Переворот военного движения.

Глава 703. Успех

 

Гигантский столб света начал рассеиваться. Как только он рассеялся, тощая фигура, которая два месяца спокойно просидела внутри, наконец, появилась перед внимательными взглядами.

В этот момент мгновенная тишина, казалось, пронеслась по всей области.

Среди тишины юноша, который тихо сидел перед каменной скрижалью, медленно открыл глаза. В момент, когда он их открыл, все смогли увидеть бесформенную волну энергии, распространяющуюся из его тела.

Скрип, скрип!

Как только распространилась волна бесформенной энергии, наблюдатели с изумлением обнаружили, что земля и деревья в сотне футов от Линь Дуна начали усыхать с шокирующей скоростью.

В мгновенье ока изначально пышная зелень стала желтоватой и опустошенной.

Эта энергетическая волна была несколько похожа с Силой Пустоты Зала Пустоты, но она была намного чище и ужасающее. Это была настоящая Ци Пустоты!

В этот момент выражения тех, кто ощутил эту энергетическую волну, стали неописуемо серьезными. Это была сила Великого Писание Пустоты? Она определенно необычайна.

"Эта Ци Пустоты намного чище, чем даваемая Камнем Пустоты..." — Ву Дао посмотрел на Линь Дуна, в то время как восторженный вид возник на его пожилом лице.

Чэнь Чжэнь кивнул головой. Наконец, на его морщинистом лице появилась удовлетворенная улыбка. Затем он хохотнул: "Кажется, этот парень преуспел..."

"Действительно неожиданно."

Неоднократно вздохнул лидер Зала Неба Ци Лэй. Затем он хохотнул: "Скорее всего, на предстоящем Соревновании Залов состоится хорошее шоу. Однако, старина, еще не празднуй. Хотя Линь Дун успешно познал Великое Писание Пустоты, он все еще слаб. Наша Сяосяо уже достигла Девятой стадии Юань Нирваны. Более того, она уже давно освоила Писание Небесного Императора. Боюсь, Линь Дуну будет непросто победить ее."

"Ха-ха, Линь Дун даже изучил Великое Писание Пустоты, что еще невозможно?", — улыбнулся Чэнь Чжэнь.

Он четко понимал, что Ин Сяосяо была самым выдающимся учеником среди членов молодого поколения Секты Дао. К тому же, ее внутренние таланты тоже выдающиеся. В таком юном возрасте она смогла достичь Девятой стадии Юань Нирваны. Не говоря уже о Секте Дао, если ее разместить среди членов молодого поколения Восточного Региона Сюань, она, определенно, будет на вершине.

Хотя темная лошадка, вроде Линь Дуна, менее чем за год смогла закрепиться, как новая сила, с которой нужно считаться, между ним и Ин Сяосяо все равно было большое неравенство. Изначально, причина, почему он смог сразиться с Яо Лином, заключалась в том факте, что он поглотил пять Древних Бессмертных Фруктов Юань. На этот раз у него нет пяти Древних Бессмертных Фруктов Юань, и даже если бы и были, ему не позволили бы использовать их. В конце концов, это было соревнование между учениками для обмена опытом, а не сражение насмерть, как бой с Яо Лином.

Однако даже так Чэнь Чжэнь не хотел позволить Линь Дуну потерять лицо. Сейчас этот молодой человек успешно познал Великое Писание Пустоты и считался важной фигурой Зала Пустоты. Пройдя через надлежащую тренировку, он станет большим человеком в Секте Дао.

"Давайте подождем два месяца до Соревнования Залов. Зал Неба никогда так просто не отдаст позицию лидера четырех залов", — рассмеялся Ци Лэй.

"Боюсь, это не от тебя зависит."

Чэнь Чжэнь тоже усмехнулся. Затем оба мужчины посмотрели друг на друга и искренне рассмеялись. Ву Дао и его коллеги тоже были налегке. Очевидно, они находились в очень хорошем настроении. В конце концов, новое появление Великой Скрижали Пустоты было хорошей новостью для Секты Дао.

Среди множеств восклицаний, заполнивших гору, Линь Дун глубоко выдохнул, после чего он встал и зафиксировал взгляд на огромной каменной скрижали перед собой. Затем он согнул тело и отвесил уважительный поклон каменной скрижали.

"Этот юноша сделает все возможное, чтобы исполнить просьбу старшего", — глубоким голосом сказал Линь Дун.

Он знал, что не мог отвергнуть данную просьбу. Даже если бы Великая Скрижаль Пустоты на дал ему Великое Писание Пустоты, он бы все равно помог Секте Дао уничтожить это неизвестное создание. Иначе, когда оно сбежит, вся Секта Дао будет уничтожена.

К тому же, если древние изображения, которые он видел, - правда, эта сущность станет мировым бедствием, от которого никто не сможет сбежать.

Хотя Секта Дао очень сильна, Линь Дун знал, что это неизвестное создание, которое ранее приняло комбинированную атаку всех практиков этой земли, было намного сильнее и ужаснее...

Линь Дун редко проявлял инициативу что-либо защищать. С самого начала все, что он хотел - защитить свой маленький дом и членов семьи.

Покинув дом, он через многое прошел. Однако этого было недостаточно, чтобы изменить его мышление. Теперь у него есть еще один дом, который нужно защитить...

“Бзз, бзз!”

Великая Скрижаль Пустоты, казалось, услышала слова Линь Дуна и слегка задрожала, после чего маленькие трещины возникли на каменной скрижали и два крошечных шара света вылетело и зависло перед Линь Дуном.

Они выглядели, как идеально круглые желтоватые каменные бисеринки размером с палец. Хотя эти два предмета не бросались в глаза, от них Линь Дун смог ощутить довольно ужасающую энергетическую волну. К тому же, как только две каменные бисеринки вылетели из каменной скрижали, Линь Дун увидел, как цвет и блеск Великой Скрижали Пустоты слегка потускнел.

