Маг, поедающий книги.

Глава 255. Горы Бекун (часть 4)

 

Фу-ту-ту-тух!

Каждый раз, когда ноги Теодора Миллера касались земли, его тело преодолевало несколько десятков метров. Он двигался намного быстрее, чем с Ли Сюл на спине, оставляя позади себя лишь свист ветра и падающие листья.

Тем не менее, духи не отставали ни на шаг.

Несмотря на свои крупные размеры, им удавалось отталкиваться от больших веток и скалистых формирований, чтобы ускоряться ещё больше. Они были зверьми, куда более знакомыми с этими горами, чем люди.

– Эх… – вздохнул Тео, находясь немногим впереди них. Из его головы никак не выходило лицо девушки, с которой он недавно распрощался.

– Хорошо Тео, я вернусь…

Три месяца были как длинным, так и коротким сроком, но Теодор был уверен, что никогда не сможет её забыть. Связь между Ли Юнсуном и Ли Сюл, которая привела к объединению семейства Танцующих Фей Ли… Теодор относился к ней как к своему младшему братику, которого здесь не было.

Но отныне ей предстоит жить в мире взрослых. Будучи следующим главой Танцующих Фей Ли, она построит свою собственную жизнь, где Теодора Миллера уже не будет.

– Береги себя, и пусть тебе везде сопутствует удача.

Несмотря на быстрое прощание, Тео видел, что лицо Ли Сюл переполнено сожалением и грустью.

"У неё было такое одинокое выражение лица…" – подумал Тео, как вдруг услышал голос Царь-Тигра.

– Эй.

– Что такое?

– Не беспокойся об этом. Мои дети проведут девочку в безопасное место. К слову, я не думаю, что есть женщины, которым не нравятся мужские ухаживания.

– Это…

Теодор временно потерял дар речи и закрыл рот.

Он никак не выражал свои мысли снаружи, но они всё-таки не смогли укрыться от Царя-Тигра.

Даже если она была похожа на человека, её сущность всё равно была звериной. А звери, в конце концов, могли чувствовать даже течение крови, циркулирующей под кожей.

Другими словами, человеку трудно было тягаться в "чтении других людей" со зверем.

– … Ты права. Я должен сосредоточиться на текущей ситуации, – вздохнул Теодор, отбросив в сторону прочие заботы. Наверное, несколько месяцев, проведенных в Горах Бекун, сделали его сердце мягче.

Ли Сюл находилась под попечительством двух сверхсуществ: Царя-Тигра и Белого Медведя, а потому вряд ли что-то в этих горах рискнуло бы на неё напасть. В связи с этим, на данный момент он должен думать не о безопасном возвращении девушки, а о нависшей над регионом угрозе. О шамане, который стал использовать драконью вену в своих собственных целях…

"Готов поспорить, что с этим шаманом будет куда тяжелее, чем с Маркизом Ферганой".

В отличие от магов, которые поднимали свои способности систематически, у шаманов не было четкой системы обучения. Одни шаманы говорили, что A – это истина, а B – ложь. Другие были верны лишь B, в то время как C категорически отвергали. А некоторые и вовсе считали A, B и C – вымыслом, поклоняясь лишь единственно верному D.

Вот почему в шаманизме не было места таким фундаментальным учреждениям, как Башни Магии. Каждый шаман утверждал, что прав лишь он, в то время как остальные – еретики. Именно это и было причиной отсутствия единства. Даже шаманы, принадлежащие к одной и той же секте, использовали разные подходы к обретению силы.

Впрочем, как ранее уже упоминал Сэймэй, не было никакого смысла строить догадки и пытаться понять шамана при помощи логики. Теодор ничего не узнает, пока сам это не увидит. А пока что ему следовало вспомнить о какой-нибудь общей слабости шаманов.

Подумав об этом, Теодор начал рыться в знаниях Сэймэя, хранящихся у него в голове. Объем информации был массивным, и большинство областей шаманизма шло вразрез с магией, однако Тео сумел использовать эти знания, чтобы найти какой-нибудь действенный способ против шаманов.

"Итак… Это техника «Разделения» и «Девяти Печатей»".

В то время как Теодор обдумывал возможность применения двух отобранных техник, оба духа одновременно прекратили движение. И это произошло несмотря на то, что перед ними находился обычный горный склон.

– … Что-то здесь не так.

– У меня тоже появилось какое-то неприятное чувство. Даже в нижней части живота заболело.

Духи, обладавшие куда более высокой чувствительностью, чем люди, низко зарычали. Они ощущали нечто зловещее, однако не знали что именно. То же самое чувствовал и Теодор.

Это было похоже на ощущение крайнего дискомфорта. Холод, который пробежал по его спине, словно хотел снять с него кожу и разрезать плоть. Данное чувство могли ощутить лишь духовно-сознательные существа, которые полагались не только на пять человеческих чувств.

А в следующий момент…

– Хо-о-нь!

