Маг, поедающий книги.

Глава 236. Старый книжный маньяк Генрих (часть 4)

 

От слов Хитклиффа Тео застыл на месте. Экс-Мастер Белой Башни счёл это выражением недоверия, однако, как объяснить свои слова, он тоже не знал.

Возможно, Хитклифф никогда не занимался обучением других.

– Кажется, я зашел слишком далеко, так что давай вернёмся немного назад… Итак, с чего же начать? – поглаживая подбородок, пробормотал Хитклифф, после чего вновь начал делиться своими знаниями, – С древних времен метеорология считалась явлением, которое заглядывало в будущее. Сама по себе ни одна наука не может быть совершенной и давать точные прогнозы, а потому люди издавна использовали примитивные заклинания для определения того, сколько урожая произрастёт в следующем году. Заблаговременное выяснение погоды было похоже на предсказание того, где упадет кленовый лист.

– Метеорология позволяет видеть будущее?

– А ты быстро схватываешь. Да, это разновидность предвидения. В древности за это отвечали жрецы, которые были у каждого племени.

Ничто не могло так повысить авторитет божества, как искусство прогнозирования будущего. Это открывало путь к спасению от стихийных бедствий и предоставляло людям мир и процветание.

В то время, когда цивилизации только начинали вставать на ноги, такими богами считались жрецы. Таким образом, погода считалась феноменом, тесно связанным с божественными силами.

Поскольку Хитклифф был волшебником, который в манипуляциях с климатом достиг более высокого уровня, чем кто-либо другой, его взгляд также был отчасти устремлён в будущее.

– Я начал это видеть, когда закончил формирование своего 7-го Круга. Что-то нечеткое, что я назвал "облаками"… Итак, со временем это превратилось в настоящие облака. Перистые облака, слоисто-кучевые, слоисто-дождевые и просто дождевые тучи… Каждый раз, когда я делал опасный выбор, облака темнели… Так я научился понимать, когда мне грозит опасность.

Если Хитклиффу предстояло столкнуться с чересчур сильным противником, он видел грозовые облака. Если ближайшее будущее предполагало мирное времяпрепровождение, его окружали белые и пушистые облака. А когда Хитклифф достиг 8-го Круга, он стал способен видеть грядущие бедствия даже в далеких королевствах.

Примерно в то же время имя штормового мага, Хитклиффа, начало завоевывать популярность за рубежом. Он спас деревню, которую должно было смыть потопом, а также предсказал извержение спящего вулкана.

И вот, Хитклифф, автор "Книги Облаков", продолжал вести монолог, вспоминая своё прошлое.

– Так или иначе, я умер посреди абсолютного ничего.

– Но как!? Разве Вы не видели свою смерть? – переспросил пораженный Тео.

– Может видел, а может и нет. Я не знаю, что произошло после того, как я умер. Теперь, что касается тебя, – произнёс Хитклифф, обведя взглядом Теодора, после чего восхищенным голосом добавил, – Да уж, этот враг действительно ужасен. Он невероятно силён. Наверное, даже сильнее, чем я при жизни… Как ты умудрился в столь юном возрасте нажить себе таких врагов?

– Не смешно…

Компания Оркус, непреднамеренно спровоцированная Теодором Миллером, Империя Андрас, которая потеряла сразу трех Мечей, а также Королевство Лайрон, участвовавшее в гражданской войне… Много кто хотел убить Теодора.

"Значит, опасность даже выше, чем я себе представлял".

На него собирался напасть некто, сопоставимый с магом 8-го Круга?

Если как следует задуматься над этим, то можно было выявить всего несколько возможных вариантов. Это был либо один из первых трех Мечей Империи, либо секретный козырь чернокнижников. Тео не думал, что по его голову отправится кто-то из Королевства Лайрон.

Хитклифф внимательно наблюдал, как взгляд Теодора погрузился внутрь самого себя, а затем спросил:

– Хм-м-м? Похоже, у тебя есть предположения. Ты должен соблюдать максимальную осторожность. Тот, кто угрожает тебе, – монстр, мощь которого нельзя измерить здравым смыслом.

– Да, я буду помнить об этом.

– Что ж, на этом будем считать мой совет завершенным. Хорошо, теперь давай перейдем к третьему вопросу, связанному с моей магией.

