Маг, поедающий книги.

Глава 201. Песчаный дракон Пустынио (часть 1)

 

К сожалению, это было единственное знание, которое Тео получил на встрече с Парацельсом. Несмотря на то, что Теодор прочитал Книгу Феи, создатель Парагранума не признал квалификацию молодого мага. Поскольку Парацельс был известным алхимиком Эпохи Мифов, современные волшебники 7-го Круга были для него не значимее букашек.

Тем не менее, Теодор решил закончить разговор с Парацельсом без всякой суеты. Как бы там ни было, его целью было выяснить, что происходит с Митрой. Знания из Эпохи Мифов даже в его случае были похожи на бисер, метаемый перед свиньями.

Рано или поздно ему предоставится ещё один шанс поговорить с Парацельсом.

Так или иначе, ночь закончилась и наступило утро. В окно заглянули первые лучи солнца, и усталый Теодор приподнялся на кровати. Его медленные движения были вполне естественными. Он потратил немало времени на чтение Книги Феи, да и встреча с Парацельсом лишь поспособствовала накоплению усталости.

Теодор сильно хотел спать, но ему нужно было позавтракать вместе со своей группой.

– Поехали.

Даже если Тео устал, это был не повод бездействовать. Он встал с кровати и, взявшись за дверную ручку, легко её отворил. Как и всё остальное, дверь тоже была сделана из какого-то неизвестного материала. Выйдя в коридор, Теодор тут же наткнулся на Уильяма, который тоже только что вышел из комнаты.

– Доброе утро, Уильям.

– О, капитан! Доброе утро…

Начав с бодрого приветствия, голос Уильяма постепенно стих.

Подобная реакция была вызвана темными кругами под глазами Теодора, чего раньше за ним не наблюдалось.

Уильям с беспокойством посмотрел на него и спросил:

– Простите, капитан. У Вас что-то было не так с кроватью?

– Да нет, всё хорошо. А почему ты спрашиваешь?

– Вы выглядите так, будто плохо спали.

Услышав эти встревоженные слова, Теодор мог лишь горько усмехнуться. Очевидно, его внешний вид был куда хуже, чем он предполагал.

– Дело не в том, что мне плохо спалось. Просто я должен был кое-что сделать этой ночью.

– Ясно. Что ж, буду молчать…

Беседуя о всяких пустяках, двое мужчин пришли в столовую, где уже сидели остальные члены их группы. Вероника, пережевывая хлеб, подняла руку и поздоровалась с Теодором:

– Уже проснулся, малыш? Ты выглядишь усталым. Если ты не выспался, можешь ещё отдохнуть.

– Всё нормально. Кроме того, я сильно проголодался.

– Рада слышать.

Двое мужчин сели за столик.

– Ресторан активирован. Укажите название блюда, которое Вы хотите, или выберите его из каталога.

На сей раз голос отличался от вчерашнего, когда они не могли понять ни слова. Должно быть, Парагранум что-то настроил, и голос переключился на язык континента. В каталоге также появились понятные им названия.

Вчера Теодору пришлось выбирать еду практически вслепую. Впрочем, сейчас их выбору также было предоставлено много незнакомых блюд, однако маги были готовы к этому вызову.

– Жареный цыпленок? Ах, это же самый настоящий жареный цыпленок!

– Рис карри. Трудно было догадаться по названию, что он собой представляет, но вкус у него действительно богатый.

– Сырая рыба и…рис? Странная комбинация, но достаточно аппетитная.

– Ва-а-а-ак! Почему это блюдо из лапши такое острое!?

Однако некоторые не справились с задачей. Уильяму пришлось выпить несколько чашек воды, чтобы остудить свой пылающий рот.

Теодор сделал безопасный выбор и съел свиную котлету. Мягкая свинина, обваленная в панировочных сухарях, а затем обжаренная, напоминала ему то, что он ел в детстве, но разница во вкусе была как между небом и землей.

"По сравнению с этим даже дорогие столичные рестораны будут пристыжены. Есть ли какой-то способ передать это средство по приготовлению пищи в Башню Магии?" – задумался Теодор. Как только человек делал свой выбор, перед ним тут же появлялось аппетитнейшее блюдо. Подобных удобств не было даже в Мелторе, который считался центром магической цивилизации. Нет, если эта кулинарная технология наберет популярность, то повара Мелтора попросту останутся без работы.

