Переворот военного движения.

Глава 693. Мастер Секты Дао.

 

Зал Земли, Цин Е.

Слова мужчины в зеленом заставили Линь Дуна мгновенно изумиться. Затем он про себя тихо рассмеялся. Он, наконец, понял причину осторожного взгляда в глазах мужчины, который считался вторым самым талантливым членом молодого поколения Секты Дао после Ин Сяосяо...

Скорее всего, этот человек любил Ин Хуаньхуань. Однако, кажется, он что-то не так понял.

Линь Дуна не удивило, что у Ин Хуаньхуань так много поклонников. В сравнении с прохладной и спокойной Ин Сяосяо, обычно милая и оживленная Ин Хуаньхуань наполнена юностью и энергией. По крайней мере, многие ученики не смели громко говорить перед Ин Сяосяо, но они могли расслабиться перед Ин Хуаньхуань.

У последней также был довольно пристойный характер. Хотя ее статус достаточно высокий, она не дискредитирует учеников Секты Дао, основываясь на статусе. Пока нет ничего, что ей бы не нравилось, она большую часть времени может хорошо с ними ладить. Именно поэтому другим трудно не запомнить ее.

"Что за ерунду ты говоришь?"

Стоящая возле него Ин Хуаньхуань нахмурила свои светлые брови, когда Линь Дун уже собирался ответить. Она недовольно посмотрела на Цин Е, а затем сказала: "Если еще раз посмеешь произнести такую ерунду, я выброшу тебя отсюда."

Цин Е просто улыбнулся в ответ на возражение Ин Хуаньхуань, и протянул руку Линь Дуну. Однако его молчаливое и умное поведение умышленно показывало относительно теплые отношения между ним и Ин Хуаньхуань.

Линь Дун потер нос и улыбнулся. Цин Е был довольно коварным человеком. Его игривый ответ мог легко заставить почувствовать неуверенность в сердце. По факту, если бы ему действительно нравилась Ин Хуаньхуань, вероятнее всего, он бы чувствовал разочарование из-за подобной ситуации.

"Кажется Великая Скрижаль Пустоты открывается через пол месяца, да?", — Цин Е посмотрел на Линь Дуна и с улыбкой сказал.

Когда были упомянуты слова 'Великая Скрижаль Пустоты', даже взгляд Ин Сяосяо слегка изменился. Ранее она тихо просидела перед Великой Скрижалью Пустоты на протяжении нескольких месяцев, но, в конечном счете, не смогла осознать содержимое в Великой Скрижали Пустоты...

Линь Дун взглянул на Цин Е и кивнул.

"Ха-ха, сейчас кроме Зала Пустоты, ученики трех других залов Секты Дао уже успешно изучили таинственные писания, соответствующие их залам. В этот раз младший Линь Дун имеет наибольший шанс в Зале Пустоты..."

"Я давно слышал о сложности Великого Писания Пустоты. Надеюсь, младший брат Линь Дун, на сей раз, успешно достигнет просветления. Я действительно хочу увидеть слабее ли 'Писание Императора Земли', чем 'Великое Писание Пустоты'."

Линь Дун слегка нахмурил брови, и посмотрел на улыбающееся лицо Цин Е. В словах первого он ощущал следы глубоко сокрытой гордыни. Конечно же, если Цин Е уже изучил 'Писание Императора Земли' Зала Земли, он может обладать квалификацией произносить такие слова, но почему его слова несут такую смысловую нагрузку? Это из-за Ин Хуаньхуань...

"Старший Цин Е льстит мне. Что касается Великого Писания Пустоты, если я получу его - это везение, если нет – судьба. Некоторые вещи нельзя заставить произойти, и все что я могу - стараться изо всех сил.", — Линь Дун не был сильно заинтересован в разговоре о ерунде с Цин Е.

"Эй, ты можешь проявить хоть какую-то уверенность? В конце концов, я верю в твои шансы.", — Ин Хуаньхуань протянула руку. Она в обнадеживающей манере потрепала плечо Линь Дуна, и раздался ее прекрасный смех.

Линь Дун не знал смеяться ему или плакать. Он посмотрел на юное и оживленное красивое личико перед ним: "Когда я показываю уверенность, ты говоришь, что я высокомерный хвастун. Когда я говорю смиренно, ты просишь меня делать наоборот?"

Услышав это, лицо Ин Хуаньхуань невольно покраснело. Она тотчас сказала: "В прошлом я не знала тебя так хорошо. Теперь же я поняла, что у тебя огромный потенциал, потому должен быть небольшой шанс того, что ты успешно поймешь Великое Писание Пустоты."