Как только тема беседы перешла к магии Хитклиффа, глаза Теодора тут же оживились. Интересно, что послужило причиной: влияние Глаттони или его собственные врожденные тенденции? Всякий раз, когда речь заходила о магии, в Теодоре пробуждалось острейшее любопытство. Сколько из этой "штормовой магии" он сможет получить? Разве сейчас он не стоит перед самим её создателем, Хитклиффом? Впрочем, всё это вызвало бы заинтересованность у любого волшебника, а не только у Теодора Миллера.

– Ты… Тебя интересует моя Суперъячейка?

– Да, – без малейших колебаний ответил Тео.

– Суперъячейка – это окончательная форма шторма, катастрофы, которая способна пристыдить любое стихийное бедствие. Это заклинание, которое никто не может воспроизвести. Это мои чары.

В расцвете своих сил Хитклифф был способен вызывать шторм одной рукой и всего одним словом обрушивать на врагов град молний. Он был гуляющим стихийным бедствием, по прозвищу "шторм".

Суперъячейка представляла собой абсолютную магию, которую Хитклифф разработал в последние годы своей жизни. С её помощью он мог контролировать метеорологические явления. И если бы Теодор её заполучил, то у него бы появился шанс.

– Хм-м-м, благодарю за похвалу, – почесывая нос, пожал плечами Хитклифф, – Однако… Мне жаль, но в твоём текущем состоянии данная магия станет лишь обузой для твоих кругов. Ты совсем недавно использовал одно великое заклинание, поэтому тебе не следует нагружать себя вторым.

– Перегрузка кругов… Это раздражает куда больше, чем я предполагал.

– Воспринимай это как временный недуг. Но если я вычту Суперъячейку, то всё остальное должно передаться без осложнений, – произнес Хитклифф, после чего направил свои руки на Теодора. В этом жесте не чувствовалось никаких злых намерений, иначе Тео тут же бы приготовился защищаться.

И вот, в его уши вошло несколько последовательных уведомлений.

Объект по имени "Хитклифф" запросил передачу знаний.

Анализ деталей запроса… Запрос одобрен.

Навык владения "метеорологией" будет скорректирован с учетом Вашего уровня мастерства.

Вы обучились навыку "Облачная Магия".

Благодаря стороннему вмешательству уровень владения "Облачной Магией" увеличился.

Обратите внимание, что во время использования данной магии могут возникнуть ошибки.

"Мешок Айолоса" отреагировал на вновь полученные знания.

Ваша квалификация будет удвоена.

Одновременно с этим Тео ошеломленно затряс головой.

– Кху…!

Огромное количество информации, которая внезапно влилась в мозг Теодора, вызвала у него сильную волну головокружения и боли. Если бы раньше он не испытывал чего-то подобного, то наверняка упал бы в обморок.

Знания мага 8-го Круга, Хитклиффа, были глубокими и обширными. По крайней мере в современную эпоху не было никого, кто мог бы соответствовать его уровню владения магией ветра.

Теперь Теодор понял, как двигаются облака. Он понял, как рождаются молнии, и почему они опускаются к земле. Он даже научился высчитывать скорость ветра по амплитудам раскачивающихся волн.

Информация, которую принял Теодор, превышала совокупность знаний, заложенных в десяти толстых энциклопедиях.

Теперь он знал, от чего зависят порывы ветра и почему над его головой плывут облака. Это было не что иное, как контроль погоды, которым современные люди совершенно не умели пользоваться.

– П-потрясающе…! – сквозь пульсирующие боли, восхитился Тео.

Вот почему Хитклифф отправился бродить по континенту.

"Он должен был увидеть это своими собственными глазами… Чтобы завершить свою облачную магию, он наблюдал и собирал информацию о смене погоды на всём континенте. Это должно было занять у него пять, нет, десять лет…"

Уход Хитклиффа из Королевства Мелтор стал очень болезненным, но бывший Мастер Белой Башни являл собой истинное воплощение волшебника. Он много лет путешествовал ради одной цели: найти правду. Он был целеустремленным и по-настоящему великим магом.

Теодор почувствовал к Хитклиффу глубочайшее уважение и поклонился ему.

