Переворот военного движения.

Глава 547. Око за око

 

Свирепость вырвалась из пространственного вихря и пронзила всё пространство. Казалось, что, в этот момент температура стала леденяще холодной.

Множество взглядов были немного ошеломлены, когда посмотрели на вновь открывшийся пространственный вихрь. Очевидно, что они были шокированы ужасающей свирепой аурой, которая вдруг возникла.

В этот момент глаза Чжу Тяньхо и Мухуана тоже сузились. Они тотчас взглянули на пространственный вихрь и игривое выражение, которое было ранее на их лицах слегка уменьшилось. Похоже, что человек, обладающий такой аурой, был не как те выскочки темные лошадки, с которыми они встречались раньше, кои быстро стали сильными полагаясь на сокровища.

Невероятно сильная фигура медленно всплыла из пространственного вихря под множеством пристальных взглядов. Затем, она пошла вперед и появилась перед всеми, сопровождаемая ужасающей аурой, которая пронизывала её.

Крепкое тело гиганта, словно рисунок покрывали ужасающие рубцы. Они пересекали друг друга, будто многочисленные многоножки. На его плече был черный металлический стержень, который делал его похожим на движущего горы демона с древних времен. У него была пугающая аура!

Тело горного генерала Мухуана было ослепительным. Но, перед лицом этого гиганта, оно казалось довольно незначительным.

“Огонек?”

Линь Дун сначала был поражен, увидев крепкую фигуру, выступившую вперед. Радостное выражение сразу же появилось в его глазах.

Этой фигурой естественно был Огонек, который вышел из своего уединения в Зале Белого Тигра. Спустя четыре месяца суровых и жестоких тренировок, аура Огонька стала довольно ужасающей. Такая жестокость заставляла даже Линь Дуна чувствовать легкий страх. Он действительно не знал, каким жестоким тренировкам подвергся Огонек за это время.

“Большой брат”.

Алый окрас в кроваво-красных, словно у дикого зверя глазах Огонька исчез как поток, когда он перевел свой взгляд на Линь Дуна. Глупая улыбка возникла на свирепом лице, полностью разрушив ранее созданную атмосферу.

Кое-какие зоркие индивидуумы с некоторым удивлением после увиденного, смерили взглядами Линь Дуна и Огонька. Очевидно, они не ожидали, что этот парень, который явился словно ужасающий зверь с древних времен, действительно мог изобразить такое глупое выражение перед Линь Дуном.

Куница, находившийся рядом, скрестил руки на груди, с большим интересом посмотрев на Огонька. Он сказал с улыбкой: “Хехе, похоже за это время этот парень не мало получил…”

“Второй брат, у тебя сейчас физическое тело?” – Огонек переключил свое внимание на Куницу, перед тем как растянуть рот в улыбке. Хотя это первый раз, когда он видел Куницу в этой форме, из-за острой чувствительности он все ещё мог почувствовать знакомый запах исходящий от последнего.

Куница лениво кивнул. Затем, он внезапно что-то вспомнил и его выражение сразу же изменилось. Он сердито произнес: “Второй брат? Что за чушь. Я большой брат! Дедушка Куница прожил больше, чем вы вместе взяты!”

Огонек почесал голову. А после рукой схватил черный стержень и прямо сказал: “Большой брат говорит, что ты второй брат. Значит ты второй брат”.

Красивое лицо Куницы стало похоже на свиную печень, слыша это. Казалось, что он вот-вот начнет прыгать от ярости.

“Разве это не смешно устраивать такое шоу здесь?”

Чжу Тяньхо прервал их. В этот момент улыбка исчезла с его лица. Он холодно посмотрел на Огонька, прежде чем медленно произнес: “Ты первый, кто приказал моей Великой Империи Гань потеряться”.

“Ну, тогда давай сражаться”.

Простой и честный взгляд практически мгновенно исчез с лица Огонька. Он больше ничего не сказал. Металлический стержень в его шерсти со свистом рванул сквозь воздух, непосредственно в Чжу Тяньхо. Тотчас, вспыхнула ужасающая аура.

Видя это, выражение группы Чжу Тяньхо медленно поникло. Очевидно, что это был первый раз, когда они встретили человека, посмевшего действовать так надменно перед ними.

“Я не первый раз сталкиваюсь с людьми, которые думают, что они какие-то шишки, потому как получили наследие. Однако, это первый раз, когда я встретил кого-то вроде тебя, кто действует так надменно”. – Чжу Тяньхо глубоко вдохнул. Улыбка вновь возникла на его лице. Но эта улыбка содержала плотное убийственное намеренье.

Похоже, что отношение группы Линь Дуна разъярило этого великого человека, который был одним из четырех генералов Великой Империи Гань.

“Мы члены Великой Империи Гань”.

Мухуан, который все время молчал, внезапно открыл рот и заговорил. Его низкий и глубокий голос нес сильное давление. Эти три последних слова могли считаться существом, которое никто в Древнем Поле Боя не мог позволить себе обидеть.