Договорив до этого места, голос Ин Хуаньхуань на мгновенье остановился, а затем она продолжила: "Конечно, даже если ты провалишься, это не большая проблема. Даже старшая сестра не смогла понять Великое Писание Пустоты, поэтому тут нечему смущаться."

Судя по всему, хотя у нее есть некоторое понимание Линь Дуна, она все равно не сильно уверенна, что последний сможет успешно понять Великое Писание Пустоты. В конце концов, это слишком ненормально сложно.

Однако когда слова Ин Хуаньхуань затихли, Ин Сяосяо слегка стукнула ту по голове. Она тут же повернула голову, и ее маленькое личико возмущенно посмотрело на последнюю. Ин Сяосяо не могла не рассмеяться: "Успокаивать других - нормально. Однако ты смеешь использовать меня как отрицательный пример.

Увидев эту сцену, Линь Дун не мог не хохотнуть, после чего уголками глаз он взглянул на Цин Е. Улыбка на лице последнего из-за успокаивающих слов Ин Хуаньхуань слегка уменьшилась. Однако он все равно поддерживал свободное и легкое поведение. Тем не менее, настороженный вид в его глазах, при взгляде на Линь Дуна, явно стал чуть-чуть сильнее.

"Младший брат Линь Дун, прошу, иди первым. Мастер секты ждет тебя.", — Ин Сяосяо потрепала юную девушку возле нее, после чего посмотрела на Линь Дуна.

Услышав эти слова, Линь Дун кивнул головой. Он поднял голову и посмотрел вперед на величественный зал. Сделав глубокий вдох воздуха, его выражение сразу же стало торжественным, и он шагнул вперед. Наконец, он толкнул дверь и пошел под смотрящими взглядами трио Ин Хуаньхуань.

"Он действительно славный. Зал Пустоты в этот раз нашел настоящий талант. В предстоящем Соревновании Залов Линь Дун, скорее всего, будет темной лошадкой.", — Ин Сяосяо смотрела на исчезающую спину Линь Дуна и вдруг сказала тихим голосом.

"Мм, Линь Дун очень способный. Его сила лишь на пятой стадии Юань Нирваны, но он смог серьезно ранить Яо Линя. Не удивительно, что при первой нашей встрече у этого парня было дерзкое лицо. У него есть причины для его поддержания.", — безостановочно кивала Ин Хуаньхуань. Судя по всему, после инцидента с Древним Бессмертным Семенем Юань ее отрицательные мысли о Линь Дуне исчезли.

"Я слышал от Старшего Чжан Лао, что для того, чтобы сразиться с группой Яо Лина, он поглотил пять Древних Бессмертных Фруктов Юань, сорванных из Древнего Бессмертного Древа Юань. Иначе...", — с улыбкой заговорил стоящий рядом Цин Е. Услышав от двух девушек оценку Линь Дуна, он в уклончивой манере скривил рот.

"Поглощение пяти Древних Бессмертных Фруктов Юань..."

Глаза Ин Сяосяо слегка ужесточились. Она посмотрела на Цин Е и спросила: "Ты посмеешь?"

Цин Е был ошеломлен. Он уже собирался выпятить грудь и показать гордость на своем лице, но, в конце концов, он просто не мог утолстить кожу и что-либо сказать. Все что он смог сделать - неестественно пожать плечами: "Я и в самом деле не посмею, но когда дело доходит до ситуации жизни и смерти, то можно попытаться."

"Он появился из Войны Сотни Империй. Вы оба должны были слышать о жестокости того места. Линь Дун из простой империи низкого ранга. Чтобы пробиться через Войну Сотни Империй с такой поддержкой, он приложил усилия, о которых никто из вас не способен даже представить..."

Ин Сяосяо посмотрела на медленно закрывающуюся дверь зала. Она тихо сказала: "К счастью, он ученик нашей Секты Дао..."

Удивление промелькнуло в глазах Ин Хуаньхуань, когда та услышала, что ее обычно надменная сестра в самом деле дала Линь Дуну такую оценку.

"Основываясь на его таланте, он все еще новичок. Скорее всего, если он захочет использовать свои способности, чтобы поднять рейтинг Зала Пустоты в приближающемся Соревновании Залов, ему будет нелегко.", — слабо улыбнулся Цин Е.

Ин Сяосяо никак это не прокомментировала. Она толкнула Ин Хуаньхуань, и, развернувшись, ушла. Цин Е посмотрел на спины этих двух девушек Он скривил губы и повернул голову, чтобы посмотреть на закрывшуюся дверь. Темное и мрачное выражение мелькнуло в его глазах.

