Маг, поедающий книги.

Глава 163. Испытание "Небеса, Земля и Человек" (часть 1)

 

Когда Теодор машинально перевел взгляд на всплывшее перед ним информационное окно, Сэймэй начал объяснять суть "Человеческого Испытания".

– Каждый день посвящать себя обучению – это хорошо. Однако, если ты не используешь эту силу для защиты людей, она – не более, чем бессмысленная катастрофа, такая как тайфун или наводнение. В Человеческом Испытании я загляну в прошлое и посмотрю на жизни, которые ты спас.

– Жизни, которые я спас…?

– Значение жизни не может быть оценено обычным мужчиной или женщиной. Используя самый справедливый и разумный стандарт, а также учитывая твой возраст, я возьму за нижнюю планку 10,000 жизней.

10 000 жизней…! Легко было сказать, но это количество было эквивалентно целой армии! Кроме того, речь шла не просто о помощи всем этим людям, но о самом настоящем спасении их жизней. Это поднимало сложность испытания до совершенно абсурдного уровня.

Сэймэй сказал, что он учитывает возраст Теодора, но, в конце концов, это больше походило на попытку заставить его отказаться от испытания. Тем не менее, Тео просто кивнул, не выказав ни единого признака недовольства.

– Хорошо.

Сэймэй, казалось, был порядком удивлен такому спокойному ответу.

– … И ты соглашаешься на это условие?

– А что, Вы признаете, что ставите передо мной слишком сложную задачу?

– Ох, конечно же, нет… – смущенно пробормотал Сэймэй. Точно так же, как игрок с высокими шансами на победу вёл себя крайне осторожно, столкнувшись с возможным блефом, Сэймэю, судя по всему, тоже было не по себе из-за решительности Теодора.

Однако Абэ-но Сэймэй тут же отбросил в сторону все свои подозрения. Спасти так много жизней… Это было чудо, возможное лишь для героев Эпохи Мифов. Возможно, это необычное спокойствие Теодора означало, что он уже смирился с провалом "Человеческого Испытания".

Решив, что так оно, наверное, и есть, Сэймэй вновь заговорил:

– Хорошо. А сейчас я отмотаю твою жизнь назад и сосчитаю количество спасенных тобою жизней.

Одновременно с этим оммёдзи использовал технику "Зеркала Причинности". Это был навык шаманизма высшего уровня, который практиковался в древние времена, чтобы получить представление о прошлом. Сам факт того, что он был воспроизведен после смерти Сэймэя, был невероятен.

– Ах.

Теодор понял, что он стоит на знакомом холме. Невольно оглядевшись по сторонам, он услышал голос Сэймэя, словно подтверждавший его догадки.

– Ого, вот, значит, какой твой родной город.

Перед ними раскинулось Баронство Миллеров – место, где Тео вырос. Тем не менее, оно представляло собой далеко не ту мирную землю, где фермеры собирали урожай и радовались солнцу. Это было поле боя, на котором перемешались убитые люди и живые мертвецы.

Сцена осады деревни нежитью, наполненная запахом крови и смерти, всё ещё была жива в памяти Теодора. Прямо сейчас перед его глазами всплыл тот день, когда они сражались со Старшим Личем.

Сэймэй спокойно размышлял над увиденным до тех пор, пока воспоминания того дня не подошли к концу, а затем решил подвести результаты в соответствии с правилами "Человеческого Испытания.

Казалось, оммёдзи был совершенно не впечатлен присутствием Старшего Лича.

– Битва против черной магии, которая воскрешала мертвых… Заручившись помощью других, ты проделал большую работу. В деревне проживало более 100 человек, и ты предотвратил последствия, которые могли бы произойти в дальнейшем… Хорошо, пусть это будет 1,000 жизней.

Сэймэй признал, что Тео спас 1,000 жизней. Конечный результат был снижен из-за присутствия наемников, которые помогали защищать деревню, а также двух человек, которые сражались вместе с ним против Старшего Лича.