Выскочившая из-под земли Митра тут-же рванула вперед, размахивая руками. Трое компаньонов, включая Теодора, последовали за ней. После нескольких шагов, Митра внезапно остановилась, подняв маленький камешек, лежащий на земле.

– Плохой камень! – прокричала девочка и швырнула его в сторону.

– … Митра?

– Подожди!

Прежде чем Теодор успел спросить что случилось, Митра бросилась искать следующий камень. Она подняла его, отшвырнула в сторону, а затем повторила эту же процедуру ещё несколько раз. И вот, находясь под опустошенными взглядами двух повелителей духов, Митра, наконец, с торжественным выражением лица объявила:

– Этот последний!

В тот момент, когда камень улетел в свободный полет…

Вшу-у-у-у-ух!

Мирный пейзаж горного склона исказился, а перед их глазами появилась стена тьмы, отвергающая даже само солнце.

Шокированные два духа тут же отшатнулись назад.

– Ч-что это?

– Хр-м-м, какая страшная стена.

Однако, в отличие от духов, Теодор пристально посмотрел на стену тьмы и осторожно протянул вперед свою руку.

– Возможно, это…

Из его кончиков пальцев вылетело многослойное поисковое заклинание. Обнаружение Маны, Проникновение и Вскрытие Магии… Магия 7-го Круга переплелась с таинственной тьмой. Даже заклинания родом из Эпохи Мифов не смогли бы остаться не раскрытыми.

Вскрытие Магии, в отличие от Рассеивания, не деактивировало заклинания, а рассекречивало их. Это была особая магия, которую Теодор случайно обнаружил в одной из книг, причем достаточно редкое, чтобы о нём никто и ничего не знал.

Возможно, структура шаманизма и отличалась от магии, но корни были одинаковыми, а потому он мог их расшифровать.

– Как и ожидалось, – объявил Теодор, проведя поверхностный анализ темной стены, – Это барьер. Причем очень высокоуровневый. Возможно, именно он как-то связан с тем, что высасывает энергию из драконьей вены.

– Ты можешь избавиться от него?

– Могу. Само по себе это не так уж и сложно. Это даже для вас возможно, хоть и займет некоторое время, – произнес Тео, после чего добавил куда более мрачным тоном, – Проблема заключается в цели этого барьера. Он был построен с использованием драконьей вены в качестве источника и, кажется, что-то за собой скрывает…

Теодор пришел к выводу, что это была какая-то печать, уничтожение которой может высвободить нечто… Нечто такое, что в древних мифах называлось "Пандорой". То, что ему ни в коем случае не следовало высвобождать. Попытка восстановить священное древо на самом деле могла привести к их гибели.

Однако ответ на все эти вопросы пришел из крайне неожиданного места.

– Хо-хо, прямо в яблочко.

Эти слова принадлежали ни Теодору, ни Царю-Тигру и даже ни Белому Медведю. Их источником был некто четвертый, чей голос звучал сверху.

– Ты!

Моментально определив положение неизвестного человека, Белый Медведь издал рёв, напоминающий собой раскат грома. Нет, этот рёв был куда ближе к звуковой волне, уничтожив на своём пути огромные валуны и камни.

Однако незнакомец, зависший в воздухе, просто-напросто перелетел через звуковую волну. Это был человек, чью лицо крылось за черной маской. Впрочем, такого же цвета была и остальная часть его одежды. Интуиция Теодора подсказывала ему, что именно этот человек является виновником сложившейся ситуации.

Избежав рёва Белого Медведя, человек в черном пристально посмотрел на Теодора и сказал:

– Как же это неожиданно. Подумать только, чтобы какое-то существо смогло пройти сквозь мой оберег.

– Пройти…?

Теодор на мгновение был озадачен, но затем понял, что незнакомец говорит о тех камнях, которые обнаружила Митра.

Судя по всему, они представляли собой оберег, искажавший окружающее пространство. Повелители духов почувствовали изменения в материальном мире, а потому не укрылось это и от Митры, которая была воплощением самой природы.

– Если ты считаешь себя невиновным, назовись! – шагнув вперед, потребовал Теодор.

– А что, если я не хочу? – усмехнувшись, ответил вопросом на вопрос человек в черном, – С чего бы мне вам отвечать?

– Тогда…

Теодор не собирался разводить словесную дискуссию, а потому, блеснув своими голубыми глазами, тут же вскинул обе руки, – Тогда я тебя заставлю!

Место для диалога всё ещё оставалось, но Теодор отказался от переговоров в тот момент, когда только увидел этого человека. Его поспешные действия были обусловлены не только подозрительной одеждой мужчины или его эгоистичным поведением.

Разделяя взгляд с Митрой, Тео проник в ту злобу, которую не могла скрыть ни одна маска. Эта злоба была черной как смола, кипящая на дне ада.

"Принудительная гармонизация".

Семь кругов Теодора воспроизвели сразу два атакующих заклинания: Вихрь Молний и Огненный Шторм. А в довершение Слияние Заклинаний: Вулканический Разряд.