Большой зал не был слишком великолепным. Войдя в него, Линь Дун увидел каменный путь, который вел до самого конца. По обе стороны от пути находились чистые и глубокие воды, и едва видимый пар витал над их поверхностью. Иногда поверхность воды колебалась, будто бы что-то проходило по ней.

Линь Дун следовал пути и пришел. Наконец, его шаги остановились. Его видение расширилось и бассейн превратился в озеро. Изумродно-зеленый лист лотоса завис над центром озера. Фигура, напоминающая старого монаха, сидела на листе лотоса. Царила спокойная атмосфера, что делало это пространство стабильным и компактным.

В момент, когда Линь Дун увидел фигуру на зеленом лотосе, его выражение стало чрезвычайно серьезным. Он мог ощутить, как Таинственный Каменный Талисман, Древняя Формация Вселенной и Древний Символ Пожирания по собственной воле скрывались поглубже в его тело. Такая ситуация однажды произошла, когда он встретил Цин Чжи в древнем пространстве. Это был второй раз...

"Ученик Линь Дун приветствует мастера секты.", — Линь Дун уважительно поклонился фигуре на зеленом листу лотоса и глубоким голосом поприветствовал его.

Когда раздался голос Линь Дуна, человеческая фигура на зеленом лотосе, наконец, медленно открыла свои крепко закрытые глаза. Его глаза выглядели так, будто бы солнце и луна содержаться в них. В момент, когда открылись его глаза, Линь Дун ощутил, что его разум мгновенно был ослеплен.

Фигура поднялась с листа лотоса, после чего шагнула на поверхность озера и пошла. Спустя мгновенье, она подошла к Линь Дуну. Он тотчас смог увидеть полный внешний вид мастера Секты Дао.

Фигура была одета в тканевую обувь и простую уместную белую одежду. С виду он выглядел на тридцать-сорок, а его лицо было теплым, словно нефрит. Можно сказать, что в молодости он, безусловно, обладал довольно красивой внешностью.

На его большом лице находилась теплая улыбка, а выглядела она словно море звезд. Казалось, что перед этой теплой улыбкой возбужденное сердце постепенно успокаивалось.

Тканевая обувь, белые одеяния и полная непостижимость.

Это было первое впечатление Линь Дуна о мастере Секты Дао. Видя Чэнь Чжэня и Ву Дао, Линь Дун все еще мог что-то ощутить, но при встрече с этим человеком его зондирование было полностью бесполезным.

Он был словно океан: обширный и бесконечный. Если попытаться исследовать глубже, скорее всего в его безбрежности можно и потеряться.

"Паренек, ты сделал большой вклад для нашей Секты Дао."

Мастер Секты Дао с улыбкой посмотрел на молодого человека перед собой. Его голос на мгновенье остановился, а затем продолжил: "Кроме того, благодарю за спасение Хуаньхуань."

Сердце Линь Дуна слегка дрогнуло. Казалось, что он что-то ощутил от самого высокопоставленного человека в Секте Дао. Он тотчас невольно открыл рот. Несмотря на то, что он знал, что Ин Хуаньхуань обладает необычайной поддержкой, он не ожидал...

"Неправильно позволять девушке столкнуться с такой ситуацией. На самом деле... Я тоже был немного импульсивным."

Линь Дун медленно подавил шок в своем сердце. Перед лицом мастера Секты Дао, который мог видеть даже сквозь пространство, Линь Дун не смел бахвалиться. Вместо этого он заговорил в невероятно искренней манере.

Учитывая его обычно осторожный характер, он, как правило, добровольно не погружался в такую рисковую ситуацию. В то время в нем вздымалась пылкая кровь. Кроме того, после того, как Лин Цинчжу спасла его в Великой Империи Янь, он действительно не хотел, чтобы такие события вновь повторились...

Почему его всегда спасают девушки?

Слова Линь Дуна, очевидно, заставили мастера Секты Дао слегка изумиться. Он тотчас тихо рассмеялся и медленно кивнул. Его глаза смотрели на Линь Дуна, и он сказал: "Неудивительно, что ты смог получить наследие Зеленого Короля Дракона, Цин Чжи..."

Линь Дун был ошеломлен. Очевидно, он не ожидал, что мастер Секты Дао действительно знает об этом древнем имени Цин Чжи.

"Ха-ха, ты шокирован? Паренек, я знаю, что ты обладаешь множеством секретов, такими как Аура Небесного Дракона в твоем теле, или Умение Материализации Дракона Зеленых Небес..."

"Ну, или Древний Символ Пожирания."

Когда последняя фраза попала в уши Линь Дуна, зрачки последнего внезапно сузились.