Переворот военного движения.

Глава 573. Соревнование Богатств.

 

Черная печать была размером с ладонь. Когда она тихо зависла над ладонью Сун Тая, черный дракон, сидящий на ее вершине, замерцал странным светом. Приоткрытый рот дракона, казалось, испускал бесплотный рык, который заставил окружающее пространство затвердеть.

Все взгляды на аукционной площадке сейчас сфокусировались на черной металлической печати. Каждый взгляд алчно пылал, словно они хотели расплавить черную металлическую печать.

- Небесное Духовное Сокровище, хех...

Глаза Линь Дуна тоже сконцентрировались на черной металлической печати с довольно серьезным выражением. Он мог чувствовать вид крайне неясной, но мощной пульсации, исходящей из черной металлической печати.

Такого рода колебания намного превышают Земное Духовное Сокровище!

Лидеры четырех супер империй, стоящие впереди, слегка задрожали. Их лица переполнялись вожделением Небесного Духовного Сокровища.

- Ревущая Печать Черного Дракона. Небесное Духовное Сокровище. Аукционная цена — восемь миллионов.

Глаза Сун Тая отстранились от черной металлической печати в его руке. После этого он повернулся к огромной аукционной площадке. Его голос немного дрожал, когда он тихо это произнес.

Восемь миллионов - чрезвычайно дорогая цена. Однако никто на аукционной площадке не встревожился из-за этого. Не удивительно, что Небесное Духовное Сокровище заслуживает такой цены.

- Ах, восемь миллионов, — пробормотал про себя Линь Дун.

Эта цена не считалась слишком большой. Однако при последующей борьбе за нее, она, вероятно, сильно возрастет. Такая большая сумма и на эти суперимперии оказала некоторое давление. Когда он подумал о богатстве, которое имелось у клана Линь из Великой Империи Янь, то почувствовал, что оно действительно было ничтожным. Похоже, его текущее богатство превосходило весь клан Линь.

Конечно же, добавив его теперешнюю силу, вполне вероятно, что если бы он вернулся в Великую Империю Янь, ему было бы трудно найти кого-то сильнее его. За один короткий год тренировок его уровень уже превзошел лимиты Великой Империи Янь.

Цена в восемь миллионов сразу же отпугнула девяносто процентов практиков и империй, которые жаждали это Небесное Духовное Сокровище. Независимо от того, насколько они желали его в сердцах, жестокая реальность позволила им понять, что они не обладают квалификацией или смелостью для сражения с супер-империями.

- Восемь миллионов пятьсот тысяч.

Вероятно, что эти четыре супер империи, стоящие впереди, долго ждали этого Небесного Духовного Сокровища. Следовательно, как только исчез голос Сун Тая, Фэн Цан заговорил первым. Его взгляд резко прошелся вокруг, прежде чем он выкрикнул цену, действуя так, словно он получит его любой ценой. Его властное поведение внушало то, что тот, кто будет состязаться с ним, станет врагом Империи Воздушного Облака.

- Девять миллионов, - но, конечно же, это запугивание могло быть довольно эффективным против обычных экспертов, но явно было бесполезно против других супер империй. Следовательно, после того, как голос последнего исчез, Му Линь из Империи Одинокой Луны холодно усмехнулся.

Глаза Фэн Цаня похолодели. Он посмотрел на Му Линя в мрачной и суровой манере. Однако тот в ответ лишь слабо улыбнулся, полностью игнорируя холод, пронизывающий глаза Фэн Цана.

- Хе-хе, поскольку вы двое так интенсивно сражаетесь, моя Империя Лихо тоже присоединится! — мужчина с огненной татуировкой на спине искренне рассмеялся.

Он взмахнул своей большой рукой и крикнул:

- Девять миллионов пятьсот тысяч!

Веки всех участников аукциона начали быстро подергиваться из-за цены, которая скоро достигнет отметки в десять миллионов. Только эти супер империи могли раскошелиться на такую большую сумму.

Линь Дун спокойно смотрел на это состязание, не присоединяясь сразу. Однако в своем сердце невольно вздохнул. Девять миллионов пятьсот тысяч Пилюль Нирваны. Если бы это была Великая Империя Янь, вполне вероятно, что даже всем четырем великим кланам вместе будет сложно потратить такую большую сумму Пилюль Нирваны.

- Десять миллионов.

Наконец, среди громкого шума, цена поднялась до десяти миллионов. Тем, кто поднял цену, была одна из четырех супер империй — Лесная Империя.

