Маг на полную ставку.

Глава 779. Следы ног на лицах

 

Цзян Юй поднял камень после того, как услышал предостережение.

Он размахнулся и изо всей силы бросил его в террасу висячего моста, этот камень чуть-чуть не задел террасу.

Сначала в воздушном пространстве возле западной охранной башни ничего не происходило, но стоило только бросить камень в направлении висячего моста, так в воздухе сразу засверкали серебристые молнии.

Стремительные молнии были в несколько раз больше и сильнее, чем те, что обычно выпускает Мо Фань. Если какая-либо из них рассекала воздух, то она производила визуальное воздействие. За висячим мостом вдруг появилось несколько десятков таких мощных молний. Бешеное сверкание сплело яркую стену из молний!

Камень исчез, как будто его и не бывало. Стена из молний оставалась в небе еще несколько секунд, распространяясь на находящееся в поле зрения пространство. Было такое чувство, словно молнии окутали западную охранную башню. Что уж говорить о визуальном воздействии, если эти молнии оказали и духовное. Перед этим величественным зрелищем человек казался таким крохотным!

 – Твою мать!

Лица людей, освещенные молниями, были очень бледными. Кто же знал, что такой маленький камешек сможет создать такую пугающую ситуацию.

 – Если будете так себя вести, то это приведет к большим проблемам! – мужчина с золотистыми волосами начал гневно кричать.

 – Мы же не знали, что так получится. Эта западная охранная башня выглядит совершенно обычной. Вы заблокировали восточную башню, но зачем нужно было делать такой сильный запрет? Это ведь все-таки граница с городом, – ответил Цзян Юй с удивлением на лице.

 – И не нужно было вам приходить! Мы уже почти все вам показали, я бы просто мог просто прийти за вами после банкета вечером, а в остальное время делайте, что хотите! – запыхавшись, ответил мужчина с золотистыми волосами.

Настроение Ванюэ Цяньсюнь было плохим, она была обижена на Мо Фаня, и, бросив на него взгляд, девушка повернулась и ушла.

Посмотрев на ее талию и ягодицы, прекрасно выглядевшие в кимоно, Мо Фань невольно улыбнулся.

Кроме того, что у девушки была красивая фигура и милое личико, так у нее еще был и заносчивый характер, который сложно было терпеть. У нее вовсе не было того, что есть у обычной японской девушки – нежность, заботливость, доброта.

 – Я вам так скажу, не смейте пытаться заигрывать с этой надменной красоткой. Я обучался магии как раз для того, чтобы подчинять себе таких заносчивых иностранок! – сказал Мо Фань.

 – Разве в поезде ты не говорил о том, что овладел магией, чтобы бороться с нечистью и демонами? – спросил Цзян Юй.

 – Не мешай!

 – Лучше не связывайтесь с этим придурком, преподаватели не разрешали нам устраивать внутренние беспорядки, жалко здесь нет боксерской груши, которую я бы поколотил – ответил Гуань Юй.

 – Гуань Юй, я сейчас тебя поколочу так, что мало не покажется! – гневно ответил Чжао Мань Янь.

 – А я не могу с тобой драться, так как не хочу, чтобы меня, такого драгоценного участника, заменили каким-нибудь проходимцем. А мне еще нужно хорошо показать себя в Венеции, поэтому до того времени я буду терпим к тебе, – сказал Гуань Юй.

 – Да пошел ты! – выругался Чжао Мань Янь.

Банкет был внизу башни, там находился ресторан, по красоте не уступающий замку. Для встречи национальных сборных прибыло немало важных персон.

Конечно, не обошлось и без группы заносчивых молодых магов из отряда государственной охраны.

Все эти люди были достойными магами, выбранными каждым учебным заведением. Но многомесячные тренировки были именно для того, чтобы помешать участникам других команд.

Каждый участник должен получить разрешение от правительства страны, в которую он приехал. Если есть разрешения от остальных стран, только тогда можно участвовать в решающей битве в Венеции. Можно сказать, что западная охранная башня в Осаке – это первое место, откуда участники китайской национальной сборной получили разрешение. Тот факт, что преподаватели не вмешивались и наблюдали только со стороны, не означал, то, что в битвах за разрешения они не прилагали все усилия!

Боевая сила отряда государственной охраны каждой страны не уступала силе участников соревнований, а некоторые даже превосходили силу национальных сборных!

В соревнованиях участвовали более ста стран. Их последней точкой должна стать Венеция. И если бы не нужно было получать разрешения от госохраны, то тогда все команды смогли бы пройти до конечного этапа, разве был бы в этом смысл?

Девушки тоже прибыли на банкет, держа в руках пакеты с вещами, купленными в Осаке.

Возле стола Цзян Шао Сюй была куча пакетов с ювелирными украшениями, одеждой, обувью, сумками.

 – Помню, как приехали к нам участники национальной сборной Южной Кореи, они усердно тренировались, но мы их так отделали в бою, живого места не было видно. Вы, красотки, тоже ничего. Первый раз приехали в Осаку и сразу по магазинам… Какое отличие между вами, участницами соревнований и обычными городскими девчонками? – сказала представитель госохраны Осаки, сидящая во главе стола.

Эта представитель госохраны выглядела на 40-50 лет, волосы у нее были длинными, а взгляд решительным. Сразу было видно, что это была строгая женщина с климаксом. Ей не нравилось то, как вели себя девушки и кроме того, как заниматься аскетизмом ей тоже ничего не нравилось.

 – Я маг и прекрасная девушка. Но мне кажется, что все эти ребята из госохраны совершенно обычные, и они никак не оправдали мои ожидания, – Цзян Шао Сюй была наслышана о японцах, работающих в западной охранной башне, говорили, что они очень недружелюбный народ, поэтому девушка не посчитала нужным быть вежливой.

Сказав эти слова, Цзян Шао Сюй вызвала недовольство всех сидящих на банкете японцев.

Будь это учителя, военные, старые и молодые маги или участники соревнований, все подняли вверх брови от удивления, атмосфера стала напряженной.

 – Ты смотри-ка, ей палец в рот не клади! Но зачем ты тут высказываешь свое мнение? – спросила одна обольстительная девушка из отряда государственной охраны. Она не скрывала презрения к Цзян Шао Сюй.

 – Честно говоря, весь этот ваш банкет никчемная затея. Мы в обед уже наелись всяких вкусных блюд в Осаке. А вообще, это странно. Город прекрасной еды, но вот люди как раз таки наоборот, чувствуешь себя некомфортно с ними. Но мы оставили следы своих ног на ваших лицах. Теперь нам пора на следующий этап! – говоря это, Цзян Шао Сюй начала вставать из-за стола, в ее словах был порох, который вот-вот должен был взорвать эту башню.

После этих слов все японцы в западной башне были рассержены не на шутку!

Цзян Шао Сюй видела значки разрешения, выданные им госохраной, в виде следов на их лицах – интересная метафора, которая разозлила японцев в ресторане башни.

На банкете тут же наступила тишина, но это лишь было затишье перед бурей!

 – Цзян Шао Сюй, перестань… – Мо Фань потянул девушку за рукав.

Ванюэ Цяньсюнь уже поела и, вставая из-за стола, она увидела, как Мо Фань отговаривает заносчивую Цзян Шао Сюй.

 – Вы наелись в Осаке, а мы все еще голодны. Хотите подраться, то подождите пока мы поедим, потом уж устроим битву, – продолжал Мо Фань.

Все японцы западной охранной башни были сильно смущены.

Ванюэ Цяньсюнь еще не успела отпустить гнев, подкативший к горлу, как серебряная ложка у нее в руке начала издавать звук от вращения!