Переворот военного движения.

Глава 699. Ты больна

 

Ша.

Пара ног устало ступила на высохшую потрескавшуюся и темновато-желтую землю. Несколько облачков пыли вздымалось вместе с его движениями и, казалось, даже у самой пыли нет ни крохи энергии.

Линь Дун поднял голову и оцепенело посмотрел на бесконечные бесплодные земли вокруг. Его ранее острый и проницательный взгляд в этот момент неожиданно стал несколько пустым.

Он путешествует уже месяц...

После целого месяца, все, что он увидел - те же бескрайние бесплодные земли. Темный и мрачный желтый, казалось, непрерывно вздымался вверх-вниз, и беспрерывно отражался в его зрачках. Складывалось впечатление, что даже цвет его зрачков начал меняться из-за бесконечных бесплодных земель.

После месяца ходьбы кожа Линь Дуна стала высохшей и слегка окрасилась в желтый. Его черные волосы тоже выгорели и стали желтыми. Если посмотреть на него издали, то он выглядел как неизлечимо больной человек.

Линь Дун облизнул сухие, грубые и бледные губы, после чего вытянул руки. Его ранее стройные руки стали необычайно грубыми. Затем он медленно стиснул кулаки. Сильная и обильная энергия, которой они когда-то владели, уже исчезла...

Эти бесплодные земли поглотили всю его энергию.

Линь Дун ощущал, как путешествуя по этой территории, его энергия, мало по малу, исчезала. Ранее он пытался спокойно сесть, чтобы защитить себя от этой эрозии, но это не принесло пользы. Линь Дун знал: как только его энергия полностью рассеется - он провалит испытание. О Великом Таинственном Писании Пустоты не может быть и речи...

"Как и ожидалось - это вообще не просто."

Горько рассмеявшись, пробормотал про себя Линь Дун. Он посмотрел вниз на стебель высохшей травы под своей ногой, на котором все еще висел сухой цветок. Нагнувшись, чтобы поднять его, он прикоснулся к нему пальцем, заставив цветок превратиться в прах, и рассеяться на ветру.

"Однако... слишком неловко сдаваться сейчас..."

Несколько некрасивая дуга возникла из уголков рта Линь Дуна. Через некоторое время он выплюнул глоток воздуха, после чего продолжил волочить свои, казалось, свинцовые ноги, и медленно пошел вперед.

Ху

Пока Линь Дун продолжал устало тащиться, в другом месте этих нескончаемых бесплодных земель стояла крепкая мускулистая фигура. Покачиваясь туда-сюда, он, наконец, с громким 'бух', обессиленно свалился вниз. Все его тело иссохло, однако свежая кровь не вытекла. Пятна света возникли изнутри его тела, и оно продолжало исчезать.

Когда пятна света начали подниматься из точки между глазами, выражение нежелания и бессилия наполнило потрескавшееся лицо Цзян Хао.

На окружающей земле находились несколько трещин. Видимо, они были насильно созданы им, но, очевидно, в этом странном месте использование одной лишь силы не решит проблему.

"Я провалился..."

Пробормотал про себя Цзян Хао, а его зрение размылось. Спустя мгновенье его тело, наконец, полностью превратилось в пятна света и исчезло из этой бескрайней бесплодной земли.

Вслед за его исчезновением, земля стала еще мертвее. Темная и мрачная атмосфера заполнила область, словно земля погибла.

Один месяц внутри Великой Скрижали пустоты был эквивалентным месяцу снаружи.

Хотя прошел один месяц, небеса и леса вокруг Великой Скрижали Пустоты все равно наполняла огромная толпа людей. Эта толпа, видимо, даже с течением времени не разошлась. Напротив, со временем, услышав новости, прибыло даже больше старших прямых учеников. Сейчас все зрелище было довольно величественным и громадным.

В этот момент каждая пара глаз с окружающих гор и лесов закрепилась на пяти сияющих столбах света перед Великой Скрижалью Пустоты. Внутри пяти столбов света сидело пять, скрестивших ноги, фигур. Они выглядели, словно медитирующие монахи.