– Спасибо за Вашу щедрость, старший.

– Ай, пустяки. Разве маги не обязаны передавать свои знания другим? К сожалению, ты не состоишь в Белой Башне, но я надеюсь, что в следующий раз сможешь перенять всё моё мастерство.

– Да, я буду упорно трудиться.

Дальнейший путь Теодора в этой сфере поглощением данных знаний не ограничивался. Согласно впитанной информации, Суперъячейка была пиком климатической магии. А потому Тео понимал, что не сможет получить никаких выгод, если не полностью освоит только что приобретенные знания и магию.

Хитклиффу понравились скромные слова Теодора, и он похлопал его по плечу.

– Что ж, тогда при следующей возможности я расскажу тебе о своём квесте. А до тех пор постарайся выжить и обучить своих собственных младших.

Хитклиффу и вправду было жаль, что он не успел поделиться своими знаниями с большим количеством людей. И вот, бывший Мастер Белой Башни взмахнул своим коротким посохом, и мир начал чернеть.

Синхронизация закончилась, и Теодор, глядя на пропадающий силуэт Хитклиффа, вернулся к реальности.

Чувствуя благодарность к этому незаурядному магу, Тео улыбнулся.

"Книга Облаков" сделала своё дело.

* * *

– Уф…

Лёжа в постели, Теодор открыл глаза и почувствовал удовлетворение. Ему потребовалось всего тридцать секунд после встречи с Хитклиффом, чтобы полностью осознать полученные знания про Облачную Магию.

Итак, глубоко вздохнув, он решил подумать о приближающейся угрозе.

– Разве это уже не второе предсказание моей смерти?

Первый раз ему поведали о конкретных сроках, в то время как данная ситуация зависела от условий.

– Более того, мой противник сильнее, чем Хитклифф… Таких монстров на континенте можно по пальцам пересчитать.

Возможно, экс-Мастер Белой Башни специализировался лишь на одном типе магии, но он достиг 8-го Круга. Хитклифф был наголову выше некоторых мастеров меча, с которыми довелось столкнуться Теодору. Если так, то можно было предположить, что на него собирался напасть кто-то, не уступающий Веронике. А раз так, ему нужно было представить себе монстра, силой превосходящего Пана Эллионеса, скоростью опережающего Рэндольфа, и того, кто обладал бесконечным боевым опытом…

Вопрос состоял даже не в том как победить, а как выжить. И ответ был прост.

– Я не должен драться.

В тот момент, когда он вступит в сражение, его смерть будет предрешена. Это был не обнадёживающий вывод, но Теодор принял его. Фактически, именно по этой причине он в спешке покинул Солдун. Поскольку его сила была раскрыта, за ним должны были выслать монстра, силы которого было бы достаточно, чтобы одолеть Теодора Миллера в его самом лучшем состоянии. И Королевство Солдун было слишком слабым, чтобы предотвратить нападение такого существа.

Он думал, что безопаснее всего – это как можно быстрее вернуться на родину, прежде чем его передвижение будет раскрыто.

– … Но как бы я ни думал об этом, это слишком быстро. Они не должны были вычислить меня на этом этапе, если только не следили за мной ещё с Солдуна.

Его логика и интуиция в один голос кричали, что данная ситуация была вовсе не случайностью. Кто-то определенно её спровоцировал.

"Убийство по доверенности", – подсказали ему воспоминания Ли Юнсуна. Данная фраза была предостережением от его сверхчувствительности, и она же была логическим выводом.

Впрочем, это не имело значения.

– Глаттони.

– Хр-м-м?

Он принял решение, основанное на памяти Хитклиффа. Глупо было противостоять стихийным бедствиям. Если уж тайфуну суждено ударить, а вулкану – взорваться, то лучше всего – это отыскать способ уменьшить урон, или, ещё проще, держаться от катастрофы подальше.

То же самое касалось и этой битвы. Мощь его врага была близка к стихийному бедствию, и метод её преодоления ничем не отличался.

– Открой Библиотеку, – произнёс Тео, обращаясь к своей левой руке.

Если в животе Глаттони хранились даже божественные артефакты, то в нём вполне могут содержаться и такие вещи, которые могли вызвать стихийные бедствия.