Маг, поедающий книги.

Глава 210. Предстоящая битва (часть 1)

 

Через неделю после того, как исследовательская группа вернулась из пустыни Маас, у Короля Мелтора состоялся обед. Как правило, Курт III предпочитал наслаждаться едой в нерабочей обстановке, но из-за своего напряженного графика ему пришлось внести определенные корректировки.

И вот, в то время как одна его рука изящно орудовала столовыми принадлежностями, другая была занята обработкой документов.

– Ух-х… От одного только взгляда на Вас мне становится дурно, – сказала сидевшая напротив него Вероника, – Ваше Величество, Магический Конкурс уже закончился. Разве Вам стоит себя так нагружать? Вам определенно следует отвлечься.

– Всё нормально. Моя голова в состоянии справиться с этим.

– Что ж, я тоже хотела с Вами кое о чем переговорить.

– Хм-м-м.

Курт III посчитал, что работать во время совместного обеда было не вполне прилично, а потому он сразу же отложил в сторону листы бумаги и перо, вооружившись ножом.

– Хорошо. Я был слишком близоруким. Рассказывай свою историю.

– Ладно, она достаточно короткая.

Вероника доела свой пятый бифштекс и обвела взглядом дворцовый ресторан.

– Ваше Величество, Вам интересно узнать кое-что о наших гостях?

– Да, конечно.

– Так вот. То, что один из них – высший эльф, центральная фигура Эльфхейма, а другой – пресловутый дракон восточных морей, Вы и сами знаете. Также Вы наверняка понимаете, что если что-то пойдет не так, это может оказаться фатально.

Несмотря на то, что этих особ рассматривали как государственных гостей, но сотни лет назад, когда строился данный дворец, никто даже не предполагал, что в нём будут присутствовать высший эльф и дракон. Курт III был хорошо об этом осведомлен, но он с нетерпением ожидал дальнейших слов Вероники. В конце концов, она знала обоих гостей и обладала достаточной компетенцией, чтобы выступать в роли арбитра.

И вот, неудивительно, что Вероника вскоре развеяла этот туман неизвестности:

– Суть в том, что проблемы как таковой нет. Даже если их отношения натянутые, они не станут сражаться друг с другом.

– А как насчет той напряженной атмосферы в первый день их знакомства?

– О, дело в том, что в этот момент на заседании присутствовал малыш. Без него у них нет ни одной причины бросаться друг на друга. Мы просто должны дистанцировать их от малыша.

Суждение Вероники было правильным. Элленоя не желала встречаться с кем-то вроде морского дракона, в то время как Аквило предпочитала держаться подальше от скучных и спокойных эльфов.

Вся эта ситуация была обусловлена лишь тем, что на их встрече присутствовал Теодор Миллер. Высший эльф непроизвольно принялась укорять морского дракона, жаждущего чужих богатств, что и привело к определенным трениям.

Однако эта проблема саморазрешалась, если Теодор отсутствовал.

– Если рассматривать ситуацию с этого ракурса, то хорошо, что с тех пор малыш пролежал у себя в комнате. Время подобрано просто идеально.

– Как он, кстати? Должно быть, это из-за поездки.

– Ну, не совсем так, но… – пробормотала Вероника. Она навещала Теодора и поняла, что это произошло не из-за болезни или усталости. Это был переходный период.

Данный симптом приводил к полному обессиливанию человеческого тела и последующему подвержению его процессу регенерации. Она не знала, что произойдет, но было ясно, что после посещения руин Теодор сумел добиться дальнейшего прогресса.

"… Быстро. Слишком быстро, как бы я об этом ни думала", – подумала взволнованная Вероника, вспоминая лежащего в постели Теодора.

У драконов красного клана были мощные боевые инстинкты. Унаследовав эти гены, Вероника получила инстинктивную способность понимать силу других. И она смогла увидеть «это». Несмотря на своё изможденное состояние, внутренняя сила Теодора просто кипела. И от одной лишь мысли об увиденном, сердце Вероники бешено заколотилось.

Тук-тук-тук.

К тому времени, как Веронике удалось успокоиться, трапеза уже подошла к концу. Слуги забрали тарелки и прочую посуду, после чего на столе появилась карта материка.

Увидев карту, Вероника нахмурилась и спросила:

– Ваше Величество?

– Раз ты пришла, нам стоит кое-что обсудить, – сказал Курт III. Затем он посмотрел своими впалыми глазами на заготовленную им карту и заявил:

– Период перемирия ещё не закончен, но Андрас не будет дожидаться его конца. Я думаю, что нам не удастся избежать вспышки локальных войн.

