Переворот военного движения.

Глава 691. Отдых.

 

Его сознание находилось в постоянном забвении. Будучи в полубессознательным состоянии, Линь Дун слабо слышал какие-то тихие и мягкие звуки, звенящие рядом с его ухом. Эти звуки были мелодичными и очень трогательными. Они побуждали открыть глаза, чтобы увидеть внешность владельца голоса...

Но Линь Дун, в итоге, не открыл своих глаз. Из глубин его разума нарастала и распространялась глубокая усталость, не позволяющая ему открыть глаза.

Усталость длилась довольно долго. Наконец, после длительной борьбы, его глаза силой толкнули веки, и открылась маленькая щель.

Мягкий луч солнечного света опустился на него. Это заставило щель между его глазами расти все больше, прежде чем солнечный свет, наконец, изгнал тьму...

Открыв глаза, первое, что увидело зрение Линь Дуна, была тихая комната, наполненная запахом сандалового дерева. Красный вермильоновый свет отражался от окружения, и расцветал у него в глазах. Здесь царила спокойная, но внушительная атмосфера.

Линь Дун посмотрел на странное и незнакомое окружение вокруг себя. Растерянность на крайне короткий момент мелькнула в его глазах. В следующее мгновенье он резко поднялся. Когда он собирался прыгнуть вперед, его тело обмякло. Ощущение беспомощности начало распространяться от его конечностей и тела, оставляя Линь Дуна без сил...

Чувство слабости в теле заставило измениться его выражение, но он постепенно успокоился. Он слегка сморщил брови, очевидно, о чем-то вспомнив.

"Ин Хуаньхуань, должно быть, разобралась со всем...", — пробормотал про себя Линь Дун. Возвращаясь к последнему моменту, который он мог припомнить, он вспомнил, как слышал ее голос. Судя по всему, члены Секты Дао, в конце концов, прибыли вовремя.

"Я действительно ранен, это плохо..."

Линь Дун опустил голову и посмотрел на свои бледно-белые ладони. Он невольно сморщил брови. Линь Дун мог ощутить волны боли, передающиеся по телу. Даже оборот его Юань Силы сталкивался с каким-то препятствием. Очевидно, что раны, полученные им в этот раз, были чрезвычайно серьезными.

Конечно же, нахмуренный Линь Дун не учел с каким противником он столкнулся. Он находился лишь на пятой стадии Юань Нирваны. В купе с тем фактом, что он был Небесным Мастером Символов четвертой Печати, а также различными трюками в его рукавах, ему все еще слишком далеко до сражения лицом к лицу с экспертом восьмой стадии Юань Нирваны. Более того, Яо Лин - эксперт, достигший девятой стадии Юань Нирваны. Если бы он не полагался на взрывную энергию от пяти Древних Бессмертных Фруктов Юань, Линь Дун никогда бы не сравнился с ним. К тому же, ему даже удалось тяжело ранить Яо Лина.

Размещенный среди различных супер-сект эксперт девятой стадии Юань Нирваны уже мог стать учеником топ-класса. Фактически, даже можно было бы получить довольно крепкую репутацию во всем Восточном Регионе Сюань. Тем не менее, Линь Дун действительно смог совершить такой подвиг, находясь в бегах от Яо Лина и других, пытавшихся убить его. Если новости об этом инциденте распространятся, с высокой вероятностью это вызовет волнение.

Линь Дун медленно слез с кровати. В этот момент в его теле совершенно не было Юань Силы. Вероятно, понадобится несколько дней отдыха, прежде чем он постепенно восстановит свою Юань Силу.

Скрип

Двигаясь через комнату, Линь Дун толкнул дверь. Теплый солнечный свет полился вниз, окутывая все тело Линь Дуна. Под мягким теплом Линь Дун ощущал, как пульсирующая боль в его теле значительно утихает.

Снаружи комнаты находился просторный коридор, перед которым располагался уединенный дворик. Несколько людей тихо сидели на полу в дворике. Услышав звук открывшейся двери, они поспешно повернулись, после чего на их лицах тотчас начали появляться приятно удивленные выражения.

"Ты, наконец, решил проснуться, Линь Дун..."

Линь Дун посмотрел на Мо Линя и других, которые с удивленными выражениями собирались вокруг него. Он ощущал их сильные чувства беспокойства, вместе с радостью в их глазах. Это чувство слегка грело его сердце. Он улыбнулся и кивнул, после чего заговорил: "Как долго я был в отключке?"

"Десять дней...", — ответил Мо Лин, показывая пальцы.

Линь Дун немного изумился. Несмотря на то, что это было в пределах его ожиданий, он никогда не представлял, что после получения ранения погрузится в столь длительный сон. Вероятно, это произошло из-за отдачи после поглощения пяти Древних Бессмертных Фруктов Юань.