“Я знаю. Но этих трех слов далеко недостаточно, для того, чтобы заставить нас отдать наследие, которое мы с таким трудом получили”. – Линь Дун тоже улыбнулся. Он знал о давлении, которое несли эти три слова. Однако, в тоже время, он не может из-за этого отступить. Они приложили слишком много усилий для получения этого наследия. Забудем о супер-империях. Даже супер-секты, хотели, чтобы они послушно передали наследие, если на него будут слишком давить, Лину Дун набросится на них и укусит.

В этот момент весь город погрузился в молчание. Все здесь обладали некоторыми навыками и естественно могли ясно слышать слова с неба, которые специально не были скрыты. Когда они услышали сказанное Линь Дуном, многие из них в сердцах вдохнули холодный воздух. Они слышали, что этот парень ничего не боится. Но, не ожидали, что Линь Дун будет действовать так жестко перед лицом супер-империи.

“Хмф, какой толстокожий”. – Тянь Чжэнь, который находился перед золотым залом, тоже холодно рассмеялся, посмотрев в небо. В его глазах было злорадное выражение. Он знал, что своим отношением, группа Линь Дуна закроет единственный путь к отступлению.

“Ты пожалеешь об этом”. – Чжу Тяньхо услышав ответ Линь Дуна, не разозлился. Вместо этого, он говорил в спокойной манере.

На молчаливом лице Мухуана, который был сзади, тоже возникла улыбка. Эта улыбка, казалось, содержала насмешку. Он поднял свои руки, и могущественная аура вырвалась из его тела, словно шторм!

“Бум!”

Огонек вышел вперед. Тень от его огромного тела накрыла Мухуана. Яркий блеск вспыхнул в его глазах, когда металлический шест у него в руке разорвала воздух и яростно обрушилась на Мухуана.

Глаза Мухуана были холодны. Он прыгнул вперед и его тело вспыхнуло ярко-золотым свечением. Золотая рука вошла в контакт непосредственно с металлическим стержнем.

Цзинь!

Чистый металлический звук соприкосновения. Тотчас разнеслись энергетические пульсации, которые можно было увидеть невооруженным глазом. Из-за такого давления, окружающий воздух издавал режущий уши жужжащий звук.

Пронесся дикий шторм, заставив тела Огонька и Мухуана содрогнуться. Затем, они оба одновременно отступили назад.

Эта сцена возникла перед множеством глаз. Вдруг, выражение многих людей изменились. Большинство слышали о силе Мухуана. Ходят слухи, что он обладал способностями, чтобы попытаться пройти четвертое Испытание Нирваны. К тому же, он был могущественной личностью, которая продвинулась в Рейтинг Нирваны. Изначально, все думали, что сражения между этими двумя будет односторонним. Однако, они не ожидали, что эти двое были практически равными. Когда силы Линь Дуна стали такими могущественными?

“Бум!”

Огонек приземлившись, отступил на полшага назад, затем стабилизировал тело. Кровавый блеск в его глазах стал ещё плотнее. Кровожадное желание битвы медленно проявилось на его лице.

В следующее мгновенье, нога Огонька топнула по небу и фактически превратилась в кровавое свечение, выстрелив вперед. Металлический шест в его руке трансформировался в бесчисленные дикие и неистовые тени. Когда они накрыли Мухуана, то были словно буря, которая сопровождалась ужасающими импульсами.

“Хмф!”

Выражение Чжу Тяньхо тотчас похолодело, когда он увидел, что Огонек фактически напрямую обошел его и атаковал Мухуана. Он сжал кулак и появилось ярко-красное огненное копье. Оно дрогнуло, образуя острую дугу, незамедлительно несясь к горлу Огонька.

“Цзинь!”

Однако, как только атака Чжу Тяньхо оказалась в десяти метрах от Огонька, холодное свечение обрушилось и фактически прямо поразило наконечник копья. В то же время, тело Линь Дуна возникло перед Чжу Тяньхо.

“Позволь мне быть твоим противником. Ты не должен вмешиваться в их сражение”. – Линь Дун держал Костяное Копьё Небесного Крокодила в руке и мягко произнес. Он с улыбкой взглянул на Чжу Тяньхо, глаза которого медленно становились темными и серьезными.

“Ты уверен, что квалифицирован для этого?” – Чжу Тяньхо уставился на Линь Дуна. Улыбка в уголках его рта постепенно показала следы ярости.

Линь Дун улыбнулся. Больше не говоря ничего, он медленно поднял Костяное Копьё Небесного Крокодила. Затем указал пальцем на Чжу Тяньхо. Эта провокация была чем-то само собой разумеющимся.

“Ты человек находящийся в Рейтинге Нирваны. Смогу ли я получить квалификацию для продвижения в Рейтинг Нирваны, победив тебя?”

Ярость в уголках рта Чжу Тяньхо стала ещё плотнее. У него больше не было такого же безразличного вида, как ранее. Ужасающие пульсации медленно распространялись от его тела. Его зловещий голос эхом раздался по Древнем Зале.

“Ты слишком много думаешь. У мертвого не будет никакой квалификации…”

Сердце каждого задрожало, когда убийственное намеренье Чжу Тяньхо стало плотнее. Они знали, что он так просто это не оставит.