У Чэнь Чжэня, Ву Дао и других, зависших в небе, были серьезные выражения. В течение прошедшего месяца они тоже не двигались и продолжали наблюдать за пятью фигурами и Великой Скрижалью Пустоты.

Бзз!

Слабый шум вдруг раздался внутри тихого горного хребта. Внимание всех тут же сфокусировалось на одном из столбов света перед Великой Скрижалью Пустоты.

Столб света постепенно потускнел.

"Цзян Хао провалился...", — увидев эту сцену, Ин Сяосяо тихо сжала свои стройные и нежные лилейно-белые руки, и сказала низким голосом.

Услышав ее слова, выражения Ин Хуньхуань и Цин Е слегка изменились. Только в этот момент они, наконец, осознали весь ужас Великой Скрижали Пустоты.

Под внимательными взглядами множества людей, столб света быстро начал слабеть, прежде чем, с трескающим звуком, полностью рассеялся. Потеряв столб света, тело Цзян Хао упало назад на землю. Его лицо было белым, словно лист бумаги.

"Вздох."

Чэнь Чжэнь тихо вздохнул, после чего взмахнул рукавом. Мягкая волна энергии опустилась на Цзян Хао и поддержала его, после чего некоторые ученики Зала Пустоты кинулись помочь ему.

"Он смог продержаться месяц. Вполне достойный результат...", — после долгого молчания сказал Ву Дао.

Чэнь Чжэнь горько рассмеялся, прежде чем кивнул головой и тихо сказал: "Давайте подождем и посмотрим..."

Пока они разговаривали, глаза Чэнь Чжэня не могли не бросить тревожный взгляд на тело Линь Дуна. С его проницательным и безжалостным зрением, он мог сказать, что Линь Дун был не в лучшей форме. Однако в этот момент никто не мог помочь ему. Внутри Великой Скрижали Пустоты можно полагаться только на себя...

Под предвкушением бесчисленных людей, время тихо продолжало течь. Незаметно прошло еще полмесяца.

За эти полмесяца выражения Чэнь Чжэня, Ву Дао и других стали невероятно напряженными. Время от времени, их действия показывали некое нетерпение. Очевидно, их сердца не были спокойными и уравновешенными, потому как после Цзян Хао, Фан Юнь и Сун Чжоу тоже провалились.

К тому же самое важное, что столб света Пан Туна - самого опытного ученика Зала Пустоты - начал тускнеть. Было ясно, что он тоже на грани провала.

В течение полумесяца четверо из пяти старших прямых учеников Зала Пустоты уже жалко провалились!

Треск.

Столб света вокруг тела Пан Туна, наконец, полностью рассеялся. Ученик уже приготовился и тут же бросился осторожно поддержать его тело. Глядя на смертельно бледное лицо Пан Туна, чувство страха неизбежно вспыхнуло в его сердце. Великая Скрижаль Пустоты действительно ужасающая... Даже самые талантливые прямые ученики Зала Пустоты провалились один за другим...

После того, как унесли Пан Туна, изначально мирная и спокойная атмосфера начала становиться грустной и депрессивной. Казалось, будто воздух застыл.

"Только Линь Дун остался...", — с тихим вздохом сказала Ин Сяосяо.

Ин Хуаньхуань мягко кивнула головой и закусила свои красные губки. Ее прекрасные тонкие руки сплелись вместе, оставляя темно-зеленый след на ее изначально полупрозрачной нефритовой коже.

Две фигуры стояли на горной вершине на некотором расстоянии от Великой Скрижали Пустоты. Оба их взгляда пронзали пространство и посмотрели на область, где ожидала огромная толпа.

"Похоже, Линь Дун не в лучшем состоянии...", — сказал старец в синем, стоящий возле Ин Сюаньцзи.

"Возможно, он сможет продержаться еще пять дней."

Тихим голосом сказал Ин Сюаньцзи, после чего беспомощно вздохнул. В этот раз они снова собираются провалиться?

Спустя пять дней все было также...

На пятый день, когда палящее солнце поднималось к центру неба, бледно-белый цвет вдруг возник на лицах Чень Чжэня, Ву Дао и других. В то же время гам начал быстро распространяться по обширной толпе, потому как столб света Линь Дуна начал тускнеть. Из их предыдущего опыта это явно был знак предстоящего провала.

