может нанести ущерб репутации благородной и славной Белой Семьи, разве я не должен быть польщен? Ха-ха-ха! Но, Старейшина Белый, вы сказали, что Белый Зеркальный Нефрит ни как не может быть предателем. Так как вы так уверены в себе, почему вы беспокоитесь, что я смогу представить доказательства?»

«Линь Мин, если ты сможешь привести доказательства, я лично удалю имя Белого Зеркального Нефрита из моего генеалогического древа! В противном случае, хе-хе ...»

«Удалить имя? Удалить имя мертвого человека? Это цена, которую ваша Белая Семья заплатит? Как ценно» - Линь Мин насмехался. Но он также знал, что невозможно заставить Белого Ручья поставить на кон его жизнь. С его статусом он никогда не сделает такую ставку с младшим.

«Старейшина Белый, вы сказали, что независимо от того, что за доказательство я имею, вы сами будете исследовать его. Тогда я предоставлю доказательства. Если вы не посмеете рассмотреть его, не говорите, что мои доказательства ошибочны ».

«Тогда вытащи его!» - Холодно сказал Белый Ручей. Его глаза были наполнены губительным убийственным намерением. «Если ты не пытаешься обмануть меня с этим доказательством, я смогу проверить его!»

«Хорошо!» - Это был тот эффект, которого и добивался Линь Мин. Если он не разозлил бы Белого Ручья и достал бы полумертвого Белого Зеркального Нефрита, тогда Белый Ручей, вероятно, устроил бы бурю. Что касается согласия на обыск души Белого Зеркального Нефрита, об этом не могло быть и речи.

«Прошу прощения у всех Старейшин здесь присутствующих. По некоторым причинам я намеренно должен был скрывать от вас всех кое-что. По правде говоря, Белый Зеркальный Нефрит не умер в конце экспедиции в Мистическую Область Красной Пустоты. Но сейчас тому нет большой разницы!»

Прежде чем Линь Мин покинул Мистическую Область Красной Пустоты, он разорвал истинную сущность Белого Зеркального Нефрита, заставив его оказаться на краю смерти. Такое мистическое искусство, как техника поиска души, лучше всего работало, когда тот, на котором оно проводилось, был на грани смерти.

У мастера могло быть два вида смерти. Была смерть исключительно человеческого тела, где душа еще могла быть сохранена. Если кто-то подвергся какой-то колоссальной атаке, вероятно, он умрет вместе со своей душой. Если это произойдет, его воспоминания также исчезнут, и невозможно будет использовать технику поиска души.

После своих слов, Линь Мин выбросил почти мертвого Белого Зеркального Нефрита из своего пространственного кольца. В это время все тело Белого было покрыто кусками плоти и крови, и он больше даже не казался человеком. Его органы были в хаосе, и почти вся его кровь покинула его тело. Его грудная полость была открыта и заполнена плазмой крови. Его обнаженное сердце почти перестало биться. Он скоро умрет.

Белый Ручей даже не сразу узнал Белого Зеркального Нефрита. Только когда он едва почувствовал знакомую ауру, исходящую от этого искалеченного куска плоти ...

«Зеркальный Нефрит!»

Глаза Белого Ручья покраснели. Когда он посмотрел на Линь Мина, его убийственное намерение уже достигло бесконечных размеров и его гнев извергся. «Ты превратил его в это!?»

«Да» - Линь Мин уверенно признал.

«Тогда умри!»

Белый Ручей мгновенно атаковал. Когда он поднял руку, сила его внутреннего мира вспыхнула наружу, сформировав бушующую синюю бурю, которая бросилась к Линь Мину.

И в это время Сяо Небесно-белый был уже подготовлен. Он задвигал руками, и появилось множество великих рун, выстроившихся позади него мистическими узорами. Эти узоры формировали массивную силу всасывания, которая вдыхала бушующую синюю бурю, которую Белый Ручей выслал.

Руны, которыми пользовался Сяо Небесно-белый, были сверхъестественной силой, которая содержалась в самом Беззаботном Дворце. Стоит упомянуть, что весь Беззаботный Дворец был титаническим духовным артефактом. Это была военная крепость, и единственным, кто обладал силой и способностью управлять ею, был Мастер Острова!

Несмотря на то, что сила Сяо Небесно-белого уступала Белому Ручью, в Беззаботном Дворце Белый Ручей был слабее Сяо Небесно-белого.

«Сяо Небесно-белый, ты осмеливаешься остановить меня?!» - яростно нахмурился Белый Ручей.

«Старейшина Белый, пожалуйста, действуй по правилам! Если вы хотите разобраться с Линь Мином, тогда у вас должна быть правда на вашей стороне!» - Голос Сяо Небесно-белого был холодным. Поскольку Белый Ручей был его старшим, Сяо Небесно-белый был почтительным в том, как он говорил с ним. Но это не означало, что Сяо Небесно-белый боялся Белого Ручья. «Было сказано, что есть шанс того, что Белый Зеркальный Нефрит был предателем. Линь Мин уже обнародовал доказательства, подтверждающие это, и Старейшина Белый также согласился изучить доказательства. Если Линь Мин не сможет предоставить правдивые доказательства, то убить его никогда не поздно. Если вы безрассудно нападёте на него сейчас, вас обвинят в убийстве свидетеля, чтобы скрыть ваши собственные преступления».

По мере того как Сяо Небесно-белый говорил, все больше рун формировалось позади него, слабо формируя энергетический барьер, который окружал Линь Мина. Это явно было сделано для защиты Линь Мина.

«Сяо Небесно-белый! Хорошо! Очень хорошо!» - Белый Ручей дважды произнес слово «хорошо», явно, до крайности, разозленный.

Затем он повернулся к Линь Мину. Взгляд его глаз был острым, как будто он хотел оставить бесчисленные дыры в Линь Мине, и он спросил: «Где доказательство?»

Линь Мин пожал плечами. «Старейшина Белый, вы уже должны были догадаться. Доказательство это же сам Белый Зеркальный Нефрит. Обыщите его душу и исследуйте её. Если вы не верите мне, тогда вы можете поручить дело Дисциплинарному Старейшине, Мастеру Острову Сяо или даже сами взяться за дело!»

"Что ты сказал!?"

Глаза Белого Ручья покраснели. Техника поиска души изначально была чрезвычайно темным и злобным демоническим искусством. После обыска чьей-то души, обследуемый обычно превращался в идиота. Хотя метод обыска души был жестоким и зловещим ходом, на самом деле он был очень прост в использовании. Невозможно было найти несравненно сложные вещи, такие как методы алхимии, методы формирования массивов или методы культивирования с использованием этой техники, но поиск простой информации был простым делом. Таким образом, даже если один из них был Старейшиной праведного пути, он все равно справился бы.

«Старейшина Белый, вы сказали, что если у меня будут доказательства, ты вы сами будете исследовать их. Теперь не обвиняйте меня. Более того, Белый Зеркальный Нефрит уже мертв, поэтому нет смысла проявлять сострадание к нему ».

После этих слов Линь Мина, Белый Зеркальный Нефрит, как будто решил подтвердить слова Линь Мина. Тело Белого Зеркального Нефрита задергалось при последних биениях сердца, а затем он остался лежать совершенно неподвижно, даже последние удары его сердца утихали.

Вот так умер Белый Зеркальный Нефрит, который считался лучшим кандидатом на роль следующего Мастера Острова.