Переворот военного движения.

Глава 654. Старшие Прямые Ученики.

 

Золотой свет, что вздымался вокруг Линь Дуна находящегося в небе, постепенно исчезал. Острое давление тоже быстро рассеялось. После этого он, перед многими парами глаз, спустился прямиком на плавающую платформу.

Когда фигура Линь Дуна приземлилась, группа Му Линя, которая длительное время ожидала, тотчас пришла приветствовать его. Их лица содержали радость.

"Брат Линь Дун, поздравляем с успешным прохождения испытания."

Услышав поздравления группы Му Линя, Линь Дун улыбнулся. Затем, его глаза прошлись по месту, и он мгновенно поразился. Он не увидел Маленького Куницы или Огонька.

"Где Маленький Куница и Огонек?"

"Оба покинули Секту Дао три дня назад. Они проинформировали меня, чтобы я передал тебе это, после того как они уйдут..." — Му Лин пожал плечами. Они знали каким непостижимым был Маленький Куница, поэтому не нашли его уникальные действия странными. Му Лин вытянул руку, в то время как произнес эти слова. В его ладони находился золотой свет. Линь Дун мог ощутить след демонической духовной ауры Маленького Куницы в этом свете.

"Они ушли..."

Линь Дун тихо вздохнул. Он скривил рот и взял золотой свет с руки Му Линя. В момент, когда золотой свет достиг его руки, он направился в его тело. Размытая фигура возникла в его разуме. Это был Маленький Куница.

"Линь Дун, я забрал Огонька и ушел первым. В Восточном Регионе Сюань есть место, очень полезное для его тренировок. Вероятно, в Секте Дао ты будешь в относительной безопасности, и я могу уйти с чувством уверенности. Как только Огонек закончит свою тренировку, я приведу его назад. Кроме того, за это время я смогу восстановить некоторую свою силу. В будущем... будут другие проблемы."

Когда он договорил до этого момента, лицо Маленького Куницы стало немного подозрительным. Его голос тоже содержал след густого холодного убийственного намерения.

Линь Дун молчал. Он понимал, что из прошлого было много нерешенных вопросов. Маленький Куница был предыдущим владельцем таинственного каменного талисмана. Но он закончил, будучи доведенным другими до такого плачевного состояния. Если бы он не познакомился с Линь Дуном, вполне вероятно, что он, подобно дыму, постепенно рассеялся в каменном талисмане. Такую судьбу можно назвать жалкой.

"Я понимаю твой характер. Если со мной что-либо случиться, ты, безусловно, протянешь мне руку, даже если это будет грозить смертью. Но я все еще должен сказать тебе: если ты желаешь помогать мне в будущем, тебе необходимо повысить свою силу, иначе я сам разберусь с этими вопросами."

"Поскольку я уже признал тебя как своего брата, я не желаю, чтобы ты беспричинно искал смерти. Будучи тогда в состоянии довести меня до такого плачевного состояния в моей пиковой форме, мой противник не простой человек..."

"Я оставил след демонической духовной печати в твоем теле, и, если что-либо случится, я свяжусь с тобой напрямую. Если что-то произойдет с тобой, ты можешь разрушить эту демоническую духовную печать, и я почувствую это. Дедушка Куница будет стоять за тебя, если в Секте Дао ты будешь испытывать обиды. Секта Дао - не место для запугивания моего брата."

"К тому же, среди нас троих, хотя этот глупый тигр Огонек всегда на твоей стороне, ты должен показать истинные способности, если хочешь быть большим братом. Хех, иначе, Дедушка Куница не признает тебя. Потому в это время ты должен усердно тренироваться..."

После того как медленно прозвучал голос, иллюзорное тело Маленького Куницы постепенно рассеялось. Наконец, оно превратилось в золотой свет, который спрятался в теле Линь Дуна.

"Этот парень..." — уголки рта Линь Дуна немного приподнялись. Тотчас, кулак под его рукой постепенно сжался. Он посмотрел на небо и глубоко вдохнул.

"Можешь быть уверенным. Хотя ты отказываешься признавать это, пока не умрешь, я превзойду тебя, несмотря ни на что, чтобы ты признал меня своим старшим братом. В будущем, мы - три брата, определенно вместе сделаем себе имя в этом мире..."

В те годы они вышли из маленького Города Цинъян. В то время один был слабым подростком, а другой демоническим духом, который в любой момент мог рассеяться. С определенной точки зрения можно считать, что они полагались друг на друга вплоть до сегодняшнего дня. Эта связь, в самом деле, была тем, что обычному человеку трудно понять.

Линь Дун, постепенно, успокоил пульсацию в своем сердце. В конце концов, это не разлука навеки. С текущей силой, Линь Дун уже обладал способностями для самозащиты и еще меньше беспокоился о безопасности Маленького Куницы и Огонька. В настоящее время, Маленький Куница обладал физическим телом Небесной Демонической Куницы, и он не окажется в невыгодном положении даже против эксперта Стадии Тайной Жизни. Следовательно, его сила считалась топовой в Восточном Регионе Сюань. До тех пор, пока не произошло непредвиденных инцидентов, вполне вероятно, что они будут в полной безопасности.

Сейчас единственная вещь, о которой стоит беспокоится - успешное постижение Великого Священного Писания Пустоты.

