Маг, поедающий книги.

Глава 211. Предстоящая битва (часть 2)

 

– Брат!

Предсказание Теодора оказалось правильным. В фойе центральной башни Магического Сообщества, которая отвечала за административную работу, его ждал Бэк Донгиль.

Несмотря на то, что Донгиль стал выглядеть немного более зрелым, чем несколько месяцев тому назад, у него оставались всё те же растрепанные волосы и мягкие глаза, которые ярко сияли в полном соответствии с воспоминаниями Теодора.

– Давно не виделись, Донгиль, – с улыбкой поприветствовал его Тео.

– Да, брат! Надеюсь, у тебя всё было хорошо.

Судя по его приветствию, Бэк Донгиль изучал западный этикет. Ростом он был уже Теодору по плечо, а на его подбородке появилась щетина. Он и вправду стал более зрелым, превратившись из мальчика в молодого человека.

Казалось, они только вчера вместе сидели над магическими книгами, но время – как летящая стрела, которая никогда не поворачивает назад.

В дополнение к этому, Теодор заглянул внутрь Бэк Донгиля.

После отказа от метода трех даньтянь, Бэк Донгиль освоил три круга по общей магической системе. Каким бы превосходным ни был талант Донгиля, это был поистине замечательный прогресс.

"Для такого короткого промежутка времени это потрясающее развитие. Подобного уровня невозможно достичь только с помощью таланта. Возможно, он каждый день спал всего по несколько часов".

Лучше всего приступать к изучению чего-либо с чистого листа. Тем не менее, Бэк Донгиль изначально стал использовать неверный метод, а потому было очевидно, что его обучение будет происходить в два раза сложнее, чем у других. Ему нужно было понять магическую теорию, которая полностью отличалась от шаманизма.

Один великий мудрец сказал: "Легче научить новичка, чем учёного".

Однако, несмотря на столь неблагоприятные условия, Бэк Донгиль вышел за рамки этих трудностей. И пусть их отношения были весьма непродолжительными, для Теодора, который стал его первым наставником, это было по-настоящему успешное достижение.

– Ты хорошо над собой поработал. Я думал, что на освоение трех кругов у тебя уйдет не меньше года.

– Мне всё ещё много чего не хватает, брат.

– Твоя речь построена правильно, и кроме акцента в ней не к чему придраться, а ещё ты приехал сюда менее чем через полгода. Хорошая работа.

– Б-брат…

Лицо Бэк Донгиля залилось краской. Он родился в семье престижных воинов, но не мог обучаться ауре. Итак, впервые за всю его жизнь, Донгиля признали и похвалили.

Бэк Донгиль опустил голову, чтобы спрятать свои поблёскивающие глаза. Теодор понял, что испытывает его младший коллега, а потому развернулся и произнес:

– Ты только что приехал и не знаешь куда идти, да? Пойдем пока что в мою комнату.

– … Да, брат.

– А пока мы будем подниматься, можешь рассказать свою историю. Надеюсь, что у мастера Бэка тоже всё хорошо.

– Да, конечно, – громко ответил Бэк Донгиль, тайком утерев слезы рукавом своей рубахи, после чего последовал за Теодором, – В прошлом месяце королевская семья Солдун наградила отца титулом маркиза. Мы думали, что всё начнется с графа, но наследный принц очень нам помог.

"Значит, ценой за натурализацию стал всё-таки титул маркиза…"

В Мелторе дворяне не пользовались большой властью, даже если были маркизами. Однако в других странах у маркизов были свои рыцарские подразделения, гарнизоны и обширные территории, что наделяло их властью, эквивалентной королю небольшого государства. Граф же, в лучшем случае, мог руководить лишь одной тысячью солдат. Тем не менее, иностранцу удалось практически сразу же получить титул маркиза.

"Впрочем, мало кто будет обладать достаточным мужеством, чтобы противостоять мастеру. Жалобы будут накапливаться, пока кипящий чан, в конце концов, не взорвётся…"

И отвечать за всё это будет не кто иной, как наследный принц. Теодор вспомнил Эльсида, с которым ему довелось когда-то встретиться. В чём же заключалась причина того, что он решился на такой серьезный политический ход?

"… Возможно…"

В голове Теодора проскочила одна вполне допустимая мысль.