Судя по всему, казалось, что эти четыре супер империи собирались провести соревнование, полностью базирующееся на их богатстве.

Глаза Фэн Цана слегка сузились, когда цена достигла десяти миллионов, и в то же время черный холод промелькнул в его глазах. Он тут же встал и посмотрел на Му Линя и остальных, прежде чем холодно рассмеялся:

- У меня нет свободного времени, чтобы играться с вами здесь. Я слишком хорошо знаю, какие богатства у вас есть.

- Вы, Империя Одинокой Луны, можете максимум потратить шестнадцать миллионов Пилюль Нирваны, верно?

Выражение Му Линя постепенно потемнело после того, как Фэн Цан раскрыл лимиты его богатства. Неожиданность было то, что Фэн Цан обладал такой информацией.

- Буду ли я прав, если скажу, что Вы, Империя Лихо, ограничены пятнадцати миллионами? — Фэн Цан повернул голову и вновь взглянул на Мо Фэня из Империи Лихо, и в то же время холодно рассмеялся.

Лицо Мо Фэня подергивалось. Острый и холодный свет мелькнул в его глазах:

- Хех, похоже, ты подкупил кого-то из наших людей?

- Лимит Лесной Империи тоже пятнадцать миллионов.

Лидер Лесной Империи У То потер лицо. Он посмотрел на Фэн Цана, а глаза его содержали непонятное значение.

Все взгляды на аукционной площадке собрались в этом месте, наблюдая за шокирующим сражением четырех супер империй. Вовлечение десятков миллионов Пилюль Нирваны на каждом шагу заставляло их дрожать от возбуждения.

- Поскольку я знаю ваши лимиты, бессмысленно продолжать этот бой, — Фэн Цан улыбнулся.

В его глазах была гордость, которую было трудно скрыть. Он тут же посмотрел на Сун Тая на сцене аукциона и равнодушно объявил:

- Семнадцать миллионов.

*Грохот!*

Голос Фэн Цаня подобно урагану пронесся по аукционной зоне, шокируя всех настолько, что все остались поражены. Очевидно, что от него никто не ожидал такой агрессии и дерзости. Фактически за раз поднять цену на семь миллионов!

Таким образом, цена Небесного Духовного Сокровища сейчас достигла ужасающе высокого уровня в семнадцать миллионов. Более того, с информации ранее каждый наблюдательный человек должен знать, что цена случайно превысила лимит Империи Одинокой Луны. Иными словами, Империя Одинокой Луны больше не могла поднять цену.

Весь зал погрузился в гробовое молчание. Каждый здесь засвидетельствовал иной вид битвы. Это не имело никакого отношения к силе. Вместо этого это была истинная конкуренция богатства.

Естественно, перед лицом этой ситуации выражение Му Линя постепенно помрачнело. Количество богатства, которым можно маневрировать в таком аукционе, было самой секретной вещью. Следовательно, он никогда не представлял, что Фэн Цан мог обладать такой информацией.

Цена, предложенная Фэн Цаном, лишь на один миллион превышала его лимит. Однако этот миллион был последней соломинкой, которая привела к тому, что спина верблюда сломалась. Му Линю было очень тяжело превзойти цену Фэн Цаня.

Мо Фэнь из империи Лихо был с таким же пепельным лицом, наблюдая за тем, как Фэн Цан быстро блокирует все их пути.

Фэн Цан все улыбался и в то же время смотрел на Му Линя и Мо Фэня, выражение которых были неприглядными, но сказать что-то они не могли. После этого он повернул глаза в сторону Сун Тая на аукционной сцене, хохотнул и сказал:

- Аукционер Сун, похоже, никто не может предложить цену, выше моей. Кажется, что это Небесное Духовное Сокровище должно оказаться в руках моей Империи Воздушного Облака.

Выражение Му Линя было пепельным. Он крепко сжал кулак и мог лишь вздыхать.

Выражение Сун Тая было спокойным. Его глаза оглядели всю аукционную площадку, и когда он уже собирался огласить победителя, то увидел, как Линь Дун, сидящий вдали, поднялся посреди волн шокированных вздохов.

Вздохи позади заставили Фэн Цана слегка нахмуриться. Он обернулся, и его выражение тут же помрачнело, когда он уставился на Линь Дуна, прежде чем начал насмехаться над ним:

- Что? Даже ты хочешь присоединиться к этому бою? Уверен ли ты, что у члена низкоранговой империи вроде тебя хватит Пилюль Нирваны, чтобы сделать это?