– Конечно. Они не из тех людей, которые будут сидеть у себя на заднем дворике.

В этом вопросе их мнения совпадали. Согласно толковому словарю, "локальные войны" обозначались как "война, имеющая место в ограниченном регионе". Однако на севере это понятие несло в себе совершенно другое значение.

Перемирие между северными державами, Андрасом и Мелтором, всегда основывалось на том, что они обязывались не вторгаться на территорию друг друга. Однако это не означало, что они не могли ступить на территорию других. Другими словами, во время перемирия битва могла происходить где угодно, кроме севера. И на протяжении многих веков их противостояния подобная ситуация стала вполне обычным явлением.

– Как думаешь, Вероника, где может возникнуть проблема?

– Ну, самое возможное направление конфликта – это, – ответила Вероника, ткнув указательным пальцем в карту, – В последнее время Каргас стал достаточно влиятельным.

– Да, для Андраса это настоящая жемчужина. Кроме того, именно там локальные войны происходили чаще всего. Но у меня слегка иное предположение.

– Какое?

– Вот.

Палец Курта указывал на Королевство Солдун.

– По словам секретных агентов Белой Башни, текущая ситуация в Солдуне весьма неустойчива. Королевская семья и дворяне собирают своих воинов, да и правительство Лайрона, судя по всему, хочет на этом нагреться. Новоназначенный папа производит впечатление довольно агрессивного человека.

– Думаете, может начаться гражданская война?

– Насколько мне известно, принц натурализовал нескольких восточников. Церковь Лайрона не признает людей, которых нет в их библии.

– … Да, они такие, – мрачно подтвердила Вероника. Королевство Лайрон не ладило с магами, а также подвергало дискриминации людей, которые не соответствовали их доктринам. Вероника могла быть смесью человека и дракона, но с тех пор, как она присоединилась к Башням Магии, к ней относились как к человеку. Для неё было естественно ощущать отвращение к Лайрону, религиозному государству, которое подвергало дискриминации все другие расы.

Однако её голова заполнилась сложными мыслями по совершенно другой причине.

– Черт, это может перерасти в нечто более серьезное.

– Согласен. А потому нужно созвать совещание для обсуждения этого вопроса, – кивнул головой Курт, после чего нажал на кнопочку звонка, установленную на столе. Вскоре после этого подошел слуга, и король выдал ему неотложное поручение:

– Доставьте это сообщение Мастерам Башен и государственным министрам: "Через час состоится королевское собрание".

* * *

В отличие от Вероники, у которой внезапно появилось много работы, Теодор встал с постели и сразу же направился в тренировочный зал. Он пробудил свои чары, но, использовав их несколько раз внутри Глаттони, Теодору потребовалась неделя, чтобы прийти в себя.

Только вчера Тео смог нормально ходить, но сегодня он уже мог без проблем использовать магию.

– Учитель сказал мне отдохнуть еще несколько дней, но…

Видеть перед собой открытый путь и не иметь возможности ступить на него – было для мага настоящей пыткой. И вот, не сумев подавить своё желание попрактиковаться в магии, он отправился в тренировочный зал. Теперь он владел волшебством, которое поразило даже Глаттони, гримуара из Эпохи Мифов. Раз так, насколько потрясающим оно окажется в действии?

Первым делом Тео создал пламя с двумя атрибутами.

Фжу-жу!

Это была комбинация жара и холода: двух стихий, которые не могли сосуществовать в природе. Однако Теодор весьма низко оценил значение этого диковинного пламени:

– Пустая трата маны.

Благодаря его чарам, жар и холод могли сосуществовать, но они уменьшали силу друг друга. Это была весьма посредственная магия, которая не могла бы убить даже обыкновенного оленя.

Конечно, всё могло быть иначе, когда усиление двух противоположных атрибутов приводило к созданию такого заклинания, как Абраксас, но их простое сосуществование было абсолютно бессмысленным. Принудительная гармонизация не обязательно приводила к созданию волшебства, более эффективного, чем его отдельно взятые элементы.

В конце концов, истинная ценность принудительной гармонизации заключалась в создании комбинаций, которые "не могли существовать". Она не позволяла магии отрицать друг друга, а также приводить к отрицательной реакции и нивелировать некоторые параметры в магических уравнениях. Его чары позволяли исследовать такие сферы магии, которые до сих пор были попросту невозможны.

Именно эта принудительная гармонизация была истинной силой чар, которыми обладал Теодор. Это было похоже на смешанные вместе куски сырой магической силы. Однако Тео не был самоучкой и применял к этому процессу учения Вероники.

