Маг на полную ставку.

Глава 780. И троих будет достаточно

 

Японцы из западной охранной башней еще не начали есть, как уже были сыты по горло таким поведением! 

У них в Японии магических талантов – хоть отбавляй. К тому же, Япония – далеко не последняя в списке самых магически сильных стран. Как они смеют приезжать для обмена опытом и так нахально себя вести!

«Раз уж вы с таким рвением хотите получить знания, то не нужно потом говорить, что это вышло случайно. В таком случае, поле брани будет готово сразу же после чаепития», – сказала женщина.

«Да, учитель Синьцзы»

Несколько человек, по виду её учеников, тут же встали из-за стола и убежали подготавливать поля для выяснения отношений.

Ванюэ Минцзянь хотел было сказать что-то, но увидев, что без боя уже никак не обойтись, лишь вздохнул.

Вот уж точно группа вспыльчивой молодежи, неужели нельзя было не срывать такое важное мероприятие?

Синьцзы – скорее всего являлась руководителем отряда государственной охраны, потому как услышав её слова о грядущем бое, у молодых учеников загорелись глаза.

Блондин по имени Ган Бэньсун улыбнулся. Он был отнюдь не терпеливым человеком. Когда он сопровождал гостей, то уже пытался придумать, как нападет на них. Кто же мог подумать, что гости сами начнут так открыто нарываться?

Если они действительно думали, что отряд государственной охраны – это просто люди, то они сильно заблуждались.

Они по силе ничем не уступали команде магов из Японии.

Участники из отряда государственной охраны могли бы с легкостью подменить любого из команды магов Японии. К тому же, если хоть один из них превосходно покажет себя, то есть большой шанс того, что этого человека отправят прямиком в Венецию. А кто бы не хотел отправиться в Венецию, чтобы прославиться на весь мир? Именно поэтому даже люди из отряда по государственной охраны стараются изо всех сил, чтобы получить такую благоприятную возможность!

«Будем есть и обговаривать условия проведения поединков. Групповые поединки или же один на один? Мне больше по нраву один на один», – перешел сразу же к делу Гуань Юй, смотря при этом на Ган Бэньсуна.

«Один на один так один на один. Пусть каждая из сторон выберет пять человек», – ответила учитель Синьцзы.

«Учитель, выберете меня, я как никто другой подойду для этого», – сказал блондин Ган Бэньсун.

Учитель Синьцзы покачала головой и сказала: «Так не пойдет, пусть гости выберут».

Гуань Юй посмотрел на Ган Бэньсуна и сказал: «Ну тогда я выбираю тебя».

«Учитель, все приготовления закончены, защитные барьеры установлены», – сказал только что вошедший в зал ученик Тэнфан Синьцзы.

«Ну что же, тогда не будем терять времени, да начнется битва!», – сказала женщина, кивнув.

***

Поле для сражений было расположено к югу от моря. Похоже, что такая огромная территория не всегда была использована по назначению. Когда никто не сражался, то это место превращалось во взлетно-посадочную площадку для вертолетов. Студенты как раз успели увидеть, как оттуда улетал черный вертолет в сторону моря.

Площадка была ромбовидной, с трех сторон она была окружена тремя зданиями. Вокруг площадки не то что не было заграждений, не было даже перил. Подойдя поближе, можно было заметить, что камни, из которых были сделаны стены, с виду не были очень плотными.

В подобных аренах одна из самых важных вещей – плотность камня, ведь если он будет слишком слабым, то даже с защитным барьером его просто уничтожит магией.

«Эту ромбовидную арену создал Хуэй Цзин. Не стоит беспокоиться, эти стены выдержат любую магию, какую вы только можете создать. Вам еще далеко до такого уровня, когда сможете сокрушить эти стены», – сказала одна из девушек.

Эту девушку звали Сяочи Сянцзы. Во всем, что она делала и говорила, чувствовалась личная неприязнь к Цзян Шао Сюй. Это было заметно еще во время банкета.

Конечно же эта неприязнь была заметна, кто бы стал терпеть такую заносчивую китаянку!

«Мы не будем бить по камням, мы будем бить в лицо», – Цзян Шао Сюй не смогла не ответить этой девушке.

Сяочи Сянцзы улыбнулась и рассмеялась, а через пару мгновений её лицо уже приобрело каменное, спокойное выражение.

***

«Вы договоритесь между собой», – сказала Тэнфан Синьцзы.

Ай Цзян Ту повел свою группу в отдаленное место, чтобы они спокойно могли решить, кто пойдет сражаться. Однако о спокойствии и речи быть не могло: часть команды уже настолько желала сражаться, что с этим ничего нельзя было поделать.

Они быстро выбрали тех, кто будет биться.

«Мы уже выбрали людей, вот эти трое будут драться», – сказал Ай Цзян Ту.

Эти трое уже давно были готовы. Это были Цзян Шао Сюй, Гуань Юй и Мо Фань.

«Вам же уже в банкетном зале сказали, что нужно выбрать пятерых, а эти пятеро выберут себе противника. Что, считать не умеете?», – выпалил Ган Бэньсун.

«Раз уж мы будем драться пять раз, то разве после трех побед мы не выигрываем серию?», – спросил Ай Цзян Ту.

«И вы что, поэтому выбрали три человека?», – гневно сказал один из японцев, одетых в одежду военного.

Будь он моложе лет на тридцать – сорок, сразу же показал бы им, где раки зимуют!

Этот парень вообще ни во что не ставит их людей!

«Все таки ты красавчик!», – сказал Цзян Юй, показав большой палец вверх.

«Это просто десять из десяти!», – сказал Чжао Мань Янь.

«Это означает, что ни Цзян Шао Сюй, ни Гуань Юй, ни Мо Фань не могут проиграть», – молвила Нань Цзюэ.

«Я уж не знаю, как остальные, а я точно не проиграю», – заявил Гуань Юй, всем своим видом показывая желание биться первым.

Гуань Юй подошел к японцам. Их было десять человек, включая Ган Бэньсуна и Ванюэ Цяньсюнь.

Девять из них сидели на коленях в первом ряду. На их головах красовались белые шелковые ленты. В Японии это означало непоколебимый боевой дух, а в Китае же это означало траур.