Успокоив себя, Линь Дун поднял голову и улыбнулся в сторону группы Му Линя. Когда он уже собирался заговорить, он вдруг ощутил пару глаз, содержащую чувство давления, направленное на него. Его брови сразу же приподнялись. Он повернул голову, прежде чем его глаза повернулись к месту, откуда пришел взгляд.

В месте, куда посмотрел Линь Дун, стоял мужчина в темно-красной одежде. Рука мужчины обнимала его грудь, и у него было равнодушное выражение. Хотя он ничего не сказал, начало распространяться сильное давление.

Позади этого мужчины, Линь Дун увидел несколько смущенного Тун Чуа. Его глаза мерцали, выглядя так, будто он о чем-то размышлял.

"Волнение, которое ты вызвал в этот раз слишком велико. Даже четыре старших прямых ученика Зала Пустоты прибыли после того как были проинформированы. Этого человека зовут Цзян Хао, он очень знаменит. Более того, он чрезвычайно покровительствует близким ему людям. Тун Чуа из той же группы, что и он. Ты должен быть осторожен..." — тихо заговорил Му Лин, рядом с Линь Дуном. Его тон содержал волнение. Не важно как на это посмотреть, Цзян Хао один из четырех прямых учеников, и он один из самых выдающихся учеников Зала Пустоты.

Линь Дун слегка кивнул. Он тоже понимал, что ученики в Зале Пустоты были разделены на фракции. Очевидно, фракции четырех старших прямых учеников - сильнейшие. В тот раз, хотя Линь Дун поставил на место Тун Чуа, это вызвало в некоторых людей чувство недовольства. Конкуренция есть везде.

С этой мыслью, Линь Дун посмотрел в трех различных направлениях. Там были три других старших прямых ученика. Он мог ощутить давление, которое было не ниже чем у Цзян Хао. Основываясь на его оценках, вероятно, что все четверо продвинулись на Седьмую Стадию Юань Нирваны.

"Они и в самом деле самые выдающиеся ученики Зала Пустоты..."

Похвала мелькнула в сердце Линь Дуна. Несмотря на то, что Зал Пустоты был сравнительно слабее среди четырех залов, верблюд на грани смерти все еще больше лошади. Эта основа был тем, что нельзя недооценивать.

Конечно же, эти четыре старших прямых ученика были действительно необычными личностями. Но Линь Дун тоже не был мягкой хурмой. Если бы они сразились, Линь Дун ничуть не боялся бы их...

Шух!

Звук разрывающегося ветра раздался в воздухе. Тотчас, фигуры Чэнь Чжэня и Ву Дао возникли на платформе. Увидев это, все ученики Зала Пустоты быстро поклонились и поприветствовали их. Даже те четыре старших прямых ученика отбросили свое высокомерие. Очевидно, все ученики Зала Пустоты сильно уважали этих двух глав зала.

"Ха-ха, Линь Дун, очень хорошо."

Чэнь Чжэнь махнул рукой в сторону многих учеников, после чего его глаза посмотрели на Линь Дуна. Его старое лицо покрывала улыбка. Очевидно, он был очень доволен результатом, которого достиг Линь Дун во время Погружения в Реку Пилюль.

"Глава зала перехваливает меня. Мне просто повезло." — услышав это, Линь Дун быстро заговорил в скромной манере.

Чэнь Чжэнь с улыбкой смотрел на Линь Дуна. Нельзя было скрыть радость в его глазах. Он мгновенье размышлял, прежде чем сказать: "С твоими текущими достижениями, ты уже обладаешь квалификацией для повышения к старшему прямому ученику, несмотря на короткое время, проведенное здесь."

Шум.

Когда прозвучал голос Чэнь Чжэня, на платформе раздался шум. Множество завистливых взглядов посмотрели на Линь Дуна. Собственно говоря, в Зале Пустоты было четыре типа учеников: ветвь учеников, ученики Зала Пустоты, прямые ученики и старшие прямые ученики, которые находятся над прямыми учениками.

В ветви учеников Зала Пустоты были десятки тысяч учеников, а также было три тысячи учеников Зала Пустоты, и триста прямых учеников. Однако старших прямых учеников было лишь четверо!

Из этого можно увидеть каким выдающимся был этот статус!

Более того, самой важной вещью было то, что только старший прямой ученик имел право обучаться Великому Священному Писанию Пустоты. Многие ученики Зала Пустоты вложили бесконечный тяжкий труд, чтобы стать старшим прямым учеником. Но перед их распахнутыми глазами Линь Дуну, который вошел в Зал Пустоты менее чем полмесяца назад, в самом деле было представлено исключение и его сделали старшим прямым учеником. Это заставило многих людей завидовать настолько, что даже их глаза окрасились в красный.

Несмотря на то, что они завидовали, они четко понимали, что показанные Линь Дуном способности дали ему право на такое исключение...

Линь Дун так же был поражен словами Чэнь Чжэня. Радость тут же хлынула в его сердце. Таким образом, он на шаг ближе к Великому Священному Писанию Пустоты.

"Спасибо вам, глава зала!"

Линь Дун сделал шаг вперед. Он, в благодарности, сцепил руки. Однако как только прозвучал его голос, глубокий крик раздался позади него.

"Подождите!"

Шух!

Глаза всех присутствующих повернулись. Наконец, они посмотрели назад. Цзян Хао в красном одеянии скрестил руки на груди, прежде чем леденящим взглядом посмотрел на Линь Дуна. К тому же, вибрация пугающей Юань Силы медленно распространялась из его тела.