Маг, поедающий книги.

Глава 191. В пустыне (часть 1)

 

Пустыня Маас, расположенная к юго-западу от Королевства Остин, была весьма известной. Наступающая время от времени "Великая Засуха" приносила жгучие песчаные ветры, доставлявшие голод во все центральные области. Помимо всех прочих государств, которые могли ощутить на себе наступление этого бедствия, больше всех страдало Королевство Остин.

Когда-то давно пустыня Маас своими размерами не превышала площадь трех-четырех небольших поселений. Однако спустя сотни лет она превратилась в настоящий муравейник, начав занимать половину территории всего Остина. С того времени эти песчаные земли стали известны как пустыня Маас.

Согласно мифологии Королевства Остин, Маасом звали того, кто убил основателя пустынного государства и представлял собой одноимённое бедствие. Люди пустынного королевства начали верить, что именно недовольство мифического существа превращало землю в сухую твердь. Они не могли согласиться с тем, что эта необоснованная катастрофа была просто случайным явлением.

В их случае нельзя было сказать, что "бедствие происходит, когда удача меняет направление".

Прислушавшись к священным словам своего султана, люди Остина стали бороться против засухи, как против своего "врага". Если засуха останавливалась на некоторое время, они говорили, что победили, а когда засуха возобновлялась, жители сетовали на то, что злые духи вновь испытывают их волю.

– Это битва терпения! Мы должны сражаться во имя султана!

Согласно основоположной доктрине Остина, после смерти воины отправлялись на небеса, где получали красивых женщин и особняки. Поэтому простолюдины, которые испытывали сильную ревность к воинам, с радостью заглатывали эту наживку.

Речь шла вовсе не о том, чтобы получить право после смерти отправиться на небеса, сражаясь на поле боя с мечом, а о том, чтобы противостоять засухе! Некоторые фанатики сами доводили себя до голодной смерти, даже несмотря на достаточное количество воды и пищи.

Таким был Остин – королевство, которое едва дышало под грузом избыточного благочестия.

Также пустыня Маас служила прибежищем для тех, кто считал султана ложным богом и хотел избежать петли.

Вход в пустыню Маас, землю злых духов, был запрещен. Поэтому на её окраинах не было никаких признаков жизни. Однако сегодня ситуация была иной.

Вшух!

Пустынное пространство, где можно было встретить только горячий песок, палящее солнце и сухие ветры, внезапно озарила вспышка света. Естественно, светом, появившимся в воздухе, была исследовательская группа Мелтора.

Мастер Красной Башни Вероника, четыре члена Кватро и Муджак появились на высоте тридцати метров и без малейших трудностей приземлились на песок. Было бы просто смешно, если бы настолько сильные люди получили травмы от падения с такой высоты.

Теодор и Муджак решили укрепить свои тела, в то время как другие использовали магию. Вероника опустилась на землю последней.

Бдум!

Несмотря на то, что поверхность представляла собой сплошной песок, из-за объекта, который она несла, приземление получилось довольно громким. Это была повозка, плод сотрудничества между Белой Башней и Желтой Башней. Вместо лошадей, четыре колеса этой "кареты" приводились в движение магической силой.

– М-мы действительно прибыли сюда мгновенно… Национальную силу Мелтора трудно понять, – открыв рот, дрожащим голосом проговорил Муджак.

В его случае вполне естественно было чувствовать страх. Мысль о том, что кому-то под силу моментально переместиться в пустыню Маас на центральном континенте, да ещё и абсолютно скрытно для Остина, вызывала настоящее благоговение. Правда, подобное достижение было бы невозможным без Мастера Белой Башни. Однако Муджак этого не знал и чувствовал, что это была намеренная демонстрация того, что Мелтор может в любое время уничтожить Остин.

– Итак, будь осторожен, да? Крысы могут умереть, даже не узнав причину, – звонко рассмеявшись, произнесла Вероника.

– … Буду, – кивнул Муджак, которому подобное вовсе не казалось шуткой. В конце концов, Вероника однажды его уже чуть не убила.

В связи со всем этим атмосфера в группе была весьма холодной. Действия Муджака были ограничены Свитком Обета, но их отношения были далеко не самыми хорошими, так что мастеру меча всё равно нельзя было доверять.

И вот, Теодор поспешно нашел тему, которая, по его мнению, могла изменить эту атмосферу.

– Как далеко находится пункт назначения?

– Хм… Подождите минуту.

Муджак открыл карту, поводил по ней пальцем и, наконец, дал ответ.

– Мы должны идти прямо на юг по диагонали. Основываясь на моем темпе, это займет четыре-пять дней.

