Переворот военного движения.

Глава 702. Постижение Великого Писания Пустоты

 

"Давным-давно Великое Писание Пустоты было создано лично мной. Как только ты овладеваешь этим умением, радиус в тысячу миль полностью опустошается. Жизненная сила в этой тысяче миль соберется в одном теле, и ее могущества будет достаточно, чтобы разрушить небеса."

Древний и тянущийся голос раздался от дрожащей фигуры на скрижали. Голос содержал неразборчивый след удовлетворения. Очевидно, дух скрижали был очень доволен боевым искусством, которое он создал.

"К тому же, кажется, ты овладел боевым искусством, оставленным Великим Королем Пустоты. Может это и простое Духовное Боевое Искусство, но после того как ты успешно освоишь Великое Писание Пустоты, из-за того, как они дополняют друг друга, сила боевого искусства умножится.

Услышав эти слова, Линь Дун был немного ошеломлен. Затем счастье и удивление возникло в его глазах. Такая награда была далеко за пределами его ожиданий. По-видимому, у этого, так называемого, Великого Короля Пустоты были какие-то необычайные сделки с духом скрижали...

Линь Дун поднял голову и посмотрел на древние символы, которые парили вокруг его тела. Он ощущал огромную таинственную информацию внутри них. Такое боевое искусство уже сильно превзошло Духовные Боевые Искусства. Оно, безусловно, достигло уровня Небесного Боевого Искусства.

Так называемое, Небесное Боевое Искусство могло манипулировать энергией земли. К примеру, Великое Писание Пустоты способно принести опустошение на земли и черпать могущество жизни. Его мощь была неизмеримой. С ним можно одержать победу даже против более сильного противника.

Если такое боевое искусство разместить среди супер-сект Восточного Региона Сюань, оно будет считаться боевым искусством, которое способно подавить все супер-секты. Опираясь на оценку Линь Дуна, среди его множества боевых искусств, только Умение Материализации Дракона Зеленых Небес, полученное от Цин Чжи, достигло уровня Небесного Боевого Искусства. Естественно, если он успешно овладеет Великим Писанием Пустоты, оно добавится к числу имеющихся у него Небесных Боевых Искусств.

Предположительно, есть виды боевых искусств, что еще могущественнее Небесного Боевого Искусства. Такое боевое искусство действительно обладает превосходящей силой уничтожить землю. Даже некоторые экстраординарные практики и супер-секты не смогли наложить руки на эти боевые искусства.

"Истинная сущность Великого Писания Пустоты кроется в слове Опустошение [на анлейте вместо ‘desolate’, стоит ‘desolation’, собственно, придется изменять на ‘Великое Писание Опустошения’]. Твой предыдущий прорыв говорит о том, что у тебя довольно глубокое понимание Опустошения...", — наглядно объяснял дух скрижали.

"Опустошение может быть пустотой, но оно не лишает всех живых существ их жизненной силы. В жизненном цикле всех живых существ, опустошение просто одалживает их жизненные силы, пока не придет время весне восполнить энергию."

Линь Дун добросовестно записывал всю информацию, даваемую духом скрижали, в свой разум. Через мгновенье он тихо сказал: "Большое спасибо за ваши наставления, старший."

"Вижу, ты уже понял эти принципы. Это действительно нельзя считать руководством. Твое будущее мастерство Великого Писания Пустоты все равно будет зависеть от твоих собственных способностей", — ответил дух скрижали.

“Да.”

Линь Дун уважительно поклонился духу скрижали. Он сел вниз, скрестив ноги, сделал глубокий вдох и подавил волнение в своем сердце, после чего его лицо медленно восстановило спокойствие.

Как только Линь Дун сфокусировался, громадные символы, парящие вокруг его тела, понеслись в сторону его головы. Как только символы вступили в контакт с головой, они прошли сквозь его череп.

"Бзз!"

Когда громадные символы вошли в его разум, тело Линь Дуна начало яростно дрожать. Он ощущал ряд древней и таинственной информации, распространившейся по его разуму. Даже с его текущей силой, эта бескрайняя информация причинила ему разрывающую головную боль. Это было так больно, что даже на его лице мелькнул вид агонии.

Угх.

Тихий, наполненный болью стон, раздался из горла Линь Дуна. Затем он стиснул зубы и силой подавил интенсивную боль. Он полностью сконцентрировался на поглощении обширной и таинственной информации в своем разуме.

Хотя в Великом Писании Пустоты он получил могущественное боевое искусство, овладеть им - задача не из легких. Однако у Линь Дуна не было ни толики страха. Он прошел через самые трудные этапы. Как он мог отпустить то, что уже было в его руках?

Линь Дун тихо сидел в измерении, наполненным тьмой. Со временем древнее желтое свечение в его теле стало невероятно сильным. Под сиянием этого свечения, камень, на котором он тихо сидел, разрушился.

На каменной скрижали дух скрижали наблюдал за каждым движением Линь Дуна. Спустя долгое время, дух скрижали заговорил глубоким и древним голосом: "Надеюсь, на этот раз с выбранным человеком не случится ничего плохого. Больше нет времени..."

Бзз.

Как только дух скрижали закончил свое предложение, черные линии у основания каменной скрижали начали дрожать. От них невнятно слышался пронзительный смех.

"Ке-ке, Великая Скрижаль Пустоты, за столько лет ты все еще не сдался. И снова ты возлагаешь свои надежды на очередного парня, да?"

Это первый раз, когда неизвестная сущность заговорила. Ее голос содержал неописуемую злобу и холод. Сущность была подобна дьяволу, пришедшему из земель бесконечного зла.