"Это Бисер Пустоты. В трудные времена они смогут помочь тебе. Это все, что я могу сделать, чтобы помочь. Сможешь ли ты найти еще один Древний Символ будет зависеть полностью от тебя..."

"Надеюсь, мы сможем увидеться снова."

Древний голос Великой Скрижали Пустоты тихо раздался в разуме Линь Дуна. Закончив свое предложение, огромная каменная скрижаль вдруг неистово задрожала, и земля тоже начала дрожать. Трещина начала расширяться из-под каменной скрижали. Перед множеством взглядов огромная каменная скрижаль постепенно погрузилась в трещину. В конечном счете, она вновь исчезла в земле...

Линь Дун посмотрел на закрывающуюся трещину и легонько кивнул головой. С щелчком его ладони, он спрятал две Бусины Пустоты. Эти два артефакта содержали грозную силу, но он использует их лишь в чрезвычайной ситуации.

После того, как Великая Скрижаль Пустоты полностью исчезла в трещине, Линь Дун развернулся. В этот момент времени ближайшие области заполнило обширное море людей. На нем собрались бесчисленные пылкие взгляды.

Хотя наблюдатели догадывались о произошедшем, они все равно хотели точный ответ. Ответ, достойный двух кропотливых месяцев ожидания в этом месте!

Встретившись с таким сценарием, даже с темпераментом Линь Дуна его волосы не могли не встать дыбом. Наблюдатели были словно злые волки, способные разорвать его на части.

"Эй, тебе удалось? Скажи уже что-то!"

Пока Линь Дун ощущал беспомощность, в близлежащей зоне в небе молодая девушка с иссиня черным хвостиком и руками на тонкой талии вылетела вперед. Бодрящий и привлекательный голос четко раздался в небе.

"Старшая сестра Хуаньхуань права, скажи что-то!"

После того, как Ин Хуаньхуань закончила свое предложение, изначально тихое море наблюдателей вспыхнуло волнением. Все напряглись. В этот момент Линь Дун ясно увидел эффект сплочения, который Ин Хуаньхуань оказывает на молодых учеников Секты Дао. Не говоря о трех других залах, даже некоторые ученики Зала Пустоты, стоящие позади Ин Хуаньхуань, требовали ответа.

Линь Дуна не знал плакать ему или смеяться. Одновременно с этим, таинственное чувство теплоты вздымалось в его сердце. Проведя два месяца в мире тьмы, довольно трогательно было снова увидеть всех этих учеников.

Ин Хуаньхуань с улыбкой посмотрела на беспомощно выглядевшего Линь Дуна. Уголки ее рта слегка изогнулись. Видимо, юная девушка была довольна собой за то, что собрала столько поддержки.

Тем не менее, в текущей ситуации выражение лица Ин Сяосяо оставалось непоколебимым. Однако легкий след счастья можно было обнаружить в глубине ее глаз. Новое появление Великого Писания Пустоты было довольно значимым для всей их Секты Дао.

Следовательно, она не остановила Ин Хуаньхуань, когда та собрала десятки тысяч учеников в извержении на Линь Дуна. Четыре лидера залов в небе тоже ярко улыбались на эту сцену.

Находясь в центре внимания, Линь Дун бросил взгляд на Ин Хуаньхуань, чье личико наполняла гордость за содеянное. Затем улыбка возникла на лице Линь Дуна, и он сделал шаг вперед.

Тцч!

В момент, когда Линь Дун шагнул вперед, аура опустошения быстро хлынула из-под места, где он стоял. Мощная сила опустошения возникла из земли и хлынула к телу Линь Дуна.

Бзз!

Как только сила пустоты хлынула в его тело, фигура двигающегося Линь Дуна вдруг исчезла. Под небесами все заполнилось тревожными криками, когда он возник перед Ин Хуаньхуань. Со скоростью молнии, используя указательный палец, наполненный интенсивной Ци Пустоты, он попытался щелкнуть по яркому и чистому лбу Ин Хуаньхуань.

Скорость действий Линь Дуна, казалось, была в два раза быстрее, чем раньше. Следовательно, когда Ин Хуаньхуань увидела приближающейся палец, наполненный ужасающей Ци Пустоты, она могла лишь беспомощно смотреть, и не могла уклониться.

Однако хотя она не могла уклониться, юная девушка все равно была упрямой. Кусая губки, не крича о помощи, ее яркие и красивые глаза странно смотрели на Линь Дуна.

В итоге, палец Линь Дуна остановился в полудюйме от лба девушки. Видя это, брови Ин Хуаньхуань приподнялись.

Па.

Однако прежде чем ее брови сформулировали довольное выражение, палец Линь Дуна согнулся и злобно щелкнул по ее лбу.

"Мне больше не нужно объяснять преуспел я или нет, верно?"

Линь Дун усмехнулся, глядя на юную девушку с красным лбом и горьким видом на лице. Сейчас она сдерживалась, чтобы не откусить большой кусочек от него.

Тишина подавила область, после чего оглушительные аплодисменты и крики раздались на земле. Лица некоторых учеников Зала Пустоты тоже наполняли сильные эмоции.

Долгожданный день для Зала пустоты, наконец, настал...

В дали, не горной вершине, Ин Сюаньцзи наблюдал за праздничным шумом. Мягкая улыбка возникла на его нефритовом лице. Его взгляд содержал воспоминания. Сотни лет назад это место также шумело от волнения...

"Чжоу Тун, наконец, появился младший, который превзошел тебя..."

Тихо хохотнул Ин Сюаньцзи. Затем он развернулся и ушел, и лишь вздох облегчения прозвучал в воздухе.