Маг на полную ставку.

Глава 897. Самозамораживание

 

Жидкость капала на тело одного черноцерковника, и вскоре на земле проявились следы темной жидкости.

- А эта штука хорошо мне помогла, - сказал Мо Фань, держа в руках бутыль, который он забрал у Янцяо. Действительно убийственное средство!

По пути из оранжевого здания в это подземелье Мо Фань без проблем расправлялся с адептами в черных одеяниях, а затем использовал эту жидкость на их телах. В итоге, черноцерковники замечали, что адепты куда-то пропадают, только вот не видели их тел!

Если посчитать, то он уже перебил адептов на несколько миллионов, но этих денег все равно было мало.

Мо Фань шел в неизвестном направлении – это Му Нин Сюэ, умница, оставила ему много подсказок в виде кристалликов льда, и теперь он шел по их стопам.

Это место точно было главным центром черной церкви. Спустившись сюда, надо разобраться с распространением отравления, а после уже можно будет накрыть всех адептов медным тазом.

Попав в подземную тюрьму, Мо Фань обнаружил, что она никак не охраняется, поэтому ему ничто не мешало пойти дальше с довольным чванливым видом.

Му Нин Сюэ, Жуншэн и Го Вэньи были заточены в обычную железную камеру. Из такого заточения Му Нин Сюэ бы и сама могла без проблем выбраться, и это насмешило Мо Фаня, да и сами черноцерковники оказались в этом деле весьма небрежны.

- Как дела? – спросил Мо Фань.

- Ага, большое спасибо Чжао Пиньлиню, что притащил нас сюда, - произнесла Му Нин Сюэ.

- Я обошел округу, адептов здесь слишком много, даже мы вдвоем не осилим их, - сказал Мо Фань.

- У Лин Лин там… - начала Му Нин Сюэ.

- Что там? – непонимающе смотрел Мо Фань.

Му Нин Сюэ продолжила говорить, но заметила, что не слышит собственного голоса.

Мо Фань сначала присмотрелся к ней, подумав, что она специально говорит очень тихо, однако обнаружил следы черной крови у ее рта!

Мо Фань просто офигел.

Он тут же проник внутрь камеры, использовав щит мрака, и схватил ее за плечо, чтобы посмотреть, что же происходит.

Следы черной крови – это то, во что Мо Фань ни за что не хотел верить, но правда есть правда – она уже медленно подступала к губам девушки.

- Черная кровь! Она отравлена!

- Быстрее спасите ее! Спасите! – начали кричать Жуншэн и Го Вэньи.

Они уже много раз видели, как люди погибают от этого и очень быстро.

Став вновь свидетелями того, как это происходит с Му Нин Сюэ, что была рядом с ними, у них совсем кажись поехала крыша.

- Сюэсюэ… - Мо Фань тоже не мог подобрать слов….

Почему это произошло с ней? Лин Лин же говорила, что риск того, что отравлению подвергнутся они, очень низок!

- Мо…Фань… ты только успокойся, - Му Нин Сюэ говорила еле-еле, не зная, как лучше сдерживать поток черной крови.

Однако Мо Фань знал – смысла контролировать поток черной крови нет, совсем скоро и она тоже превратится в черный иссохший труп. Сердце Мо Фаня начинало бешено колотиться, как он начинал думать о том, что эта холодная белоснежная кожа Му Нин Сюэ превратится лишь в черную корку.

- С тобой все будет хорошо, ты меня слышишь? Поверь мне! Я прямо сейчас же найду их дьякона в синем и выведаю у нее антидот! – выдохнул Мо Фань, слова в такой ситуации давались ему нелегко.

Му Нин Сюэ отрицательно кивнула головой. Она начала резко покрываться ледяным инеем, который медленно проникал в ее тело.

Чем дальше, тем все более белым и бледным становилось лицо девушки.

- Что ты делаешь? – спросил Мо Фань.

- Зам…замораживаю себя… не беспокойся… ты помнишь… тогда… в храме Яньмин? – тело девушки уже превращалось в кусок льда.

Это единственный метод, который пришел ей на ум. Яд попадает в кровь жертвы и начинает циркулировать вместе с кровообращением, делая кровь черной. Найдя слабые места в артериях человека, черная кровь прорывается, и происходит то, что происходит обычно: с каждым движением человеку становится все тяжелее….

Сейчас это было единственным решением – Му Нин Сюэ заморозила себя, чтобы максимально замедлить скорость своего кровообращения.

Полностью остановить его она не могла – тогда это означало бы неминуемую гибель.

Она и подумать не могла, что станет следующей. Больше всего она переживала за Мо Фаня, думая о том, что это, скорее всего, ее никогда не настигнет.

- Храм Яньмин? Помню, помню. Не вспоминай! Я не хочу с тобой разлучаться! – сказал Мо Фань.

- Послушай меня… - прошептала Му Нин Сюэ, ее лицо уже не двигалось, - в ближайшее время со мной ничего не случится, я заморозила свои артерии.

Мо Фань смотрел на нее, слыша, как ее голос становится все слабее и слабее. Ему казалось, что его сердце разрывается на кусочки.

- Мо Фань, - тело девушки уже затвердело, только глаза еще бегали, словно хотели сказать что-то важное.

Он резко поднялся и взял ее за хрупкую шею. Он плотно впился своими горячими губами в ее, чтобы отогреть их.

Мо Фань помнил, насколько обычно были мягкими и нежными губы Му Нин Сюэ, только вот теперь ему казалось, это были ледяные камни.

Он сказал: «Если хочешь что-то сказать, то дождись, пока окончательно придешь в себя. Захочешь похвалить меня – я приму это, отругать – приму и это, я все выслушаю!».

Тело Му Нин Сюэ окончательно закоченело.

Она была заморожена.

И только сама Му Нин Сюэ знала, что в обычное время в такой ситуации ее сердце забилось бы с утроенной скоростью.