"Рано празднуешь. Он обладает Древним Символом Пожирания и, следовательно, имеет наивысший шанс получения многих Древних Символов. Пока он способен принести два Древних Символа, я смогу полностью тебя уничтожить", — слабо улыбнулся дух скрижали.

"Ке-ке, ты думаешь, что все такие, как твой хозяин? Но даже кто-то столь могущественный как он, в итоге, пал. Кто еще в этом мире сможет остановить нас?"

"Увидим."

Услышав эти слова, тон древнего голоса духа скрижали ничуть не изменился. Дух просто улыбнулся. Вновь из каменной скрижали начало вздыматься свечение, и вдавило распространяющиеся черные линии назад в землю.

После того, как черные линии были подавлены, дух скрижали молча посмотрел на неподвижного юношу. Внезапно выстрелил луч света и поглотил тело Линь Дуна. Затем следы древнего желтого свечения проникли в его тело. Под пронизывающим древним желтым свечением, поверхность тела Линь Дуна начала окружать аура опустошения.

В окружении слабой ауры опустошения, агония на лице Линь Дуна начала слабеть. В конечном счете, она полностью исчезла с его лица.

"Линь Дун, это все, чем я могу помочь. Надеюсь, ты выполнишь нашу сделку, иначе все живое в этом мире погибнет..."

Время продолжало тихо течь. В мгновенья ока прошло еще полмесяца.

За эти полмесяца Секта Дао находилась в невероятном волнении. Источником всего этого, естественно, была странная ситуация перед Великой Скрижалью Пустоты. Юная фигура, которая, как многие считали, провалилась, была крепко окутана свечением, излучаемым Великой Скрижалью Пустоты. Чрезвычайная сила отталкивания испускалась им, не позволяя лидерам залов, вроде Чэнь Чжэня, приблизиться…

Добавив эти полмесяца, Линь Дун в общей сложности провел два месяца, сидя перед Великой Скрижалью Пустоты. За эти два месяца Зал Пустоты, несомненно, стал самым оживленным местом в Секте Дао. Четыре лидера залов не единственные, кто ждал здесь. Даже некоторые старцы, которые находились в уединении, явили себя, и ждали. Это показывало значимость данного события.

В определенной зоне в небе Цзян Хао, Пан Тун и двое других, которые ранее провалились в освоении Великого Писания Пустоты, пробудились. Все это время они стояли на страже этой области, со сложным видом на лицах, наблюдая за худой фигурой перед каменной скрижалью.

Никто не верил, что Линь Дун, который не так давно присоединился к Залу Пустоты, сможет стать первым человеком за сотни лет, который успешно постигнет Великое Писание Пустоты.

Некоторые люди могут считать недавние достижения Линь Дуна маленькими подвигами, но после случившегося в этот раз никто не посмеет больше что-либо говорить.

Прошли сотни лет с тех пор, как легендарные гении Секты Дао смогли постичь Великое Писание Пустоты. Этот барьер, наконец, сломлен.

И сломившим его был юный ученик, который менее года назад присоединился к Секте Дао.

Все ученики Зала Пустоты показывали улыбки на своих лицах всякий раз, когда видели учеников из трех других залов. Они снова вернули себе уверенность, которой им так долго не хватало. Даже ученики Зала Неба не могли выразить никакого превосходства над уверенностью, которую проявляли ученики Зала Пустоты, потому что они четко понимали: как только юноша, сидящий перед каменной скрижалью, успешно постигнет Великое Писание Пустоты, приближающееся соревнование залов будет намного более захватывающим...

Хотя наблюдатели знали, что между Линь Дуном и Ин Сяосяо было некоторое неравенство, они также понимали, что мощь Великого Писания Пустоты способна компенсировать это неравенство.

Похоже, в этот раз во время Соревнования Залов состоится эпичная битва.

"Подумать только, ты действительно показываешь признаки успеха..."

В другой точке неба Ин Хуаньхуань скривила губки и сказала, в то же время глядя на фигуру перед каменной скрижалью. Узнав, что Линь Дун может не провалиться, эмоции, которые она испытала ранее, рассеялись. Естественно, главной причиной этого было перешептывание относительно Соревнования Залов, которое она услышала. В этой ситуации она явно стояла с сестрой...

"Ты выглядела жалкой, когда увидела, что он собирается потерпеть неудачу. Сейчас ты нарочно говоришь мне эти слова?", — поддразнивала Ин Сяосяо, с улыбкой глядя на Ин Хуаньхуань.

"Исключено. Даже если Линь Дун познает Великое Писание Пустоты, он не сможет сравниться с тобой", — оперативно сказала Ин Хуаньхуань.

"Это может быть не далеко от правды..."

По отношению к этим словам Ин Сяосяо слегка покачала головой. Ее глаза закрепились на фигуре перед каменной скрижалью. Невероятно редкий огонь пылал в ее глазах.

"Я хочу четко увидеть, насколько грозное Великое Писание Пустоты..."

Когда Ин Хуаньхуань увидела выражение Ин Сяосяо, она тайно высунула свой язчок. Похоже, Ин Сяосяо начала смотреть на Линь Дуна, как на потенциального противника. Конечно же, это также было из-за ее духа соперничества. В конце концов, ранее она провалилась в познании Великого Писания Пустоты.

"Результат почти появился."

Когда Ин Хуаньхуань хотела что-то сказать, Ин Сяосяо вдруг прокомментировала и сфокусировалась.

Услышав эти слова, Ин Хуаньхуань слегка изумилась. Естественно, свечение Великой Скрижали Пустоты постепенно меркло, и тощая фигура, которую окутывал луч света, вновь возникла перед тревожными взглядами.

Все взгляды приклеились к фигуре, в то время как их лица наполнились нервозностью. Они хотели узнать: за эти два месяца Линь Дун преуспел... или провалился?