Множество озадаченных взглядов на аукционной площадке смотрели на Линь Дуна. Хотя они знали, что он не слишком бедный, когда предлагал цену ранее, но текущая цена была чем-то, с чем даже другие три суперимперии не могли ничего поделать. Мог ли Линь Дун соревноваться с Империей Воздушного Облака?

Семнадцать миллионов Пилюль Нирваны. Хотя Линь Дун получил огромные сокровища в Древней Сокровищнице, для него было невозможно собрать так много, не так ли?

- В самом деле, у меня нету столько Пилюль Нирваны, — сказал Линь Дун и улыбнулся лицом перед бесчисленными взглядами.

Услышав это, выражение Фэн Цана тотчас же стало зловещим. Он холодно усмехнулся:

- Линь Дун, как ты думаешь, что это за место? Если ты случайно вызовешь проблему, вполне вероятно, что ты потеряешь квалификацию для участия в Войне Сотни Империй. Конечно же, я не думаю, что ты сможешь дожить до того времени.

Брови стоящего на аукционе Сун Тая пересеклись. Он посмотрел на Линь Дуна и произнес:

- Если ты не можешь предоставить Пилюли Нирваны, прошу, вернись на свое место. Если еще раз так сделаешь, то будешь исключен из аукциона.

- Аукционер Сун, хотя у меня нету Пилюль Нирваны, я хочу использовать кое-что другое, как замену, — сказал Линь Дун, сцепив руки вместе в сторону Сун Тая.

- Замену? — Сун Тай был немного изумлен.

Он тут же нахмурился и сказал:

- Должен быть кто-то, кто предоставит чистую цену за предлагаемую тобой замену. Иными словами, она все равно будет бесполезна.

- Ха-ха, я думаю, что многих людей заинтересует владение этим предметом, — Линь Дун улыбнулся.

Он проигнорировал зловещие глаза Фэн Цана и сжал руки. В его руках появились три таблетки с серебряным блеском.

Когда появились эти серебряные пилюли, сильный лекарственный аромат сразу же распространился по всей области, заставляя сердца многих людей дрожать.

- Это...

Яркий свет вдруг вспыхнул в глазах Сун Тая, стоящего на аукционной сцене, в то же время редкое выражение возникло на его лице.

- Пилюля Пересечения Бедствия. Она повышает шанс успешного прохождения Испытания Нирваны, — Линь Дун слабо улыбнулся.

Он чувствовал внезапно возбужденные взгляды с аукционной площадки.

Линь Дун собрал множество духовных пилюль из Комнаты Пилюль Древней Сокровищницы. Среди них он нашел пять пилюль Пересечения Бедствия. Он оставил одну для себя и одну для Огонька, так как она могла потребляться лишь раз, и повторное употребление не возымеет эффекта. Поэтому в этот момент было бы более целесообразно использовать их для обмена на Небесное Духовное Сокровище.

- Пилюля Пересечения Бедствия?

Глаза Фэн Цана и других явили потрясенное выражение, услышав это название. Очевидно, что они никогда не ожидали, что Линь Дун обладает такой редкой духовной пилюлей!

- Все, кто заинтересован в моих Пилюлях Пересечения Бедствия, вы можете предложить мне цену. Если цена превысит семнадцать миллионов, хотя мне будет и больно,но я не буду против продать их, — сказал Линь Дун и усмехнулся.

Весь аукцион полностью затих. Пилюля Пересечения Бедствия была равносильной Небесному Духовному Сокровищу. Они были предметами, которые имели спрос, но не имели предложения, поэтому у них не было четкой цены. Однако обычно было не так уж сложно получить цену более пяти миллионов.

Глаза многих империй высшего звена мерцали. Очевидно, что они заинтересованы в них. Они не могли сражаться за Небесное Духовное Сокровище, но могли это сделать за эту Пилюлю Пересечения Бедствия.

- Линь Дун, цена на Пилюлю Пересечения Бедствия на аукционах во внешнем мире оценивается в шесть миллионов. Я заплачу восемь миллионов за каждую из трех таблеток. Общая цена - двадцать четыре миллиона. Что скажешь?

Однако, когда заинтересованные империи были готовы принять участие в торгах, внезапно раздался голос, тут же заставивший некоторых людей злиться. Они уже готовы были начать сыпать проклятиями и руганью, когда увидели говорящего человека. Все они тут же в ошеломленной манере закрыли рты. Потому как тем, кто говорил был Сун Тай на аукционной сцене!

Этот человек, который должен был быть аукционистом, собирается купить Пилюли Пересечения Бедствия у Линь Дуна?