Возможно, наследный принц Эльсид уже стоял на пороге гражданской войны! А если в Королевстве Солдун намечалась гражданская война, то наращивание вооруженных сил было наиболее правильным решением. Разница между тем, какие силы могли мобилизовать граф и маркиз, была попросту огромной.

А может, всё дело заключалось в политической слабости? Нет, это было бессмысленно. Как только начнётся гражданская война, политика отойдёт в сторону, и что правильно, а что нет – решит победитель.

"Итак, тот факт, что Донгиль был отправлен в Мелтор… Вероятно, это сделано с целью уберечь его до окончания гражданской войны. Не знаю, кто придумал эту идею: мастер Бэк или принц Эльсид, но у этого человека явно всё в порядке с мозгами".

Даже если бы весь центральный континент стал неравнодушно дышать к Бэк Донгилю, на севере ему ничто не угрожало. Не было ни одной страны, чей клинок мог бы настичь Бэк Донгиля здесь, в центре Мана-виля. Любые враждебные действия по отношению к Бэк Донгилю стали бы расцениваться как посягательство на имя Теодора Миллера, которого считали героем.

Таким образом, обещание Тео стало для Бэк Донгиля настоящим щитом.

"Ну, сам он этого, похоже, ещё не понимает".

Теодор не нашел на лице Донгиля никаких признаков существования скрытых мотивов. Кроме того, после того, как бутон Митры трансформировался в цветок, чувства Тео стали более острыми, а потому и обмануть его стало намного тяжелее.

Шагая по коридору, Теодор задавался вопросом, что ему следует сделать с Бэк Донгилем. Однако решение пришло даже быстрее, чем он сам того ожидал.

– Донгиль.

– Да, брат.

– Ты можешь поступить на своё усмотрение, но… Не хотел бы ты стать учеником моего учителя?

– … А-а?

Донгиль всерьез удивился такому предложению.

Тем временем Теодор задумался о своём решении.

У него не было времени на обучение кого-либо, а потому этот вариант сразу же отпадал. Кроме того, теперь он был капитаном Кватро, а потому не мог уделять время ещё и ученику. Ну и в придачу, из Теодора вряд ли получился бы хороший учитель. Возможно, это было связано с привычкой учиться в одиночестве или, может быть, потому, что его разум был слишком хорош.

"Я просто не знаю, как заставить кого-то другого что-то понять".

Прежде чем он встретил Глаттони, его жизнь складывалась не самым лучшим образом. Профессора игнорировали его из-за его низкой чувствительности к мане, а другие ученики избегали даже обедать вместе с ним. Ему нужно было размышлять и обучаться тем или иным вещам в одиночку. Таким образом, мыслительные способности Теодора развивались нестандартно.

Теодор мог найти ответы на интересовавшие его вопросы, но он не мог обучить этому кого-то другого. Вот почему Теодор подумал о том, что можно попросить своего учителя, Винса Хайделя, вновь сыграть роль наставника.

"Я помню, что однажды сказал мне учитель".

Винс понятия не имел, о чем его скоро спросят, но он бы наверняка с энтузиазмом согласился. Студент, обладающий талантом и искренностью Теодора был тем, чего хотел любой маг.

И вот, глаза Бэк Донгиля снова покраснели, и он ответил:

– Я стану младшим учеником брата?

– Если ты этого не хочешь, я могу предложить кого-нибудь ещё…

– Н-нет! Точно нет! Я стану твоим младшим учеником, несмотря ни на что!

– Х-хорошо. Тогда я скажу ему, – ответил Тео, глядя на восторженную реакцию своего компаньона.

– Я стану магом, который не будет позорить нашу секту! – улыбнувшись, объявил Бэк Донгиль.

– Ум-м-м… У магов нет понятия секты…

– Ах, брат, и ещё. Отец попросил меня передать тебе это письмо.

– Письмо?

Донгиль кивнул и достал роскошный конверт. На нём стояла печать с фамилией Бэков. Несколько озадаченный Теодор взял в руки конверт и осторожно вытащил письмо.

А через мгновение его лицо застыло.

* * *

Тем временем в королевском дворце проходило собрание, на котором присутствовали наиболее влиятельные люди королевства.

Тема встречи называлась "Меры и обоснования для вмешательства в гражданскую войну Солдуна".