"Теперь ты действительно известный. Новости о тебе распространились по всей Секте Дао. Они гласят, что, несмотря на то, что тебя окружила Группировка Дьявольской Печати и множество других экспертов, тебе все равно удалось ранить Яо Лина, который находится на четвертом месте в списке розыска сектами. Этот парень - эксперт девятой стадии Юань Нирваны и у него довольно сильная репутация в Восточном Регионе Сюань...", — нахваливал Лю Бай, и в то же время цокнул языком. Его взгляд на Линь Дуна неожиданно наполнился нескрываемым восхищением.

"К тому же, самый важный факт - Яо Лин раньше был дьяконом Врат Юань. Ты не знаешь как мы, ученики Секты Дао, гордимся тобой..."

Линь Дун посмотрел на Лю Бая и остальных, которые носили возбужденное выражение на их покрасневших лицах. Он не мог не потерять дар речи. В этот раз он почти потерял свою жизнь, и он был не столь учтивым, как они говорили...

"Линь Дун, ты проснулся?"

Когда Линь Дун от их бешеных обсуждений заполучил головную боль, мелодичный и прекрасный голос, наполненный нескрываемым удивлением, вдруг раздался из дворика. Все сразу же повернулись к источнику шума, который заставил их посмотреть в угол дворика, покрытый тенью растений. В этом месте стояла юная девушка в рассвете молодости.

Молодая девушка стояла под тенью. Ее стройное и хрупкое тело было облачено в одежду, подчеркивающую ее соблазнительные изгибы. Свет просачивался сквозь листву и освещал ее изысканное и чарующее юное лицо, показывая ее яркие и красивые большие глаза, которые сейчас наполнились восторгом.

Черты лица молодой девушки, безусловно, были невероятно прекрасны. Ее иссиня черный хвостик ниспадал вниз, образовывая дугу.

Когда Мо Лин и остальные увидели юную девушку, искры сверкнули в их глазах, после чего они быстро повернулись и озорно посмотрели на Линь Дуна.

"Когда ты находился в коме, младшая сестра Ин Хуаньхуань большую часть времени заботилась о тебе. Она часто прибегала в наш Зал Пустоты, что вызывало зависть у многих учеников...", — сказал Мо Лин, который сейчас напялил странную улыбку.

Услышав его слова, Линь Дун на мгновенье вытаращил глаза. Он ясно понимал, какой популярной была Ин Хуаньхуань среди учеников Секты Дао. К тому же за ней также стояла уважаемая сила. Никогда он не представлял, что юная девушка, которая была сродни принцессе в Секте Дао, действительно будет заботиться о нем...

"Эй, ты! Что, после сна в отсталого превратился?"

Пока Линь Дун находился в рассеянности, молодая девушка уже подошла к нему. Вытянув свою совершенную стройную белую ручку, которая могла заставить мужчин пускать слюни, она махнула ею перед ним, в то время как прозвенел мелодичный голос, сродни музыкальному инструменту.

Восстанавливая свое самообладание, Линь Дун посмотрел на нежное лицо перед собой, а затем улыбнулся и ответил: "В тот последний момент, спасибо, что ты успела. Если бы нет, то, вероятно, в этот раз я бы уже не вернулся..."

"Хмф, ты просто любишь щеголять и хвастаться. Было же очевидно, что ты не сможешь справится, но ты все равно действовал так жестко.", — ответила Ин Хуаньхуань, скривив губки.

Линь Дун из-за ее ответа на мгновенье поперхнулся. Он тут же почувствовал легкую беспомощность. Эту маленькую большую тетю в самом деле нелегко удовлетворить. В такой ситуации невозможно было обезопасить всех. Спасение одной жизни уже довольно приличный сценарий.

"Конечно же, я не буду отрицать, что в тот момент ты был действительно бравым. Если ты сделаешь так еще несколько раз, возможно, я паду перед тобой.", — сказала Ин Хуаньхуань и сладко улыбнулась, увидев выражение Линь Дуна.

Линь Дун выбрал не отвечать. Для него пережить такой случай однажды более чем достаточно. Он не желал испытывать это снова.

"Что, в конце концов, случилось с теми парнями?", — спросил Линь Дун, внезапно о чем-то подумав.

"Они мертвы. В будущем не будет Группировки Дьявольской Печати. Что касается тех людей, которые напали на тебя, когда они выбрали действовать лично, им пришел конец...", — безразлично сказала Ин Хуаньхуань, слегка приподняв ресницы.

Линь Дун в тишине кивнул головой. "Кажется, что Секта Дао в этот раз довольно сильно разозлилась. Они были неожиданно безжалостными...". Однако это единственный способ установить свою власть. Иначе, как могут ученики Секты Дао в будущем путешествовать снаружи, если каждый может легко унижать их?