Это было достаточно большое количество, но, учитывая требуемую квоту, Тео пока что набрал всего 10%. Тем не менее Теодор без малейших возражений принял этот результат.

– Что ж, это разумное число.

Тем не менее, это был не единственный случай его вмешательства в судьбу людей.

– Хм-м-м, тогда перейдем к следующему.

Сэймэю постепенно становилось всё больше не по себе. Он был уверен, что обусловленное количество никоим образом не сможет заполниться, но его уверенность дала трещину, когда оммёдзи в очередной раз взглянул на спокойное лицо Теодора.

Затем окружающий их пейзаж изменился. Он превратился в темный переулок, оплот воров. Это была окраина Бергена, куда Тео проник, чтобы спасти захваченных эльфов. Перед его глазами начал протекать ряд обстоятельств, о которых он тоже ещё не забыл.

Вшух!

Как только Магическая Ракета Теодора пробила голову последнего вора, мир снова остановился.

– Ты похож на типичного героя, спасшего ушастое семейство, попавшее в рабство.

– Ушастое семейство? Это вы так на востоке называете эльфов?

– Ну, у них длинные уши. Я признаю, что это нехорошее название, но зато легкое для запоминания, – без тени смущения произнес Сэймэй, после чего пришел к следующему выводу, – Я сочту это за 100.

– Я понимаю.

– Хр-м-м.

Ответ этого молодого человека был подозрительно коротким. Сэймэй почувствовал, как в его животе возникло странное ощущение.

Он ожидал, что его спросят о цифре "100", но складывалось такое впечатление, что этого юношу его расчёты и вовсе не заботили.

Порядком раздраженный Сэймэй перешел к следующему воспоминанию.

А затем была воспроизведена картина конфронтации с легендарным гримуаром, Леветайном.

– Ха-ха-ха!

В отличие от своего обычного дразнящего или шутливого тона, Сэймэй впервые за всё это время громко расхохотался.

Он был оммёдзи, а потому видел, насколько опасен этот огонь. В этой битве Теодор буквально спас мир. А даже если нет, то всё равно никто не смог бы отрицать, что Тео спас всех эльфов, живущих в Великом Лесу. Учитывая это, самая низкая оценка его действий должна была исчисляться сотнями тысяч спасенных жизней.

Излишне говорить, что Теодор выполнил "Человеческое Испытание" Сэймэя всего одним этим боем.

– Да… Я вынужден признать твои заслуги!

Зеркало Причинности было магией высшего уровня, которая предоставляла Абэ-но Сэймэю не просто воспоминания о прошлом, но и определяла всех связанных с объектом людей. Таким образом, Сэймэй вынужден был дать героическим действиям Тео наивысшую оценку. Они стоили более 10,000 жизней даже учитывая помощь высших эльфов, правителя элементалей и других магов, прибывших вместе с Теодором.

Помимо этого, остались ещё и другие события, которые тоже воздействовали на судьбу людей, однако Сэймэй посчитал, что этого достаточно, и остановил действие техники.

– Молодой человек с запада, неужели ты – главный герой какой-нибудь героической саги? – ясным голосом спросил оммёдзи.

Теодор попытался было ответить, но не смог. Этот вопрос не требовал ответа. Таким образом, Тео понял, что это был искренний комплимент от Сэймэя.

А затем появились системные сообщения, объявляющие о завершении "Человеческого Испытания".

Вы прошли испытание "Небеса, Земля и Человек: Человеческая Глава".

На текущий момент прогресс составляет: 33,3%.

Шаг №2: Переход к испытанию "Небеса, Земля и Человек: Глава Земли".

Теодор понял, что вернулся в первоначальное пространство. Кроме темноты, здесь не было абсолютно ничего, и Тео видел лишь

Сэймэя, который смотрел на него каким-то особым взглядом.

– Честно говоря, я поражен, – подметил Сэймэй.

– …

Тео не ответил.

– Молодой человек, который спас столько жизней, стоит прямо передо мной. Должно быть, я был слишком самонадеянным, предполагая, что тебе будет не по силам преодолеть эту планку.