Этот удар был ориентирован исключительно на разрушительную силу. Огонь и молния являлись самыми сильными атрибутами, а потому один только вид их взаимодействия был захватывающим.

Первоначально огонь и молния попросту бы друг друга уничтожили, но благодаря чарам Теодора всё было иначе. То, что родилось на свет, было самой настоящей огненной молнией.

Гру-ду-ду-ду-ду!

Буря разрушительной силы поглотила человека в черном, который находился высоко в воздухе. У него не было возможности избежать этой атаки. Огромная огневая мощь сочеталась с невероятной скоростью, а потому не было сомнений в том, что два заклинания возымели синергетический эффект. Эта разрушительная сила была способна ранить даже взрослого дракона.

– … Кхек! Эта сила…

Тем не менее, противник Теодора не умер. После того, как остатки заклинания растворились, мужчина взглянул на Теодора с того же самого места, где и парил.

"Нет, ему не удалось полностью блокировать мою атаку".

Левая рука человека полностью исчезла, однако тот просто-напросто пожал плечами так, будто ему было всё равно. На его покрытом маской лице виднелось несколько капель крови, и не было… Ровным счетом никаких эмоций. Это была поистине удивительная реакция, особенно учитывая тот факт, что одна из его рук была уничтожена.

– Западная магия… Ты не тот противник, с которым я могу конкурировать, когда дело доходит до силы. Я сосредоточился на защите, но… Не думал, что твоё колдовство настолько мощное. Впрочем, я с самого начала не собирался сражаться.

– … Нет? – переспросил удивленный Тео, а затем его глаза и вовсе полезли на лоб. Левая рука человека, которая была практически бесследно уничтожена, начала отрастать. Первым делом сформировался костный каркас, затем появилась нервная система, связанная с кровеносными сосудами. И, наконец, рука покрылась мышцами и кожей.

Теодор уже видел такое и раньше.

"Способность к регенерации высшего класса".

Даже если этот человек не был на том же уровне, что и Супербия, подобная регенеративная сила означала, что его невозможно убить до тех пор, пока не будет уничтожен мозг. Возможно, Теодору и вовсе нужно было сжечь всего этого человека за раз.

Подняв уровень бдительности сразу на несколько этапов, Тео приготовился ко второму раунду. Однако неопознанный шаман без колебаний отвернулся от него и произнес:

– Что ж, оставлю это место вам. Так или иначе, от этого мусора и так мало проку.

– Ты собираешься убежать? – догадавшись о его намерениях, прокричал Теодор.

– А разве не логично убежать от противника, которого не можешь победить? Мы всё равно ещё встретимся.

– Что?

– Ладно, я и так достаточно сказал. Счастливо оставаться.

Теодор и два духа попросту не успели отреагировать. Шаман достал из одежды странный амулет и разодрал его на две части своими ловкими пальцами. Одновременно с этим пространство вокруг него свернулось, и человек исчез.

– … Это какой-то телепортационный предмет?

Артефакты, свитки телепорта и другие предметы, подобные этому, были на восточном континенте настоящей редкостью. Это был талисман, который мог создать только шаман экстра-класса, а потому данный человек был как минимум мастерского уровня.

Осознав, насколько опасен этот мужчина, Тео посмотрел на своих компаньонов.

– Похоже, больше его здесь нет. Что планируете делать дальше?

– Конечно, мы должны уничтожить эту ужасную стену! Правда, Медведь?

Естественно, первый ответ пришел от агрессивного Царя-Тигра. Судя по всему, её кровь уже успела вскипеть от взгляда на короткую стычку между шаманом и Теодором, поскольку кулаки духа были сжаты сильнее, чем обычно.

– … Мы должны пройти сквозь неё. Моя интуиция говорит мне, что это место очень злое, но другого пути, судя по всему, нет, – после недолгих раздумий заявил Белый Медведь.

– Хорошо. Тогда давайте попробуем её вскрыть.

Таким образом, было решено, что стену всё-таки необходимо уничтожить.

"Удар Обратной Силы", – выставив перед собой руки, приказал Тео.

Это была техника, которая воплощала в себе всю суть шаманизма, описанного в гримуаре, Баопу-цзы. Она повышла силу шаманизма, а также обращала вспять действие «отдачи».

"Эта техника подкрепляет недостаточную силу шаманизма".

Как только Тео сконцентрировался, в воздухе повисло напряжение.

Два духа были удивлены навалившимся на них давлением и рефлекторно отступили назад. А затем из уст Теодора вырвался непроизвольный крик:

– Кха-а-а!

Стена тьмы разделилась, а посреди неё образовалась трещина, напоминавшая собой дверной проем. Это отверстие было образовано силой Теодора и вскоре должно было закрыться.

Подойдя к трещине, троица застыла на месте. Запах, исходящий из тьмы, каждому из них был хорошо знаком.

– Запах крови. А ещё там очень темно…

Теодор был убежден, что за стеной их взглядам откроется далеко не самое хорошее зрелище.

– Что ж, поехали, – вздохнув, заявил Тео и первым шагнул вперед.