Речь и вправду шла не о Каргасе, а о Королевстве Солдун, которое находилось ближе к югу, нежели к северу. Чтобы сухопутные войска дошли из Мелтора в Солдун, потребовался бы по крайней мере месяц. Даже при поддержке Белой Башни на это ушло бы больше двух недель.

Тем не менее, нечто подобное стало бы несанкционированным вторжением.

– Тайный посланник – вот что нужно!

Настаивал на этом предложении Роберт Альпенхаймер, министр обороны.

– Отправьте агента Белой Башни, нет, нужно задействовать самого Мастера Башни. Он отправится в Солдун и тайно встретится с принцем. Если дворяне свяжутся с Лайроном, принц Эльсид будет готов принять нашу поддержку!

– Нет, этот вывод слишком поспешный, – возразил министр внутренних дел, – Мы знаем, что разведсеть Белой Башни заслуживает доверия, но в случае с Королевством Солдун есть риск вызвать шум в связи с иностранным вмешательством. Нам нужно подождать, пока первый шаг сделает Королевство Лайрон или Империя Андрас.

– Но тогда уже будет слишком поздно! Вы даже не предполагаете, насколько опасно опаздывать на поле боя! – стукнув себя по груди, прокричал Роберт, будто слова его коллеги, Джерома, были попросту смешными.

– Министр! Вы не можете игнорировать международные отношения!

– Что за глупости!? Мы говорим о гражданской войне Королевства Солдун!

Курт III не участвовал в дебатах, спокойно наблюдая за дискуссией. Опаздывать на войну было смерти подобно, однако министр внутренних дел был прав: им не следует спешить. Как и всегда, обе стороны приводили разумные доводы, а потому было сложно выбрать что-то одно.

Массируя двумя пальцами висок, Курт начал думать:

"Всё не так просто. Дворяне Солдуна уже связались с правительством Лайрона и наверняка открыли им путь. Чем больше мы будем мешкать, связываясь с наследным принцем, тем более пагубной станет ситуация, и наши шансы упадут ниже 2%".

Пусть принц Эльсид и заручился поддержкой мастера меча с востока, но специальные силы Лайрона тоже представляли собой существенную угрозу. Одного мастера меча недостаточно, чтобы кардинально изменить ситуацию.

Эльсиду суждено проиграть. Он не знает, что Империя Андрас заинтересована в том, чтобы Мелтор не связался с ним, а потому их руки и ноги будут связаны.

"Черт, это действительно раздражительная ситуация".

Даже если Курт отправит Мастера Белой Башни, Империя Андрас, вероятно, отрядит Семь Мечей, чтобы заблокировать проникновение. Неизбежно произойдет крупномасштабное сражение, в результате которого две северные державы накличут на себя недовольство центрального региона.

Тем не менее, Империя Андрас была близким другом Королевства Лайрон, а потому ей нечего было терять. Но вот Мелтор понесёт совершенно безосновательные потери. И если не в человеческих кадрах, то в сфере международных отношений.

А в следующий момент…

– Прибыл капитан Кватро, Теодор Миллер! – внезапно раздались голоса охранников у входа, заставив всех замолчать.

Теперь значение имени Теодора было намного больше, чем раньше.

Вероника, стоявшая возле трона, моргнула и повернулась к другим Мастерам Башен.

Тем временем развивающиеся красные одежды Теодора Миллера уже оказались в зале, а их обладатель прямо на ходу заявил:

– Ваше Величество, я пришел, потому что мне нужно срочно с Вами поговорить.

– Срочно?

Теодор обладал таким же авторитетом, как и Мастера Башен, а потому в случае неотложной ситуации он мог опустить формальности. Однако это право было всего лишь церемониальным актом, и Курт никак не ожидал, что Теодор им воспользуется. Что же могло быть настолько срочным, что примерный студент решил прервать придворное собрание?

Тем не менее, нагретая атмосфера в зале мгновенно остудилась от последующих слов Теодора Миллера:

– Сегодня к нам прибыл гость, который передал мне одно письмо, и Вам, Ваше Величество, стоит безотлагательно с ним ознакомиться.

– Письмо?

– Да, и его отправителем…

Теодор на мгновение остановился, а затем сбросил на головы собравшихся настоящую бомбу.

– … Является наследный принц Королевства Солдун, Эльсид.