Подумав об этом, Тео покачал головой.

"С такой точки зрения это может принести больше вреда, чем пользы…"

В конце концов, он не хотел повышать уровень безработицы. Отставив в сторону пустую тарелку, Теодор улыбнулся. Подобная реликвия, безусловно, была просто превосходной, но она могла привести к определенным проблемам, если цивилизация окажется к ней не готова.

А в следующий момент…

Ви-и-и! Ви-и-и!

Раздался резкий звук, и в ресторане замигали красные огни, сигнализируя всем присутствующим здесь людям о каком-то чрезвычайном происшествии.

И вот, неудивительно, что в ресторане тут же раздался экстренный голос системы управления лабораторией:

– Внимание! Обнаружено приближение существа, которое может угрожать безопасности лаборатории. Перемещение всей группы, включая суб-мастера, в комнату управления. Вы будете перемещены из зоны Д-8 в зону C-1.

Одновременно с этим исследовательская группа исчезла из обеденного зала. Они не могли игнорировать сообщение о существе, способном угрожать лаборатории, которую не смог вскрыть даже мастер меча.

* * *

Как и всегда, пространственное перемещение произошло мгновенно.

– Э-э? Что?! Куда пропала вся моя еда?

Уильям был голоден, поскольку успел выпить лишь пару стаканов воды, однако в подобной ситуации вернуться назад в ресторан он уже не мог.

Маги находились в чем-то наподобие диспетчерской. Их впервые сюда перенесло, а потому, естественно, они стали оглядываться. Однако прежде, чем кто-то из них успел что-то сказать, Парагранум двинулся вперед и поспешно прокричал:

– Идентификационный код ПРГРН-3681214! Открыть всенаправленный монитор!

Приказ Пары был исполнен моментально, и окружающие их стены мгновенно залились разнообразными красками, явив картину того, что происходило снаружи.

Это нельзя было сравнивать с видом из окна. Происходящее не было отфильтровано прозрачным стеклом, но маги сразу же поняли, в чём дело.

Вокруг них кружила песчаная буря.

– Ва-а-ак!

Уильям тут же отпрянул назад, однако буря даже не думала наносить ему какой-либо вред. Это была совершенная иллюзорная магия.

– Хамсин…! – внезапно пробормотал Муджак, глядя на масштаб этой песчаной бури.

Когда взгляды всех собравшихся устремились к нему, мастер меча пояснил:

– Иногда в пустыне рождается буря невиданной мощи. Обычные бури наращивают силу до тех пор, пока не исчезают после достижения своих пределов, но у Хамсина никаких ограничений нет. Кочевники говорят, что Хамсин – это гнев божий и, согласно истории Остина, однажды он стёр с лица земли целый замок.

– Итак? – произнесла Вероника, шагнув по направлению к Паре, – Эта песчаная буря может угрожать объекту, который не смог повредить даже мастер меча?

Это была какая-то бессмыслица. Теодор хорошо помнил, что сказал Парагранум. Наружные стены руин не упали бы даже от нескольких сверхмощных ударов. Они могли выдержать даже дыхание дракона. Это была крепость, построенная самим Парацельсом, пиковым алхимиком Эпохи Мифов.

Однако вместо ответа Пара ткнула указательным пальцем в сторону и объявила:

– Это не Хамсин. Посмотрите вон туда.

Пять пар глаз последовали в указанном направлении. Из-за бури видимость была плохой. Однако Муджак привык к подобному, а потому без особых трудностей обнаружил то, о чем шла речь.

– … Лагерь Андраса?

– Да, смотрите внимательно. Скоро Вы поймете.

– О чем Вы говорите… – пробормотал Муджак, а затем внезапно закрыл рот. Его замечательное зрение наконец-то увидело это "явление". Вскоре после этого всё увидели и остальные члены исследовательской группы. Бараки, оставленные после себя археологической группой из Андраса, были бесследно уничтожены. Вид металлической крошки, кружащейся в воздухе подобно песку, явно был не естественным.

Это было нечто более трансцендентное, чем просто разрушение.

– Полная эрозия, – раздался жесткий и одновременно с этим мрачный голос.

Парагранум редко когда говорил о чем-то с такой серьезностью.