Молодой человек, сумевший вызвать душу Сэймэя каким-то неизвестным способом… Пусть он и выглядел крайне подозрительно, но…

Вместо того, чтобы отступить или провалить испытание, он прошел его.

Возможно, эта встреча была возможностью решить ту проблему, с которой Сэймэй справиться своими силами не мог.

Сэймэй пристально посмотрел на Теодора и подумал, что если это так, то всё будет известно после того, как он проверит это при помощи двух других испытаний.

– Я объясню, в чём заключается суть следующего испытания.

Если "Человеческая Глава" проверяла "насколько ответственным является человек, наделенный силой", то "Земляная Глава" призвана была определить "не был ли он ослеплен своими собственными достоинствами". Не было ничего более безобразного, чем бессмысленная гордость, а потому для того, чтобы пройти второе испытания, требовалась стальная выдержка и терпение.

– Данное испытание проверит твою веру в себя и способность не поддаваться искушениям. Сможешь ли ты выстоять, встретившись лицом к лицу с сильнейшим искушением?

Каждый человек сталкивался со своими собственными соблазнами, и его жизнь определялась тем, сдавался он или же сопротивлялся им. С течением времени детские мечты превращались лишь в далёкие воспоминания, и не редкость, чтобы мальчик, мечтавший стать праведным рыцарем, поддавшись искушению разжиться несколькими золотыми монетами, превращался в вора.

Мудрецы говорили, что десяти лет недостаточно, чтобы изменить реки и горы, но вот для человека достаточно и десяти дней. Путь, избранный человеком, изменялся в соответствии с его выбором. Вместо слов, человека определяли его действия.

Теодор посмотрел на свою прожитую жизнь и ответил, глядя в глаза Абэ-но Сэймэю.

– Да, я смогу это сделать.

Тео не мог сказать, что никогда не смотрел на небо со стыдом в глазах, однако и позорной жизнью он не жил. В определенном смысле это было привилегией молодых людей. Годы пролетали быстро, а юношеская жизнь означала, что они были верны своему сердцу, а не мирским желаниям.

Услышав положительный ответ, Сэймэй кивнул и указал в сторону головы Теодора своим веером. Затем он сделал простой жест другой рукой и произнёс:

– Путь Пяти Желаний.

* * *

– -----------! – беззвучно закричал Тео.

Прошло около пяти секунд после того, как Сэймэй произнес заклинание. Однако за эти пять секунд перед глазами Тео пронеслось не менее пятидесяти лет жизни.

Он был исключен из Академии Бергена и в последствии изгнан из своего дома.

Он согласился на предложение Черного Торговца и стал частью теневого мира.

Он бросил Элленою.

Он не смог остановить Леветайна.

Он поддался соблазнению Аквило и стал её собственностью.

Конечно, это было далеко не всё. Словно тусклые сумерки, это было лишь частью чего-то давным-давно забытого. Теодор испытал на себе самом иной, не выбранный им, путь.

Он увидел несколько вариантов развития своей жизни: которая закончилась весьма трагически, и при которой он жил достаточно мирно. Была жизнь, в которой он заполучил огромные богатства и жизнь, на протяжении которой он был окружен красотками. Он прожил жизнь, где вернулся домой и забросил изучение магии, а также жизнь, отмеченная выдающимися достижениями на всех континентах.

Глядя на всё это, Сэймэй коротко прокомментировал:

– Действительно насыщенная жизнь.

Если бы Теодор хоть раз выбрал не тот путь, то он бы здесь не стоял. В эпоху, когда люди могли только читать о настоящих героях, он пришел сюда, будучи самым обыкновенным человеком.

В связи с этим Сэймэй не мог не восхищаться Теодором. А затем он решил пошутить над молодым человеком, который и без того был умственно истощен.

– Кстати, я хотел бы кое о чем тебя спросить. Не переживай, это никак не скажется на результатах испытания.

– …

– У тебя есть проблема сексуальной дисфункции?

Скрип.

Это скрипнули шестеренки в мозгах Тео, которому начало казаться, что он теряет рассудок.