– Пять дней…

Это было одновременно и быстро, и долго. Парагранум сказал, что руины так просто не вскрыть, но никогда не знаешь, что может произойти. Это означало, что лучше всего им было прибыть как можно скорее.

– Подождите минутку, пять дней? – внезапно переспросила Вероника.

– Верно, госпожа Вероника. В отличие от других пустынь, пустыня Маас не теряет своего жара и ночью, так что быстро двигаться просто невозможно. Даже учитывая наши способности, мы не сможем идти и днем, и ночью. Поэтому путь займет пять дней.

– Но именно поэтому я и притащила сюда эту тяжелую штуку, – улыбнулась Вероника и хлопнула по колесу повозки.

– Вы думаете, что эта карета сможет передвигаться по пустыне? А где тогда лошади или верблюды, которые будут её тянуть? – насмешливо поинтересовался Муджак.

– Она работает на магической силе, так почему бы ей не двигаться?

– Хорошо, а как тогда колеса будут проворачиваться по песку?

Слова Муджака и вправду не были ошибочными. Подумав об этом, Теодор решил, что в этом есть логика. Прямо сейчас они стояли по лодыжку в песке, но в некоторых местах можно было провалиться и по голень. Независимо от того, насколько выдающимися характеристиками обладала карета, в таких условиях её колеса попросту не смогли бы проворачиваться.

Однако Вероника отвергла эту логику.

– Ха, если дороги нет, тогда мы должны её проложить, верно? Почему мастера должны быть одержимы здравым смыслом?

– Э-э? Что это зна…

Однако Вероника проигнорировала Муджака и, развернувшись в том направлении, в котором им предстояло двигаться, начала вдыхать. Это был действительно глубокий вдох, который всасывал весь воздух из округи. Когда ветер изменил своё направление, и даже песчинки начали трястись, перекатываясь к Мастеру Башни, Теодор побледнел, осознав её намерения.

"Это ведь не может быть дыханием…!"

Его виски запульсировали от боли, а тело начало покалывать. Его опыт борьбы с невзгодами инстинктивно привёл в движение все семь кругов.

Вжу-вжух-вжух!

А затем последовательно появилось несколько ледяных щитов. Один, два… Целых семь ледяных щитов отделили от Вероники остальную часть группы. В то время как компаньоны были озадачены сутью этой внезапной магии, помимо Теодора лишь Сильвия осознала, что их ждет.

– Ледниковая Стена, останови всё, что возникнет предо мною!

Их окружили семь слоев магии 6-го Круга, Ледниковой Стены. Это была защита, которая могла противостоять даже взрывчатым веществам, активированным внутри самой стены. Уильям не понимал, что происходит и попытался было спросить… Однако, в этот самый момент началось "это".

– --------------!!

В противоположном направлении от Ледниковой Стены возникла невероятная тепловая волна. Жар двигался быстрее, чем воздух успевал гореть. Всё, через что он проходил, превращалось в пустоту, будто соприкоснувшись с самим солнцем.

Пылающий свет сместился к земле, и Дыхание Дракона разделило пустыню Маас на две части. Нет, так показалось всего лишь на мгновенье. А затем песок в том месте, где прокатилось Дыхание Дракона, полностью растаял.

– …

– …

Никто не мог и рта открыть. То же самое касалось и Теодора, хоть он уже однажды и был свидетелем дыхания Вероники. В то время это просто была непродолжительная атака, нацеленная в небо. Сейчас же Вероника показала нечто совершенно несравненное с прошлым разом.

Дыхание вышло за горизонт, и несколько километров земли изменились, став напоминать собой лаву. В свою очередь, пара слоёв Ледниковой Стены полностью расплавились, в то время как остальные треснули.

Что, если бы Теодор столкнулся с этим ударом напрямую? Его защита была бы испепелена, и он моментально бы погиб от этого сияющего тепла. Даже если он попытался бы его избежать, его скорость была близка к скорости света. Как и у Теодора, лицо Муджака побледнело, когда он представил себе подобный сценарий.

– К-капитан. Я ведь не сделал ничего плохого, да? – заикаясь, тихо прошептал Уильям.

– … Пожалуй, нет… Наверное.

– Наверное!?

Пока Уильям трясся от страха, Вероника посмотрела на свою работу и произнесла:

– Разве сейчас не лучше? Это будет продолжаться как минимум 30 минут, поэтому давайте садиться. Мне не нравится чувствовать песок в обуви.