– И что привело Пустынио на окраину пустыни? Этот старик должен оставаться в её центре…

– Девочка из Желтой Башни, будь так любезна, перестань говорить загадками и объясни, что происходит.

– Ах, точно. Вы ведь не знаете, – с опозданием отреагировал Парагранум, – Пустыня Маас – не естественная пустыня. Эта местность создана песчаным драконом.

– Песчаным драконом?

– Да, и зовут его Пустынио. Это дракон, который прожил много тысячелетий, и смерть его уже близка. Никто в этой эпохе не может себе позволить пойти против него… Да, и ещё кое что.

Возможно, Парагрануму не следовало об этом говорить, но он мог предоставить эту информацию, используя в качестве прикрытия своё альтер-эго ученицы Мастера Желтой Башни. В конце концов, именно Мастер Желтой Башни был самым загадочным человеком в Мелторе.

Так или иначе, Пара всё-таки добавила несколько слов, которые попросту шокировали Муджака:

– Именно он является причиной Великой Засухи, одной из самых страшных катастроф центрального континента.

– Что!? – воскликнул Муджак.

От возбуждения у него даже усы затряслись.

– Молодая леди из Мелтора, можете ли Вы взять на себя ответственность за эти слова? Поклянитесь, что это правда!

Ошеломительное давление, исходящее от мастера меча, заставило остальных невольно сделать шаг назад. Тем не менее, Пара лишь спокойно кивнула:

– Да, я клянусь как своим именем, так и именем моего мастера.

– … Черт возьми! Великое солнце! Катастрофа, с которой Остин боролся веками, – это какая-то старая ящерица!

Гнев Муджака был вполне понятен. Янычары ценили патриотизм и лояльность больше, чем свою собственную жизнь. Сколько людей прямо или косвенно погибло от этой засухи? Сто тысяч? Миллион? Она продолжалась веками, а потому количество жертв вполне могло превышать даже десять миллионов. Муджак не мог сердиться на божий промысел или природу, но теперь он узнал, что виной всему был дракон…

– Клянусь Султаном и великим солнцем, я вырву его сердце, даже если мне придётся пожертвовать своей жизнью! – прорычал Муджак с наполненными гневом глазами.

Ярость мастера меча не знала границ. Он и вправду был готов пожертвовать собой, чтобы уничтожить корень всех бед его народа. Если бы песчаный дракон стоял перед ним, он без раздумий бросился бы прямо на него.

Тем не менее, был один человек, который не поддерживал его мужественное стремление. Это была Вероника, которая когда-то уже сталкивалась с драконом.

– Остановись. Это будет бесполезная смерть, – заявила она.

К сожалению, хладнокровные советы зачастую бывают контрпродуктивными.

– Как Вы можете так говорить, Вероника!?

– Слушай сюда, храбрый пустынный воин. Я – убийца драконов, и лучше чем кто либо знаю, что драконы – это раса, которая с течением времени становится только сильнее. Этой же особи почти миллион лет. Чтобы справиться с ним, нужно собрать всех мастеров континента… И уповать на удачу.

– Э-это…

Муджак понимал, насколько серьезна Вероника. Они никогда не сражались друг против друга в прямом противостоянии, но было очевидно, что Вероника куда сильнее, чем другие мастера. Кроме того, у неё уже был опыт сражения с драконом, а потому не было ни одной логичной причины оспаривать её слова.

Охладив пыл мастера меча, Вероника повернулась к Паре.

– У этих руин есть какие-нибудь защитные механизмы?

– Есть, но долго они не продержатся, если дракон решит атаковать всерьез.

– Ц-ц-ц, так я и думала. Древний дракон в нынешней эпохе… Похоже, нам поставили шах и мат. Но… Чего хочет эта ящерица?

А в следующий момент…

– Разве не грубо так говорить?

Извне раздался величественный голос.

Это было похоже на эхо в глубокой долине… Или гром, грянувший с небес. Так или иначе, от этого голоса кровь застывала прямо в жилах.

– О, вот ты где.

"Кого он имеет в виду?" – сглотнув, подумал Теодор.

Атмосфера начала накаляться.

Это был древний дракон из Эпохи Мифов, первопричина существования пустыни Маас.

А в следующий момент песчаный дракон обратился прямиком к Теодору.

– Маг с кровью морского дракона. Я нашел тебя.