Нефритовые руки Ин Хуаньхуань крепко сжались, после чего она крепко схватила запястье Ин Сяосяо и ее большие глаза покраснели. Несмотря на то, что она была очень уверенной в стойкости этого парня, она знала, что такая неудача - не то, чем Линь Дун может легко пренебречь. Она уже могла представить его вынужденную улыбку в ближайшем будущем...

"Старшая сестра."

Ин Сяосяо посмотрела на молодую девушку, рядом с ней, которая не могла вынести провала Линь Дуна, после чего вздохнула и покачала головой. Это дело... Возможно, все так и закончится.

Под опечаленными взглядами множества людей, столб света Линь Дуна медленно начал тускнеть.

Бам!

Из-за слабеющего столба света шум окружающего мира смешался. В бесконечной бесплодной земле тело Линь Дуна, наконец, тяжело обрушилось на землю. Болезненное ощущение распространилось по всему его телу.

Прямо сейчас кожа Линь Дуна была сильно потрескавшейся и выглядела чрезвычайно отвратительно. К тому же, энергия в его теле уже полностью рассеялась. Даже из его тела, время от времени, вытекали пятна света.

Рот Линь Дуна дрожал, и он смутно посмотрел на стебель сухой травы перед ним. Он знал, что уже на пределе и у него нет энергии, чтобы продолжить идти.

Он на мгновенье посмотрел на стебель высохшей травы, после чего вытянул руку и положил ее на сухую и желтую землю. Он схватил все засохшее растение, включая корни.

Когда сухое растение покинуло землю, Линь Дун уставился на корни, которые были скрыты под поверхностью. Вытянув палец, чтобы коснуться их, все растение и даже его корни полностью превратилось в пыль и поплыло.

Пыль плыла и рассеялась перед лицом Линь Дуна. Его лицо стало мрачным от неуверенности, и он в течение получаса оставался в таком положении. Единственной вещью, которую он слышал, был его хриплый голос, который раздавался по тихим окрестностям.

"Дух Пустоты не должен быть таким..."

Линь Дун медленно поднял голову и посмотрел на серое и сумеречное небо. Из-за его цвета, казалось, будто бы даже небо умерло. Он еще раз взглянул на этот кусочек земли. Несмотря на то, что на ней находились высохшие травы, все они были мертвы...

Однако опустошение не такое. После опустошения жизнь спрячется, дожидаясь времени, чтобы вновь расцвести. После опустошения будет такое же обилие жизни...

Но в этих землях даже небо и земля умерли.

Линь Дун опустил голову и вдруг протянул руки, чтобы копнуть землю перед собой, заставив сухую пыль и песок взмыть в воздух. Хотя у него едва хватало сил, опираясь на чистую силу воли, он смог машинально взмахнуть рукой.

Хлоп!

Еще один клуб пыли был поднят из земли Линь Дуном. Пыль рассеивалась перед глазами. Тем не менее, в тот момент, когда он внимательно посмотрел на пыль, его зрачки сжались до размера иглы. Внутри пыли он увидел плавающую черную точку...

Эта черная точка давала ему то же ощущение, что и черная точка на поверхности скрижали. Она казалась таинственной и зловещей, будто могла поглотить всю жизнь между небом и землей...

Не моргая, Линь Дун следил за черной точкой, пока та падала на землю, после чего рассеялась. Вслед за ее исчезновением, Линь Дун тотчас стал подобен статуе - он не сдвинулся ни на дюйм.

Пятна света начали рассеиваться из тела Линь Дуна. Половина его тела уже превратилась в свет и рассеялась. Однако пока рассеивалось тело, свирепый свет вдруг вновь появился в его пустых и мертвых глазах.

Хуфф!

Сделав вдох, Линь Дун поднял голову и посмотрел на бесконечную, растянувшуюся перед ним, землю. Хотя здесь не было никого, невероятно серьезное выражение появилось на его лице. Затем начал раздаваться молодой голос, состоящий из единственной цепочки слов.

"Верни мне мою силу... Великая Скрижаль Пустоты... ты больна, тебя нужно лечить..."