Группа продолжала шокировано пялиться на Веронику, поскольку до них только сейчас дошло, зачем она использовала дыхание. Тем не менее, она просто проигнорировала их взгляды. А ещё через мгновение пылающий жар от Дыхания Дракона с опозданием навалился на группу, и они начали потеть.

– Ну что вы там замерли? Давайте быстрее, – сев в экипаж, помахала им рукой Вероника.

Так и началось путешествие исследовательской группы из Мелтора.

* * *

Воздух в пустыне был ужасно жарким. Светящее в небе солнце нещадно пекло, но рыцари в черных доспехах не осмеливались дать себе и минуту отдыха. А прямо среди них стоял впечатляющего вида рыцарь с тонкой линией подбородка.

Это был Меч Империи, Ллойд Поллан. Трудно было предположить, что один из Мечей Империи появится на отдаленных руинах. Присутствие такого человека было настоящей катастрофой для его подчиненных. Даже Рыцари Теней дрожали перед ним, как мыши перед кошкой.

– Хм-м-м, это и вправду руины из Эпохи Мифов, – произнес Ллойд, обведя взглядом площадку, где проводились раскопки.

Он внимательно осмотрел форму купола, пощупал материал, который с легкостью отражал мечи рыцарей империи, и остановился перед странной серебристой жидкостью, вытекающей из-под земли.

Это был один из следов древней эпохи, которые в нынешние времена практически невозможно было найти.

Фь-у-у.

А затем он обнажил свой меч, висящий на поясе.

– Отойдите назад, – посоветовал Ллойд стоявшим рядом людям и поднял свой клинок.

Аура, которая окутывала его, была иной, чем у обычных пользователей ауры. Понадобилось время, чтобы собрать максимальную силу, и вот, лезвие его меча окутала тёмно-бирюзовая аура. Его способность не была связана с разрушительной силой, а потому эту атаку можно было назвать простым ударом.

Фу-у-ух!

Меч Ллойда выстрелил вперёд, словно молния.

Бу-ду-м-м-м!

Однако атака, которая могла проникнуть сквозь десятки слоёв железа и несколько слоёв мифрила, оставила на этом материале лишь царапину. Это было потрясающе по сравнению с попытками Рыцарей Теней, которые не могли добиться даже такого результата, но в то же время это оскорбляло его гордость, как мастера меча.

– … Это и вправду невозможно сделать при помощи силы.

Препятствие, способное сдержать атаку мастера меча, было далеко не тем, что могло быть разрушено голой силой.

– Прошу прощения, что вы потратили своё время, сэр Поллан. Мы как-нибудь… – начал было говорить лидер Рыцарей Теней, стоявший за спиной Ллойда.

– Нет, не извиняйся. Я был послан принцем, потому что он ожидал чего-то подобного, – пробормотал Ллойд, глядя на свой меч, – Мне это не нравится, но… Я должен оправдать ожидания этого испорченного принца.

Это было по-настоящему богохульное замечание, но Рыцарь Теней проигнорировал слова Ллойда и сосредоточился на его действиях.

В отличие от других Семи Мечей, основной сферой деятельности которых было поле боя, Ллойд был похож на Рыцарей Теней. Он не был наделен огромной разрушительной силой и не обладал превосходными боевыми навыками, но всегда преуспевал в своих заданиях.

Ллойд обладал способностью ауры, которая позволяла ему проходить через сложные ситуации, как призраку сквозь стены. Тени, не сводившие глаз с его яркой ауры, невольно сглотнули.

Прошло некоторое время, и…

Ллойд, закрывший глаза и сосредоточившийся, внезапно нанёс удар мечом в определенное место на земле.

Фу-шух!

Как и в других местах, появилась серебристая жидкость. Она была ужасно зловонной и крайне ядовитой, но Ллойд уже был вне пределов её досягаемости.

– Разместите взрывчатку в том месте, в котором я оставил дыру. И не одну, а побольше. Это единственный способ вскрыть эти руины, – указывая в ту сторону, произнес мастер меча.

– Сию минуту! Так, всем за работу!

Возражений не последовало. Рыцари Теней хорошо знали Ллойда Поллана, а потому тут же бросились исполнять его приказ. Они не могли ослушаться своего начальника. Лояльность Рыцарей Теней к империи была столь же велика, как у фанатиков Остина к своему султану.

– Вариант не самый хороший, но с этим уже ничего не поделаешь. Умереть от рук принца – ещё хуже, – глядя на суетящихся подчиненных, пробормотал мастер меча.

Ллойд и вправду мог найти решение в любой сложной ситуации. Однако он знал, что не всегда его решения бывают хорошими.