"В этот раз все старшие были очень рады увидеть Древнее Бессмертное Семя Юань, возвращенное назад, и ты выполнил львиную долю работы. Когда восстановишься, оте... лорд магистр секты хотел бы лично увидеть тебя.", — сказала с улыбкой Ин Хуаньхуань.

"О?"

Лишь в этот момент выражение Линь Дуна слегка изменилось. Даже с силой его разума, услышав это, он на секунду содрогнулся. Как бы то ни было, этот человек был главой Секты Дао. Он также был топ практиком обширной зоны Восточного Региона Сюань. Одна его мысль могла заставить бесчисленные империи исчезнуть в клубе дыма.

Мо Лин и другие, стоящие рядом, имели лица полные зависти. Иметь возможность встретится с лордом магистром секты, которого даже увидеть невероятно трудно, непростой подвиг...

"Расслабься. Сейчас ты герой нашей Секты Дао.”, — улыбаясь, утешала юная девушка, обнаружив ошеломленную реакцию Линь Дуна. Она быстро попыталась отыскать в своей Цянькунь сумке корзинку, наполненную до краев различными лекарствами и пилюлями, которые использовались для лечения ранений.

“Эти лекарства очень эффективны для лечения ран. Я на полдня отправилась в комнату пилюль, чтобы собрать их все. Эта мазь для наружного использования. Это следует проглотить...”

Молодая девушка использовала свои нефритовые пальчики, чтобы казать на бутыли и сосуды внутри корзины, одновременно с тем заботливо объясняя о их содержимом. Закончив объяснять, она ощутила что-то неладное в окружающей атмосфере. Подняв голову, она увидел странные выражения на лицах Мо Линя и других.

В секте Дао не было никого, кто бы не знал какой странной и вредной была Ин Хуаньхуань. Кто же знал, что оживленная и яркая молодая девушка имеет такую мягкую и нежную сторону?

“На что вы, ребята, смотрите? Вы раньше красивой девушки никогда не видели?!”

После странных взглядов Мо Линя и остальных, малиновый оттенок появился на ее снежно-белых щечках. Она тут же впилась в них взглядом. Видя это, Мо Лин и остальные быстро вжали шеи и отвернулись.

“Хмф, можно сказать ты, более или менее, мой спаситель. Не хочу, чтобы другие говорили, что я, Ин Хуаньхуань, неблагодарная. Прошу, прими их.”

Большие глаза Ин Хуаньхуань осмотрелись вокруг и посмотрели на Линь Дуна, сохраняя ее впечатляющий образ. Она злобно всунула корзинку в руку Линь Дуна, после чего тотчас развернулась и ушла. Ее свободные и простые действия были довольно властными. Однако никто не заметил, что в момент, когда юная девушка развернулась, ее нежные и деликатные мочки ушек покраснели.

Глядя на красивую фигуру быстро уходящей молодой девушки, Линь Дун не мог не коснуться носа. “Кажется доброта и мягкость, показанные ею ранее, просто мимолетное мгновенье.”

“Хе-хе, младшая старшая сестра Хуаньхуань не плохая. Это первый раз, когда я вижу, что она так хорошо о ком-то заботится...”, — с ухмылкой поддразнивал Лю Бай, и приподнял брови в сторону Линь Дуна.

“Прекрати говорить ерунду. Она сделала это лишь в благодарность за то, что я спас ее жизнь.”, — раздраженно ответил Линь Дун.

“Однако в это время она хорошо заботилась о тебе. Кроме того, я должен сказать тебе часть плохих новостей. Ты должен быть хорошо знаком с очарованием Ин Хуаньхуань. Следовательно, поскольку она так хорошо заботилась о тебе, это, безусловно, оставит недовольными некоторых людей...”

Мо Лин пожал плечами, и безразличное выражение возникло на его лице: “В соответствии с тем, что я знаю, даже Цин Е выразил недовольство по этому поводу. Он из Зала Земли и самый талантливый человек после старшей сестры Ин Сяосяо среди членов молодого поколения Секты Дао, поэтому, в будущем, будь осторожнее.”

Лицо Линь Дуна невольно потемнело. В этот момент он хотел громко выругаться. Какого черта это относится ко мне? Он просто не мог понять, как он, на самом деле, мог спровоцировать кого-то, находясь без сознания?

“Роковая женщина.”, — утешал Мо Лин.

“Между нами нет ничего!”

Ответил Линь Дун. Однако когда он произнес эти слова, он увидел, как Мо Лин и остальные непрерывно бросали свои взгляды на корзину в его руке. В этот момент волны удушения ощущались у него в груди.