– … К тому же, есть исключение.

Когда он применил свои чары в животе Глаттони во второй раз, это было принудительное слияние магии и тела. Сила, способная трансформировать тело в иную форму…

Принудительная гармонизация сама по себе не обладала каким-то особым смыслом, но история была совсем другой, если она использовалась для тела самого мага. Это была магия, выходящая за рамки самой жизни. К примеру, если Теодору удастся интегрировать молнию в своё тело, то будет ли он двигаться со скоростью молнии?

Но одно дело – размышлять над этой идеей, а другое – попробовать её.

– Удар Молнии.

Вызвав молнию, Теодор не стал запускать её, придержав в руке. Затем он сосредоточился на "принудительной гармонизации", думая при этом о молнии, которая должна была полететь по прямой. Он представлял себе, как его волосы, кровь и даже слюна превращаются в молнию.

Затем он прицелился в одну из точек на стене тренировочной комнаты. Даже если он допустит ошибку, то сможет остановиться у её края.

Фжи-и-и-их…

Теодору показалось, будто ему удалось слиться с молнией, а когда он сделал шаг вперед…

Фу-ду-ду-дум!

Сознание Теодора словно обрубило. Перед его глазами вспыхнул белый свет, а спустя мгновенье он увидел себя лежащим на полу. По всему его телу распространялось чувство шока. Его кости и органы не были повреждены, но от столь неожиданного удара разум Теодора не сразу смог вернуть трезвость мышления.

– Ч-что… Как? Что случилось…?

Интеграция с молнией произошла успешно, поскольку он до сих пор чувствовал остаточное действие принудительной гармонизации. Однако, когда он сделал один шаг вперед, его сознание остановилось, а всё его тело заполнилось болью.

Не понимая в чём дело, Тео поднял глаза к потолку.

А затем…

– … Это просто безумие.

Теодор увидел, что закрепленный на потолке оберег треснул, грозясь в любой момент развалиться на части. Он был похож на рисовое поле во время засухи или паутину. Возможно, так случилось потому, что Теодор превратился в молнию и ударился о стену.

Непросто было прорваться через оберег 6-го Круга. Но конкретно этот оберег явно не ожидал такого воздействия.

– Силы более чем достаточно. Проблема заключается в отдаче и побочных эффектах.

Теодор потер покалывающие виски и вышел из тренировочного зала. Чему ещё он мог поучиться в разбитой комнате? Теперь ему придётся заплатить за её ремонт, а также отдохнуть, дождавшись, пока не исчезнет пульсирующая боль.

Узнай Винс об этой ситуации, он наверняка бы стал увещевать Тео воздержаться от подобного. Однако, вместо того, чтобы жалеть о произошедшем, Теодор пребывал в настоящем восторге от своего нового открытия.

– С Песней Боя это сочетаться не будет. После применения формулы к человеческому телу, оно станет магическим и автоматически… Это перезапишет любую вторичную магию…

Бредущие по коридору люди и что-то бормочущие себе под нос – было весьма странным явлением. Но не в Башнях Магии. Скорее, другие, наоборот, старались не мешать ему. Однако вскоре перед Теодором появился человек.

– Г-главный Маг Теодор?

– А-а, разве Вы не служащий из Магического Сообщества? Что-то случилось?

Услышав вопрос Теодора, клерк встряхнулся, будто уподобился чести разговаривать с настоящей знаменитостью, и произнёс:

– Из-за границы прибыл некий гость, использующий имя Главного Мага Теодора в качестве своего гаранта…

– Гаранта?

– Да, да! В этом нет ничего особо странного, но я не мог пропустить его без проверки…

Теодор на мгновение задумался над услышанным. Кому пришло в голову воспользоваться именем Теодора, чтобы попасть в Магическое Сообщество? Если у гаранта не было никаких отношений с тем, кто использовал его имя, это сочлось бы за неуважение, и каждый маг об этом знал. Но что ещё любопытнее, этот человек был из-за рубежа?

Теодор нахмурился, и клерк машинально стал выкладывать прочую известную ему информацию:

– Мальчик восточной наружности! Он молод и ещё не прошел церемонию регистрации!

– Восточной наружности? Ах!

Теодор наконец-то понял личность этого человека.

Мальчик с востока, у которого были отношения с Теодором… В этом мире был всего один человек, который подпадал под эти условия.

Это был Бэк Донгиль из семьи Бэков. И он прибыл в Мелтор из Королевства Солдун.